Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Украинцы поддержали легализацию каннабиса и сокращение Рады Политика, 18:53 Глава МВД Белоруссии заявил об идущей в стране войне Общество, 18:50 Как четверти ретейлеров удалось увеличить выручку в 2020 году РБК и SAP, 18:48 В мэрии Москвы обсудили введение QR-кодов для кафе и ресторанов Политика, 18:46 Военные медики приедут в Курган после обращения местных врачей к Путину Общество, 18:46 Футболист «Реала» посоветовал не отдавать пас своему одноклубнику Спорт, 18:35 Власти Украины назвали причины крушения Ан-26 под Харьковом Общество, 18:29 Поставщик кислорода для Коммунарки опроверг информацию о дефиците сырья Бизнес, 18:26 Бизнесмену Быкову предъявили обвинение в подстрекательстве к убийству Общество, 18:22 Откройте для себя Россию: десять мест для автопутешествий РБК и Cordiant, 18:19 Bugatti показал 1850-сильный гиперкар Bolide Авто, 18:16 Чемпион Bellator заявил о превосходстве команды Емельяненко над UFC Спорт, 18:03 Путин потребовал сохранить программы лечения детей с редкими болезнями Общество, 18:03 Александр Гудков снялся в проморолике 2-й Триеннале музея «Гараж» Стиль, 18:00
Нефтяной кризис ,  
0 

Нефтяные компании просчитали стресс-сценарий при цене $30

Нефтяные компании просчитали стресс-сценарий на 2016 год при цене на нефть $30 за баррель, как им рекомендовало Минэнерго. Добыча не пострадает, но федеральный бюджет не досчитается $50 млрд, подсчитали эксперты

«Будем снижать инвестиции»

В январе 2016 года министр энергетики Александр Новак рассчитывает провести итоговое совещание с главами нефтяных компаний, где планируется обсудить в том числе экономику их проектов при низких ценах на нефть. Министр попросил нефтяников подготовить несколько стресс-сценариев, в том числе при цене на нефть «как минимум $30 за баррель», и просчитать последствия при такой цене. Об этом он рассказал на встрече с журналистами.

Новак напомнил, что себестоимость добычи нефти на традиционных месторождениях в Западной Сибири оценивалась в $3–5 при курсе 35 руб. за доллар, а при нынешнем курсе (70 руб. за доллар)  — вдвое меньше.

В четверг мировые цены на нефть отошли от 11-летних минимумов. Нефть марки Brent на торгах в Лондоне подорожала на 1,5%, почти до $38 за баррель, а среднегодовая составила около $50.

Большинство нефтяных компаний уже провели такие расчеты, рассказали РБК их официальные представители.

«Роснефть» просчитала экономику своих проектов при различных ценах на нефть, в том числе и $30 за баррель. «Мы не считаем этот сценарий основным, но при таком развитии событий будем снижать инвестиции», — сообщил РБК пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев, не уточнив размеров снижения. Он напомнил, что бюджет на следующий год в бизнес-плане компании просчитан при цене на нефть $45 за баррель. «И это консервативный сценарий», — подчеркнул он, рассчитывая, что цена на нефть может вырасти. 17 декабря совет директоров компании также утвердил план финансово-хозяйственной деятельности на 2016–2017 годы, который предполагает увеличение капитальных вложений на треть по сравнению с 2015 годом (650 млрд руб.). ​

Подъем со дна: в какую цену барреля верят нефтяные магнаты
Фотогалерея 
<p><strong><span style="font-size:16px;">Вагит Алекперов, </span> </strong><em>основной владелец компании ЛУКОЙЛ</em><br />
<br />
<strong>&mdash; Какой будет цена на&nbsp;нефть в&nbsp;ближайший&nbsp;год? </strong><br />
<br />
&mdash; Мы&nbsp;считаем, что цена на&nbsp;нефть достигла своего дна в&nbsp;$59&ndash;60. Это тот уровень, ниже которого цена в&nbsp;ближайшее время, наверное, не&nbsp;снизится. Мы&nbsp;ждем, может, не&nbsp;резкого, но&nbsp;стабильного, консервативного роста в&nbsp;ближайшие три года. Но&nbsp;я не&nbsp;думаю, что в&nbsp;этот период цена достигнет $70 за&nbsp;баррель.</p>

