Бесчеловечный арбитраж: смогут ли роботы заменить юристов
Искусственный интеллект проникает в юриспруденцию и уже начинает конкурировать с «живыми» адвокатами. До полной замены юристов роботами дело не дойдет, но программы уже сейчас могут помочь им в разных сферах
Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

В мае 2018 года в Санкт-Петербурге состоялся уникальный эксперимент — первый в мире «юридический батл» между машиной и человеком. С одной стороны в нем участвовал московский адвокат Роман Бевзенко, с другой — разработанный компанией «МегаФон» робот-юрист LegalApe 2.8. Предметом спора стала возможность регистрации недвижимости на арендованной земле. По условиям, арендовав чужую землю, компания построила там торговый центр и оформила его как собственность. Арендодатель, прознав об этом, подал иск о признании зарегистрированного права недействительным. Бевзенко отстаивал позицию арендодателя, робот — позицию арендатора.

По итогам диспута LegalApe проиграл адвокату со счетом 178 на 243. Члены жюри отметили, что бот концентрировался на форме и букве закона, адвокат же объяснял по существу. Позднее в своем блоге сам Бевзенко пояснил: специалисты «МегаФона» тренировали искусственный интеллект LegalApe более двух месяцев, используя принцип машинного обучения — чем больше разнообразной информации закачивали в робота, тем лучше был его процесс «мышления». По мнению Бевзенко, если вплотную заняться обучением ИИ, через 50 лет роботы-юристы заменят 80-90% живых адвокатов.

Но уже сейчас в юриспруденции есть сферы, где робот справляется с задачей лучше человека — например, посредничество. В начале 2019 года канадский робот Smartsettle ONE за час решил арбитражный спор о недоплаченной сумме за консалтинговые услуги, которые стороны не могли уладить три месяца. Речь шла о £2000, для таких небольших сумм использование робота-посредника оправданно, тогда как для исков на миллионы нужен опытный юрист, который «умеет убеждать людей делать то, что они не хотят», пишет Financial Times. При этом сам факт использования ИИ в юриспруденции полезен с точки зрения сбора big data в помощь «живым» юристам, уверены опрошенные газетой эксперты.

  • «Анализ данных поможет предсказывать путь, который выберет посредник. Правда, здесь есть этическая дилемма: не будет ли это влиять на выбор истцом того или иного юриста для решения арбитражного спора», — отмечает партнер компании Ashurst Мэтью Сандерс.
  • «Учитывая, что 90% споров разрешаются во внесудебном порядке или же прекращаются, основная часть документов так и не публикуется. То есть, данные очень скудны, но они все же есть, — говорит профессор права Технологического института Иллинойса Дэниел Кац. — Если вам хочется понять наклонность коллегии арбитров к тем или иным решениям, есть люди, которые могут это прояснить, но они держат эту информацию у себя в голове. Неплохо было бы сделать ее более доступной».
  • «Занимаясь посредничеством, профессиональный юрист в идеале помогает сторонам нащупать общую почву и выстроить на ней основу для мирового соглашения. Так что процесс арбитража по сути своей является человеческим», — уверен партнер Allen & Overy Джеймс Фримен.