Лента новостей
В больнице сообщили о тяжелом состоянии Инны Чуриковой Общество, 08:45 ЦБ отозвал лицензию у банка «Жилкредит» Финансы, 08:42 Как вписать здоровый образ жизни в ваш ритм. Тест РБК и Philips, 08:30 СМИ узнали о планах ФСБ получить право отменять авиарейсы за границу Общество, 08:22 Россия завоевала десятую медаль на ЧМ по водным видам спорта Спорт, 08:14 СМИ назвали мотив совершившего поджог студии аниме в Японии Общество, 08:12 Почему автогиганты отказываются от обаятельных малолитражек — Bloomberg Pro, 08:04 Росстат назвал количество россиян с зарплатой больше миллиона Экономика, 08:00 Мохнатая лапа в правительстве: как робот-мишка встретился с Путиным Pro, 07:59 В Свердловской области в многоквартирном доме произошел взрыв газа Общество, 07:47 28 человек не полетели в Ереван резервным бортом после ЧП в Шереметьево Общество, 07:30 В японском аэропорту отменили все рейсы из-за повреждения ВПП молнией Общество, 07:02 7 самых востребованных домашних гаджетов на новый лад РБК и Philips, 07:02 США ввели первые ограничения против Турции за покупку С-400 Политика, 07:01
ПМЭФ-2017 ,  
0 
Герман Греф — РБК: «Реформа номер один — судебная и правоохранительная»
Президент Сбербанка Герман Греф в интервью РБК на ПМЭФ рассказал, в каких реформах более всего сейчас нуждается Россия, когда может сократиться роль государства в экономике и что он считает главной угрозой XXI века
00:40 О том, чего ждать после президентских выборов
03:18 Об огосударствлении российской экономики
04:35 О системе регулярного менеджмента
06:54 О новой философии «Сбербанка»
09:25 О системах кибербезопасности
15:28 О главной угрозе XXI века

Россия после 2018 года

— Чего ждать после президентских выборов?

— Я могу только сказать о пожеланиях участников завтрака (традиционное мероприятие Сбербанка, проходящее на ПМЭФ. — РБК). Специально после выступления экспертов мы попытались провести голосование. И 80% присутствующих на завтраке — это члены правительства, губернаторы, первые лица российских и международных компаний — называли необходимость реформ в качестве императива продолжения развития страны после 2018 года.

Второй вопрос, который мы обсуждали, — приоритизация: какие именно реформы, в какой последовательности проводить, стоит ли проводить все реформы одновременно. Мы пришли к консенсусу, что приоритетными являются реформы государственного управления, судебной и правоохранительной сферы. Вместе эти два пункта набрали 56% голосов участников, то есть эти две реформы являются приоритетными.

Реформа номер один — судебная и правоохранительная, номер два — реформа государственного управления. Много говорилось о том, что сейчас такой век, когда подготовленные программы — это очень важно и нужно, но все будет определять лидерство будущего состава кабинета министров, тех, кто будет руководить правительством и ведомствами. Три ключевых вывода, к которым мы пришли: императив необходимости реформ, приоритет реформ государственной власти и управления правоохранительной, судебной сферы и особое внимание к подготовке лидеров.

— Многие бизнесмены говорят о растущей роли государства в экономике. Как можно победить проблему? На ваш взгляд, она актуальна? Вас не пугает огосударствление, идущее в российской экономике?

— Идут два процесса, к сожалению. Первый — усиление регулирования во всех сферах. Второй — увеличение доли государственного присутствия в экономике. Оба тренда не способствуют экономическому росту. На вопрос «Что нужно сделать?» ответили участники нашего завтрака — нужно начинать с повышения эффективности государственной власти. Если государственная система будет ориентирована на результат, то есть в данном случае на экономический рост и на повышение социальной защищенности населения, то это автоматически приведет к тому, что люди в первую очередь ревизируют роль государства и объем его участия в экономике. И я думаю, что одним из первых действий будет снижение этой роли и дебюрократизация.

— В Центре стратегических разработок вы возглавляете рабочую группу по реформе госуправления. Что удалось сделать и каким образом систему госуправления можно изменить в нынешних условиях?

— Мы подготовили первый драфт этой программы. В ближайшее время он будет обсуждаться с администрацией президента и правительством. Дальше он будет доработан по замечаниям, которые будут высказаны, и как программа ляжет на стол президенту.