<p><strong>&mdash; Какой курс рубля при такой цене нефти был&nbsp;бы для вас оптимальным? </strong></p>

<p>&mdash; Мы&nbsp;не влияем ни&nbsp;на цену на&nbsp;нефть (на&nbsp;нее влияет мировое потребление),&nbsp;ни&nbsp;на курс рубля. Но&nbsp;для нас сегодня очень важна стабильность курса, его предсказуемость: инвестиционный цикл в&nbsp;нефтяной отрасли значительный, так что эти факторы ключевые. Я&nbsp;считаю, что тот коридор, в&nbsp;котором курс находится сегодня,&nbsp;&mdash; 50&ndash;57&nbsp;руб. за&nbsp;доллар &mdash; он, наверное, сбалансирован. Цена $60&ndash;65 ограничила активные инвестиции в&nbsp;шельфовую нефть на&nbsp;территории&nbsp;США. Страны ОПЕК уже продекларировали, что уровень поддержки цен $60&ndash;65 за&nbsp;баррель их&nbsp;удовлетворяет. Все эти факторы говорят нам о&nbsp;том, что эта цена будет стабильной.<br />
<br />
<strong>&mdash; То&nbsp;есть явный проигравший в&nbsp;противостоянии с&nbsp;ОПЕК &mdash;&nbsp;США?</strong><br />
<br />
&mdash; Никакого противостояния, по&nbsp;сути, не&nbsp;было. Надо учитывать, что страны ОПЕК добывают 30% от&nbsp;мировой добычи нефти, контролируют более 80% рынка сырой нефти, их&nbsp;влияние на&nbsp;нефтяные цены огромно. Скорее всего, предсказуемость действий стран ОПЕК будет влиять на&nbsp;нефтяные цены и&nbsp;в будущем. Участники ОПЕК смогли остановить огромный поток инвестиций в&nbsp;развитие нефтяных проектов в&nbsp;Соединенных Штатах:&nbsp;мы&nbsp;сейчас наблюдаем сокращение числа буровых установок, а&nbsp;шельфовая нефть без бурения быстро истощается. В&nbsp;то&nbsp;же время США&nbsp;&mdash; крупный потребитель и&nbsp;импортер нефти, поэтому здесь для страны уже положительный эффект проявляется.<br />
<br />
<strong>&mdash; Вы&nbsp;давно и&nbsp;активно лоббируете доступ на&nbsp;шельф для независимых компаний&nbsp;и, кажется, близки к&nbsp;успеху. Будет&nbsp;ли ЛУКОЙЛ инвестировать в&nbsp;шельфовые проекты при нынешнем уровне цен и&nbsp;сколько готов в&nbsp;них вложить?</strong><br />
<br />
&mdash; Я&nbsp;буду уверен в&nbsp;том, что это решение принято, только&nbsp;когда оно пройдет все законодательные процедуры. Конечно, это нелогично &mdash; ограничивать собственные компании в&nbsp;возможности инвестировать в&nbsp;собственной стране. Должны быть равные условия для всех, особенно в&nbsp;такой тяжелый период, который мы&nbsp;сейчас наблюдаем. Но&nbsp;пока есть ограничения по&nbsp;инвестициям. Мы&nbsp;также понимаем, что в&nbsp;ближайшее время наши иностранные партнеры не&nbsp;смогут работать в&nbsp;Арктике. Нужно, конечно, привлекать национальный капитал, национальные компании для того, чтобы активно начать разрабатывать месторождения, которые могут быть открыты в&nbsp;Арктике.<br />
<br />
<strong>&mdash; И&nbsp;все-таки&nbsp;когда и&nbsp;сколько? </strong><br />
<br />
&mdash; Шельфовые проекты сами по&nbsp;себе имеют большой инвестиционный цикл. Допустим, мы&nbsp;на Каспии сделали первое открытие в&nbsp;1995 году, а&nbsp;первую нефть получили в&nbsp;2008 году, то&nbsp;есть инвестиционный цикл на&nbsp;шельфе составляет 7&ndash;15 лет от&nbsp;начала поиска до&nbsp;первой разработки. На&nbsp;разведку, если нам дадут такую возможность, мы&nbsp;готовы выйти очень оперативно. Сложно сказать, сколько денег потребуется. На&nbsp;каждом месторождении до&nbsp;начала разработки нужно пробурить как минимум три разведочные скважины. Это минимум $1 млрд. Компания готова эти деньги выделить на&nbsp;поиск месторождений. Мы&nbsp;готовы за&nbsp;счет того, что оптимизирует свои затраты за&nbsp;пределами Российской Федерации.</p>

