Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
The Hollywood Reporter включил «Левиафана» в список лучших фильмов Общество, 17:41 В Минске прошла акция протеста против интеграции с Россией. Фоторепортаж Общество, 17:38  В Роскомнадзоре ответили на сообщения о блокировке статьи The Village Технологии и медиа, 17:34 Российский лыжник победил на этапе Кубка мира Спорт, 17:33 Порошенко предложил в Париже забрать из рук Путина «кнут для Украины» Политика, 17:31 Суд арестовал бывшую замглавы Щелково по делу о мошенничестве на ₽2 млн Общество, 17:25 В Киеве сообщили о принятии основного сценария реинтеграции Донбасса Политика, 17:20 «Нафтогаз» назвал невозможным вариантом предложение Медведева по газу Экономика, 17:13 «Мегасайенс»: что исследует российская фундаментальная физика РБК и Нацпроект «Наука», 17:10 Умер сыгравший в сериале «Друзья» актер Рон Либман Общество, 16:59 ОКР нашел способ отправить атлетов на Олимпиаду после обвинений WADA Спорт, 16:58 Лукашенко заявил о готовности покупать российский газ за $200 Общество, 16:39 Тренер «Оренбурга» подал в отставку после крупного поражения от «Тамбова» Спорт, 16:28 Эксперт заявил в конгрессе США о риске 6 млн финансистов потерять работу Технологии и медиа, 16:23
Бизнес ,  
0 
$14 млрд на формулах: как американский ученый заработал на математике
76-летний Джим Саймонс считается одним из самых успешных управляющих хедж-фондов. За прошлый год основанный им фонд Renaissance Technologies принес ему $1,1 млрд – один из самых высоких доходов среди коллег
Основатель фонда Renaissance Technologies Джим Саймонс (Фото: Getty Images)

Несговорчивый ученый

Родившийся в 1938 году Джеймс (Джим) Харрис Саймонс вырос в Бруклине, пригороде Бостона. Как пишет Bloomberg, уже в три года будущий ученый задавался математическими вопросами: например, почему в машине может кончиться бензин, если при делении его количества наполовину, сколько бы раз ни повторять этот мысленный эксперимент, всякий раз будет что-то оставаться (тем самым маленький Джим открыл для себя знаменитые парадоксы Зенона).

Неудивительно, что после окончания средней школы он поступил в Массачусетский технологический институт, где изучал математику. А точнее, то решал по ночам сложные задачи, то сражался с друзьями, такими же увлеченными математиками, в покер. После получения степени бакалавра Саймонс отправился в Калифорнийский университет в Беркли, где, к удивлению своего научного руководителя, всего за два года получил докторскую степень по математике. Молодой ученый остался в научной среде: сперва преподавал в родном вузе Массачусетса, затем в Гарварде.

Но постепенно Саймонс разочаровывался в академической математике. Кроме того, ему, уже имевшему семью, хотелось больше денег. Выход предложил принстонский Институт военного анализа – заниматься математикой, а параллельно взламывать коды для Агентства национальной безопасности. Впрочем, проработал он на оборонку недолго. В 1965 году США начали бомбардировки Вьетнама, а двумя годами позже президент института генерал Максвелл Тейлор написал в New York Times Magazine статью в поддержку вьетнамской войны. Саймонс ответил ему в том же журнале, что не согласен с мнением генерала и что к вьетнамскому вопросу надо подходить весьма осторожно. В результате 29-летнего Саймонса уволили.

Новая работа нашлась быстро: ученого пригласили в Университет Стони Брук, чтобы тот обновил состав преподавателей «захиревшего» отделения математики и пригласил туда настоящих звезд – и ему это удалось.

Инвестор с секретами

Еще в начале 1960-х Саймонс с приятелями начали заниматься бизнесом: они вложили свои небольшие сбережения в завод по производству виниловых напольных покрытий. Дела у завода пошли хорошо, и в 1974 году Саймонс с партнерами решили инвестировать $600 тыс. в товарные фьючерсы. В то время контракты на сахар взлетели ввысь, и спустя всего семь месяцев начинающие инвесторы имели уже $6 млн. И тогда Саймонс основал Monemetrics – инвесткомпанию, предшественницу Renaissance. Его идея состояла в том, чтобы использовать математическую модель для торговли валютой. Один из его бывших коллег по Институту военного анализа Леонард Баум разработал соответствующую модель, а другой его коллега, уже по университету Стони Брук, Джеймс Экс, выяснил, что ее можно использовать для торговли чем угодно – от пшеницы до сырой нефти. Математические модели были улучшены, и в 1988 году Саймонс с Эксом основали хедж-фонд, который назвали Medallion – в память о медалях, заработанных ими в различных состязаниях ученых.