С чего начать? Если ответить коротко, в бизнесе это называется система регулярного менеджмента — внедрить все элементы регулярного менеджмента, которые включают в себя: 1) ясное целеполагание; 2) ясные инструменты по достижению цели; 3) внедрение HR-цикла (цикла управления персоналом) на государственной службе, чтобы набирались люди по открытым прозрачным процедурам, была конкуренция, была система подготовки, переподготовки, продвижения наиболее талантливых государственных служащих, система их результатов и вознаграждение за достижение результата и ликвидация страха принятия решений; 4) должна быть очень прозрачная система измерений результатов деятельности государственных служащих; 5) должна быть постоянная обратная связь от бизнеса, интересантов, стейкхолдеров, ради которых проводятся все эти реформы и действия. Это те элементы эффективной системы управления, которые должны быть созданы и имплементированы.

— Вы в Сбербанке последние несколько лет внедряли эту систему и сейчас объявили новую философию, основанную на том, что время — главный ресурс и вы стремитесь к тому, чтобы его экономить. В чем основная суть тех преобразований, которые эту философию будут поддерживать?

— Первое. Мы понимаем, что мы еще недостаточно эффективны. Когда мы провозгласили это, мы сами на себ​я возложили ответственность, потому что понимаем, что будем нарываться на критику. Сбербанк сказал: «Время — это самый ценный ресурс», а сам работает не всегда быстро, не всегда в режиме онлайн.

Мы специально поставили себя в такие условия, когда у нас нет другого пути, кроме как все наши сервисы превращать в онлайновые. Как это делать — хороший вопрос. Мы говорим о том, что все наши процессы без исключения должны быть реорганизованы в режиме end to end. То есть между обращением клиента и получением конечного результата должно пройти наименьшее количество времени, и идеально, когда это время равно нулю, измеряется в миллисекундах, и нет повторных обращений. Это идеал, от него мы начинаем мерить все наши процессы. Это очень тяжело, на это уйдут годы. Но новые технологии позволили нам сформулировать такую сверхамбициозную задачу.

Более того, мы замахнулись не только на собственные сервисы. Мы говорим о том, что будем агрегировать сервисы государственных услуг, сервисы наших клиентов и других поставщиков услуг в онлайн-сферу, будем вовлекать в свои процессы все эти сервисы с тем, чтобы человек получал конечную услугу. Деньги ради денег никому не нужны, деньги нужны ради реализации какой-то другой цели. Мы хотим связать обращение этого человека и получение этой услуги.

— Увеличивая свои инвестиции в технологию и платформу, на которой эти услуги будут предоставляться, вы увеличиваете риски, связанные с кибербезопасностью и безопасностью предоставления ваших услуг. На ваш взгляд, каковы они и прогнозируется ли перспектива роста этих рисков, и каким образом вы их будете контролировать?

— Я бы сказал, что сегодняшние риски уже достаточно велики. Если говорить о нас, все без исключения наши сервисы находятся на платформе и предоставляются в цифровом виде. В последние шесть лет мы очень много средств инвестируем в создание систем кибербезопасности. Если говорить о России, то я не вижу ни одного банка, который бы имел подобную развитую систему, как у нас. Мы достигли показателя 98% при защите наших клиентов от различных рисков кибермошенничества. Выше этой цифры в мире нет. В прошлом году у нас было 96%, в этом году — 98%. 100% рисков пока закрыть невозможно, но мы будем стараться.

Пока цена этого очень высока. Если говорить о Сбербанке, то для всей конфиденциальной информации мы содержим отдельную сеть. Можно нарушить наши системы внешние, но нельзя проникнуть во внутреннюю систему. Это наше внутреннее облако, частное облако. У нас самый крупный в Европе дата-центр, в декабре этого года мы вводим второй, и всю информацию клиентов мы храним в нашем частном облаке, которое закрыто всеми самыми современными средствами киберзащиты. Но этого недостаточно. Для того чтобы быть по-настоящему защищенным, нужно создавать национальную систему кибербезопасности. Для этого мы сотрудничаем с правительством, с другими крупными компаниями. Только все вместе мы можем преодолеть совокупный интеллект хакеров, которых на сегодняшний день насчитывается десятки миллионов по всему миру. В рамках реализации этой концепции мы начали сотрудничество с правоохранительными органами и правительством.

Угрозы и навыки XXI века

— Какими качествами должен обладать человек в XXI веке, чтобы быть спокойным за свое рабочее место?