<p><strong>&mdash; Где будете брать деньги, с&nbsp;учетом того&nbsp;что влияние санкций чувствуют на&nbsp;себе все компании, даже&nbsp;те, которые непосредственно под них не&nbsp;попали? </strong></p>

<p>&mdash; Конечно, мы&nbsp;чувствуем сдержанность банков в&nbsp;выдаче кредитов. Но&nbsp;ЛУКОЙЛ всегда имел и&nbsp;сегодня имеет инвестиционный рейтинг. Мы&nbsp;два дня назад погасили свои еврооблигации на&nbsp;$1,5 млрд. Нам необходимы длинные деньги для нашего цикла. И&nbsp;сегодня эти сложности, конечно, могут ограничить возможности наших инвестиций. Мы&nbsp;чувствуем санкции:&nbsp;к&nbsp;примеру, наш партнер Total не&nbsp;стал реализовывать с&nbsp;нами проект по&nbsp;разработке нефти в&nbsp;Западной Сибири. Потихоньку это&nbsp;все, конечно, сказывается.</p>

<p><strong>&mdash; Собираетесь&nbsp;ли возвращаться в&nbsp;Иран или участвовать, к&nbsp;примеру, в&nbsp;продаже иранской нефти? </strong></p>

<p>&mdash; В&nbsp;продаже иранской нефти мы&nbsp;точно не&nbsp;участвуем. Нам не&nbsp;предлагали, да&nbsp;мы и&nbsp;не заинтересованы вести торговые операции. Наш офис на&nbsp;территории Ирана работает, есть планы по&nbsp;изучению ряда провинций&nbsp;там, мы&nbsp;работаем активно с&nbsp;министерством нефти Ирана и&nbsp;с национальной нефтяной компанией. Мы&nbsp;уверены, что при снятии ограничений на&nbsp;территории Ирана у&nbsp;нашей компании будет конкурентное преимущество.</p>

<p><strong>&mdash; Как вам кажется, при нынешней цене на&nbsp;нефть будет&nbsp;ли увеличиваться в&nbsp;нефтянке присутствие государства? Вы&nbsp;чувствуете для ЛУКОЙЛа такую угрозу? </strong></p>

<p>&mdash; Я&nbsp;считаю, присутствие государства в&nbsp;нашей отрасли и&nbsp;так чрезмерно. Особенно после того, как &laquo;Башнефть&raquo; стала государственной компанией. Я&nbsp;уверен, что сохранение конкурентной среды в&nbsp;России&nbsp;&mdash; это единственная реальная возможность для государства оценивать и&nbsp;затраты, и&nbsp;отдачу от&nbsp;отрасли, которая определяет и&nbsp;социальное развитие, и&nbsp;наполнение бюджета.</p>

<p><strong>&mdash; Германа Грефа часто спрашивают, сколько банков должно быть в&nbsp;стране? А&nbsp;сколько нефтяных компаний? </strong></p>

<p>&mdash; Чем больше, тем лучше.</p>

<p><strong>&mdash; Если &laquo;Башнефть&raquo; выставят на&nbsp;продажу, вы&nbsp;будете заинтересованы в&nbsp;этом активе? </strong></p>

<p>&mdash; Мы&nbsp;не рассматривали возможность покупки компании на&nbsp;территории России&nbsp;и&nbsp;не рассматриваем возможность того, чтобы нас кто-то приобрел. Таких сценариев&nbsp;нет. Мы&nbsp;развиваемся динамично как частная вертикально интегрированная компания, для нас сегодня открыт весь&nbsp;мир, компания ЛУКОЙЛ присутствует в&nbsp;52 странах. Сейчас готовимся к&nbsp;инвестициям в&nbsp;Мексике, которая открывается после 60&nbsp;с&nbsp;лишним лет, с&nbsp;тех&nbsp;пор&nbsp;как была национализирована местная нефтяная промышленность. Мы&nbsp;активно работаем в&nbsp;Западной Африке. Компания инвестирует в&nbsp;проекты, которые приносят наибольшую выгоду. Но&nbsp;мы все-таки считаем, что инвестиции на&nbsp;территории России наиболее приемлемы для ЛУКОЙЛа. Мы&nbsp;&mdash;&nbsp;российская национальная компания, мы&nbsp;знаем геологию, мы&nbsp;успешны в&nbsp;разведке. ЛУКОЙЛ &mdash; одна из&nbsp;немногих, которая каждый год компенсирует тот объем добычи, который производит</p>