1990-е годы оказались для Medallion весьма успешными. В 1994 году его доходность составила 71% (S&P 500 тогда упал на 1,5%), а в 2000-м и того больше – 98,5% (S&P 500 тогда просел на 10,1%). В среднем же за 11 лет существования, по конец 2000 года, фонд, в котором работали 148 человек, продемонстрировал среднегодовую доходность в 43,6%. И это несмотря на то что Саймонс к тому моменту по разным причинам оказался без своих изначальных партнеров и разработчиков моделей.


Бизнес Джеймса Саймонса в цифрах

$600 тыс. – с такой суммы Саймонс и его партнеры начали свои инвестиции

$1,1 млрд принес ему фонд Renaissance Technologies в прошлом году

98,5% составила в 2000 году доходность фонда Medallion

$25 млрд составляли активы под управлением Renaissance Technologies в середине прошлого года

$35,9 млн – на такую сумму Саймонс купил акции BlackBerry в декабре 2014 года

В $14 млрд оценивает состояние Саймонса журнал Forbes

Источники: Bloomberg, Forbes, Preqin


В 2005 году Саймонс организовал Renaissance Institutional Equities Fund (RIEF), инвестирующий в компании, чьи акции котируются на американских биржах. В этом фонде он был уверен не менее, чем в Medallion: по словам основателя, RIEF теоретически смог бы когда-нибудь управлять активами в $100 млрд. Пока что, однако, он даже не приблизился к этой фантастической цифре: по данным Bloomberg, в конце 2014 года размер RIEF не достигал и $5 мрлд (и даже в рекордном 2007 году составил лишь $30 млрд). Годом позже появился еще один фонд – Renaissance Institutional Futures Fund (RIFF), вкладывающий средства в сырьевые фьючерсы.

Свои секреты успешный управляющий раскрывать, что вполне понятно, не спешит. Например, в 2007 году на вопросы о Medallion он отвечал Bloomberg примерно так:

– Что вы можете сказать о торговой стратегии Medallion?

– Не много.

– Сколько различных стратегий он использует?

– Много.

Medallion, закрытый для внешних инвесторов, по-прежнему самое успешное детище Саймонса. Как сообщает The Wall Street Journal, он лишь однажды потерял деньги (-0,5%) – в первом квартале 1999 года. Неудивительно, что Саймонс получил от участников рынка и СМИ прозвище «король количественного анализа» – Quant King (от quantitative – количественный; о фондах, использующих математические алгоритмы для принятия решений).

Канадский феникс

Реформы Ченя

Для канадского производителя некогда культовых бизнес-смартфонов BlackBerry прошлый год стал переломным. Новый директор Джон Чень, возглавивший компанию в ноябре 2013 года, начал постепенно вытаскивать ее из ямы, в которую она угодила в 2012 году. Ему удалось заметно снизить убытки компании: если в сентябре–ноябре 2013 года чистый убыток превысил $4,4 млрд, то в сентябре–ноябре прошлого года (третий квартал финансового года BlackBerry) он сократился до $148 млн.

Чень изменил стратегию компании, сфокусировавшись на корпоративных решениях вместо розницы. Интерес вызвал и новый квадратный смартфон BlackBerry Passport, получивший недавно премию iF Design Award 2015. Удостоен награды был и смартфон BlackBerry Z3, который, однако, собирает тайваньский гигант Foxconn.

Рост после спада

Усилия нового главы BlackBerry не остались не замеченными рынком: акции компании постепенно дорожают после минимума, достигнутого в декабре 2014 года. В середине января котировки канадского производителя продемонстрировали резкий скачок: на фоне сообщения Reuters о якобы намечающейся покупки BlackBerry компанией Samsung акции подорожали на 30%, до $12,6 за штуку. Позже обе компании опровергли новость о сделке.

Еще одним стимулом для роста акций стало сообщение о сотрудничестве BlackBerry с Google по обеспечению защиты недавно представленной платформы Android for Work. Разработки BlackBerry помогут защитить личную зону смартфона от доступа посторонних (в том числе сетевых администраторов работодателя, у которых будет доступ только к рабочей зоне гаджета).