— Думаю, что спокойствие за свое рабочее место — это не то, чего мы сможем достичь в XXI веке. Это же гонка. Человек всегда ищет спокойное убежище. Когда ему кажется, что он достиг состояния равновесия, это равновесие пропадает. Думаю, что совершенно нерационально ставить цель убежать от какой-то проблемы.

Мне кажется, первый навык XXI века — перестать от этого века убегать, а остановиться, повернуться, открыв глаза навстречу этой проблеме, и понять, что в ней есть вторая составляющая — большая возможность самореализации. Если идет волна, то она может либо захлестнуть тебя, либо ты можешь ее оседлать. Поэтому я бы сказал, что самый главный навык — это возможность открытого мышления, постоянного самообразования и нахождения на этой волне нового, которое будет с неизбежностью преследовать нас всю нашу жизнь. Поэтому в условиях неопределенности, сложности и скорости изменений мы должны быть смелыми, очень гибкими, креативными и иметь возможность использовать самое сильное качество, которое есть у нас как у человечества — взаимодействие друг с другом, обмен информацией. И в этом взаимодействии мы можем решить любую проблему. Поэтому у нас в компании одно из самых важных качеств, которые мы стараемся развивать в себе,​​ — это способность к кооперации, что называется коллаборейшен.

— Что вы считаете главной угрозой XXI века: это изменение климата, неуправляемое развитие технологий? Где главные опасности для человека, бизнеса в том числе?

— Нет какой-то универсальной опасности, и мы большое время тратим на то, чтобы сконцентрироваться на каких-то абстрактных угрозах, влияния на которые мы с вами на самом деле не оказываем. Какое мы с вами можем оказать влияние на распространение радикального ислама? Но это нас с вами почему-то тревожит. Какое влияние мы с вами можем оказать на глобальное потепление? Но мы тратим свое время на это глобальное потепление. Честно говоря, я думаю, что природа значительно умнее, чем мы с вами. Мы видим, что за последние 30 лет в результате глобального потепления на 30% увеличился зеленый покров земли и автоматически утилизируется CO2, который появился в избытке. Мне кажется, первый навык, который должен быть у нас сегодня, — это не тратить драгоценнейшее время на то, на что мы никакого влияния оказать не можем. А на что следует обратить внимание — на тот разрыв, который в каждом из нас есть и на который мы можем оказать влияние: в знаниях, в навыках, в понимании ситуации, в скорости нашей реакции, в креативности, в гибкости. И без устали каждый день заниматься самосовершенствованием, потому что самое главное слово, как мне кажется сегодня — я не претендую на какую-то абсолютную позицию, — это самосовершенствование.

Самосовершенствование

— Где взять на это ресурсы? Вы лично где берете ресурс для того, чтобы обеспечивать свои возможности, в том числе по самосовершенствованию? В пробежке, спорте, работе?

— Смотря о каком ресурсе вы говорите. Если об информационном ресурсе, то его более чем достаточно сегодня. Если говорить об энергетическом ресурсе — это правильный вопрос. И это один из навыков XXI века, как сохранять высокий энергетический уровень в такой быстрой скорости и таком информационном прессинге, особенно когда средства массовой информации не балуют нас хорошими новостями, очень стараются подорвать наш энергетический потенциал.

Мы пытаемся в Сбербанке через наш фонд «Вклад в будущее» инвестировать в эти самые навыки XXI века. Один из них так и называется — управление энергией. Как научиться и научить детей, передать это умение детям, управлять собственной энергией, как поддерживать высокий уровень энергии, физической энергии, интеллектуальной энергии, как сохранять в эпоху такого прессинга со всех сторон высокий уровень позитивной, оптимистической и моральной энергии. Это очень важная задача. Лично я, если говорить о физической энергии, каждый день занимаюсь спортом. Наверное, правильнее это называть физической культурой или фитнесом, потому что спорт — это спорт больших достижений. Каждый день от часа до полутора, каждое утро, потому что мне принадлежит только мое утро, я начинаю с того, что час-полтора я трачу на физические занятия. Иногда я встаю очень непросто, регулярно недосыпаю, но эти час-полтора дают гигантский заряд энергии, и я обычно с большим желанием еду на работу.

— Скажите, если бы у вас было в ближайшее время какое-то свободное время, на что бы вы его потратили?

— На детей.