ЛУКОЙЛ просчитал различные сценарии: от роста до падения нефтяных цен. Как объяснял журналистам на прошлой неделе президент компании Вагит Алекперов, она продолжит платить зарплаты и работать даже при цене $9–12 за баррель, но вынуждена будет «обнулить инвестиции» и сокращать добычу. Он полагает, что среднегодовая цена нефти в 2016 году будет колебаться на уровне $50 за баррель. Именно такая цена заложена в бизнес-плане компании. «У нас есть стрессовый сценарий на $40 за баррель. Есть производные расчеты на $30», — рассказал Алекперов в интервью телеканалу «Россия 24» в четверг. Детали этих расчетов представитель ЛУКОЙЛа не комментирует.

Глава «Газпром нефти» Александр Дюков в интервью «России 24» во вторник говорил, что рентабельность добычи компании сохранится даже в случае падения цен на нефть до $15: «При $15 за баррель нефти добыча на наших традиционных обустроенных месторождениях все равно будет продолжаться и будет приносить прибыль». При $20 за баррель у «Газпром нефти» будет расти добыча. А в среднесрочной или долгосрочной перспективе Дюков ожидает возвращения цен к уровню $90–100 за баррель, который он считает «справедливым и правильным для потребителей и производителей». Стресс-тест при $30 за баррель представитель компании не комментирует.

Представитель «Зарубежнефти» Рустам Кажаров утверждает, что стресс-сценарий «Зарубежнефти» просчитывался при цене $25–30 за баррель в 2016 году, и выяснилось, что при такой цене компания «не уходит в минус и не сокращает инвестиции». Этот сценарий не предполагает падение добычи или заморозку зарубежных проектов, добавляет он. Консервативный сценарий в бизнес-плане компании составляет $35 за баррель, говорит он.

В бюджете «Башнефти» на следующий год заложена цена $60 за баррель. Стресс-сценарий при $30 представитель компании комментировать не стал.

Минус $50 млрд в бюджете

Портфельный управляющий GL Financial Group Сергей Вахрамеев считает, что при $30 за баррель и ниже будут закрываться самые высокозатратные проекты российских нефтяников, в первую очередь речь идет о разработке и геологоразведке новых месторождений с отсутствующей инфраструктурой, а также трудноизвлекаемой нефти и шельфовых проектов. Скорее всего, при такой цене останутся рентабельными только действующие месторождения Западной Сибири. Но на добыче 2016 года это вряд ли скажется, считает эксперт: она может даже немного вырасти на инвестициях прошлых лет (по итогам 2015 года ожидается на уровне 533,6 млн т). Но если нефть подешевеет до $30 и будет держаться на таком уровне хотя бы в течение двух лет, то в России начнется падение добычи до 2% в год, предупреждает Вахрамеев. В этом случае страна столкнется с нарастанием дефицита бюджета, что приведет к новым налоговым изъятиям у нефтяных компаний, полагает он.

Главный экономист VYGON Consulting Сергей Ежов подсчитал, что при $30 за баррель нефтяные доходы бюджета будут ниже в 2,3 раза в долларовом выражении (почти на $50 млрд) по сравнению с заложенными в бюджете $50 за баррель. Но с учетом девальвации рубля это практически не скажется на добыче, считает он.

В текущих условиях $30 за баррель является скорее базовым сценарием, добавляет консультант VYGON Consulting Дарья Козлова. «Для стресс-сценария, особенно с точки зрения доходов бюджета, стоит рассматривать снижение котировок до $15–20 в наступающем году. Тогда поступления от НДПИ и экспортной пошлины практически будут равны нулю», — предупреждает она.

По оценкам VYGON Consulting, при $30 за баррель крупнейшие нефтяные компании будут генерировать операционный денежный поток на уровне $60 млрд. При наличии на счетах более $80 млрд вполне реально погасить долги (около $16 млрд в 2016 году), обеспечить финансирование инвестпрограмм и выплатить дивиденды, отмечает Козлова.

Магазин исследований Аналитика по теме "Нефть"