Аутизм и BlackBerry

В 2008 году, когда активы Renaissance Technologies упали более чем вдвое, с $36 млрд до $17 млрд, его основатель предложил купить долю в компании китайскому 200-миллиардному фонду China Investment Corp. Сделка, однако, не состоялась. В 2010 году Саймонс ушел с поста гендиректора Renaissance Technologies, поставив на свое место двух программистов, некогда вместе работавших в IBM, – Роберта Мерсера и Питера Брауна.

Сам он, тем временем, продолжает получать проценты от доходов фонда, благодаря чему его нынешнее состояние достигает $14 млрд, по данным Forbes. Часть своих средств он тратит на благотворительность: поддерживает научные исследования в области математики и физики, а также изучение причин возникновения аутизма (некогда одному из детей Саймонса был поставлен такой диагноз).

Действия Саймонса как инвестора, проигрывавшего крайне редко, до сих пор привлекают внимание участников рынка. Так, по обнародованным в феврале данным Комиссии по ценным бумагам и биржам США (SEC), он приобрел в декабре 3,3 млн акций BlackBerry на сумму $35,9 млн через фонд Medallion. Для инвесторов это стало знаком того, что акции компании, восстанавливающейся после тяжелого кризиса, являются весьма надежными.

Законы финансовых рынков представляют собой особую проблему, говорит Саймонс. В отличие от законов, регулирующих физику или химию, они, как правило, меняются с течением времени. «Спрогнозировать ход кометы легче, чем курс акций Citigroup», – говорит он. – Привлекательность, конечно, заключается в том, что вы можете сделать больше денег, успешно предсказывая курс акций, чем предсказывая движение кометы».

Рейтинг самых успешных менеджеров хедж-фондов в 2014 году по версии Forbes

Стив Коэн (заработал $1,3 млрд)

Основатель фонда SAC Capital в прошлом году вернул все деньги внешним инвесторам, переименовал фонд в Point72 Asset Management и теперь управляет только семейным состоянием.

Рэй Далио и Джордж Сорос (по $1,2 млрд)

Основатель крупнейшего в мире хедж-фонда Bridgewater Associate (активы под управлением – $157 млрд) Рэй Далио заработал $1,2 млрд.

Эмигрант из Венгрии, известный активным участием в благотворительной деятельности, а также причастностью к обвалу британского фунта в 1992 году, Джордж Сорос, как и Коэн, управляет только средствами семьи.

Билл Экман, Кен Гриффин и Джим Саймонс (по $1,1 млрд)

Для основателя Pershing Square Capital Management Билла Экмана, в свое время объявившего войну Herbalife, прошлый год был весьма удачным: доходность его крупнейшего фонда составила 37,2% – примерно втрое больше, чем рост S&P 500. Сам Экман заработал в результате $1,1 млрд.

Кен Гриффин (Citadel LLC) в прошлом году увеличил активы под управлением своего фонда с $16 млрд до $24 млрд.

«Квантовый король» Джим Саймонс хотя и не участвует официально в управлении созданным им фондом Renaissance Technologies, тем не менее не отошел полностью от дел и комиссионные получает.

Ларри Роббинс ($600 млн)

Основатель Glenview Capital Management сделал ставку на здравоохранение.

Андреас Халворсен ($550 млн)

Эмигрант из Норвегии, начинавший карьеру в знаменитом Tiger Management, основал в 1999 году Viking Global Investors. Сейчас компания управляет $30 млрд.

Дэвид Шоу и Дэвид Теппер (по $400 млн)

Шоу – еще один математик, успешно применивший математическую модель для инвестирования. Ранее он руководил операционной деятельностью фонда D.E. Shaw & Co, а сейчас сосредоточился на исследовательском направлении.

Основатель Appaloosa Management Дэвид Теппер опустился со второй строчки рейтинга, которую он занимал по итогам 2013 года, когда заработал $3,5 млрд.

В рейтинге 25 самых успешных топ-менеджеров хедж-фондов по итогам прошлого года не оказалось одного из лидеров 2013-го Джона Полсона (тогда он заработал $1,9 млрд), так как большинство его фондов, по данным Bloomberg, потеряли деньги. Всего 25 лидеров заработали за прошлый год $12,5 млрд – почти вдвое меньше, чем годом ранее, когда их общие доходы достигли $24,3 млрд. В 2013 году американский фондовый рынок переживал бум: S&P 500 тогда вырос на треть.