Лента новостей
«Братья-мусульмане» назвали смерть экс-президента Египта убийством Политика, 22:16 Киселев пообещал выплатить 2,6 млн руб. за реконструкцию виллы Общество, 22:02 Во время учений НАТО в Польше загорелся лес Общество, 21:58 Макрон выступил против выхода России из Совета Европы Политика, 21:55 В МИД Украины предрекли «мрачный сценарий» газового кризиса из-за России Экономика, 21:49 В работе сервиса Gmail произошел сбой Технологии и медиа, 21:43 ООН назвала год падения численности населения России ниже 100 млн Общество, 21:36 ООН опубликовала прогноз численности населения планеты к 2050 году Общество, 21:32 Михаил Бабич сменил должность, но сохранил Белоруссию Политика, 21:26 Из-за турбулентности на рейсе Приштина — Базель пострадали десять человек Общество, 21:25 Российский легкоатлет получил четыре года дисквалификации за допинг Спорт, 21:22 Российская саблистка завоевала бронзу на чемпионате Европы по фехтованию Спорт, 21:20 СМИ сообщили подробности смерти экс-президента Египта Мурси в суде Политика, 21:16 Тотти объявил об уходе из «Ромы» после 30 лет в клубе Спорт, 21:08
Бизнес ,  
0 
Индустрия будущего — игры: анонс свежего номера журнала РБК
В январско-февральском номере журнала мы традиционно пишем об одной из отраслей с блестящими перспективами. На этот раз «индустрия будущего» — это компьютерные игры
Фото: Владислав Шатило для РБК

В 2018 году игры официально стали круче, чем кино: по продажам за первый уик-энд игра Red Dead Redemption 2 обошла все голливудские блокбастеры за всю историю кинематографа, собрав $725 млн. Индустрия компьютерных игр вышла на невиданный уровень и, судя по всему, не собирается останавливаться. Коммерческие и производственные рекорды Red Dead Redemption 2 мы собрали в материале «Набег на Голливуд».

Игра Fortnite чуть больше чем за год существования обзавелась культовым статусом: в нее играют сотни миллионов пользователей, она приносит миллиарды долларов разработчику Epic Games, ее стримы собирают десятки миллионов просмотров, а виральные движения персонажей копируют миллионы людей. Журнал РБК изучил, из чего складывается феномен Fortnite и как вокруг него образовывается целая экосистема — об этом в материале «Эра Fortnite».

Российский геймдев — от английского game development, разработка игр — на фоне мировых гигантов выглядит, конечно, скромнее, но он бурно растет и развивается вместе с отечественным рынком. По данным компании J’son & Partners Consulting, с 2012 по 2017 год объем российского рынка компьютерных игр увеличился втрое, до 101,3 млрд руб. А как прогнозировала в 2017 году компания PwC, темпы роста российского рынка видеоигр будут одними из самых высоких в мире, и в 2021 году его объем достигнет $3,7 млрд при совокупном среднегодовом темпе роста в 17,8%.

В России есть свои крупные независимые игроки вроде студии «Кефир», создателя социальной игры «Тюряга» (в нее играют с 2010 года и до сих пор) и мобильной игры Last on Earth, которая уже принесла компании более $150 млн. Скоро студия обещает сделать новую «бомбу» для покорения мира — сейчас лишь 5% аудитории игр «Кефира» находится в России. Сотрудники студии во главе с основателем Андреем Пряхиным живут и работают в Волгограде, а на корпоративы летают на Мальдивы. «Если мы не будем номером один, для нас это не считается», — так Пряхин обозначает главный лозунг компании. Подробнее о волгоградской студии — в материале «Кефир» директора Пряхина».

Еще одна российская студия, которая хочет покорить мир, — Mundfish. В мае 2018-го Twitter взорвался перепостами трейлера игры Atomic Heart — первого релиза студии. Целью основателей Mundfish стало создание большой франшизы, которая встанет в ряд с такими играми, как BioShock и Fallout. «Продано!», «Абсолютно дикая штука», «Так должны сегодня выглядеть игры», — писали о трейлере и пользователи, и западные игровые СМИ. Позже к восторгам добавилась доля скепсиса: сможет ли юная студия, как обещала, выпустить свою первую игру к 2020 году, и будет ли она так же хороша, как ее трейлер? О том, как Mundfish пытается сделать игру Atomic Heart глобальной франшизой, — в материале «Большая мечта».

Играть днями напролет и зарабатывать в разы больше, чем офисный клерк: этот сценарий стал реальным благодаря развитию стриминга — прямых трансляций онлайн-игр. Доход 27-летнего американца Ninja достигает $500 тыс. в месяц, топовые российские стримеры пока зарабатывают по 1–2 млн руб., но уже собирают тысячи зрителей в прямом эфире. Мир стримеров очень закрытый — они неохотно отвечают на предложения о сотрудничестве, да и рекламодатели часто побаиваются работать с 20-летними игроманами. Журнал РБК поговорил с тремя популярными стримерами и узнал, почему они не успевают тратить заработанное, как подняться на стримах, если ты девушка, и почему Twitch победит YouTube: об этом в материале «Профессия — стример».

В рубрике «Крупный план»: объем российского рынка распределения государственных заказов в 2017 году достиг гигантских 6,3 трлн руб. Рядом с ним вырос сравнительно небольшой, но растущий бизнес профессиональных жалобщиков — людей, которые оспаривают и срывают госзакупки, в том числе за деньги и в чужих интересах. Журнал РБК изучил эту странную отрасль и нашел человека, который считает себя крупнейшим жалобщиком в России — об этом расследование «Киллеры госзаказа».

Имя уроженца Екатеринбурга Никиты Шамгунова нечасто встретишь в российских деловых СМИ. Между тем его карьера — образец пути глобального русского предпринимателя 2010-х годов. Переехав в США для работы в Microsoft и Facebook, Шамгунов со временем стал сооснователем собственного бизнеса — ускорителя баз данных MemSQL. Менее чем за десять лет работы компания привлекла более $100 млн от ведущих инвесторов Кремниевой долины и заполучила в клиенты Comcast, Uber и Samsung, а в конкуренты — Amazon, Google и Oracle. Как программисту из Екатеринбурга удалось с нуля построить бизнес на $400 млн, читайте в материале All Your Base Are Belong to Us​.

Об этом и многом другом читайте в журнале РБК № 1–2 за 2019 год, который поступил в продажу 24 декабря.