Партнер проекта
Полное погружение: как иммерсивное обучение приходит в компании и школы
К 2022 году мировой рынок обучения на основе виртуальной и дополненной реальности вырастет до $6,3 млрд — и речь идет только о корпоративных клиентах. Как технологии VR/AR использует для обучения российский бизнес?
Фото: Bloomberg

Представьте: вы босс, а перед вами сидит подчиненный, которому нужно сообщить неприятное известие: он уволен. В воздухе прямо перед вами возникает список фраз-подсказок. Ваша задача — выбрать те из них, что выглядят наиболее корректными, и произнести их вслух. Если чувство такта вам отказало, сотрудник может расстроиться и даже ударить по столу кулаком.

Так выглядит виртуальная симуляция, с помощью которой российско-американский стартап Cerevrumобучает менеджеров компаний эффективно взаимодействовать с подчиненными. Стартап — один из пионеров в применении так называемого иммерсивного обучения, задействующего технологии виртуальной (VR) и дополненной (AR) реальности.

Новый подход способен совершить революцию в мире образования: он не только делает процесс усвоения знаний более наглядным и зрелищным, но и позволяет существенно экономить — живых тренеров и преподавателей заменяют 3D-образы, которые тем не менее способны вести диалог.

И в России, и за рубежом главным драйвером развития рынка иммерсивного обучения служит спрос со стороны корпораций. Для большинства школ и университетов оно пока дорого, а вот компании, наоборот, видят в нем способ уменьшить расходы. К 2022 году глобальный оборот от продаж корпоративных решений для VR/AR-обучения вырастет до $6,3 млрд, говорится в отчете исследовательской компании ABI Research. В России в 2018 году число проданных VR-устройств для b2b-сегмента удвоилось и достигло 15 тыс. Какие задачи позволяет решать иммерсивное обучение?

Диалог с воображаемым покупателем

За последние четыре года отечественные корпорации провели до сотни пилотных внедрений обучающих VR-проектов, и порядка 10% из них подтвердили эффективность, говорит Алексей Каленчук, директор по акселерации технологий виртуальной и дополненной реальности фонда «Сколково». Это хороший показатель для пока еще формирующегося рынка, отмечает он. Успешные кейсы есть у Сбербанка, «Сибура», РЖД, «Газпромнефти» и ряда других компаний.

Особенно востребовано VR-обучение в отраслях с высокой текучестью линейного персонала: оно позволяет снизить затраты на постоянное обучение новых сотрудников. В группе «М.Видео-Эльдорадо» адаптацию на рабочем месте и обучение каждый месяц проходят около 250 новых сотрудников магазинов. Чтобы сделать этот процесс более быстрым и эффективным, в середине июля компания провела в десяти магазинах пилотный образовательный VR-проект. Надев специальные очки, продавец оказывался в виртуальном доме с несколькими комнатами, в каждой из которых представлены различные виды бытовой техники: от мультиварок до телевизоров. Путешествуя по дому, каждый «новобранец» изучал ключевые характеристики товаров, после чего проходил тестирование. В компании не исключают планов по масштабированию проекта. «Иммерсивный метод позволит нам расширить компетенции консультантов и сократит срок обучения персонала», — оценивает перспективы такого обучения Иван Гаврилов, руководитель департамента обучения и развития персонала «М.Видео-Эльдорадо».

Цифровая трансформация HR в инновациях Agile Big Data Кибербезопасность Внедрение Инновационный бизнес
Взгляд на будущее бизнеса: пять тенденций постцифровой эпохи

Видя интерес к иммерсивному обучению, инвесторы спешат вложиться в компании, которые им занимаются. В июне этого года Cerevrumпривлек одни из крупнейших для российского VR-рынка инвестиций — $2 млн от фонда Leta Capital и сооснователя Oculus Майкла Антонова. Самый востребованный продукт компании, которая работает на рынке с 2016 года, — симуляции, обучающие продавцов-консультантов правильному общению с клиентами.

Среди клиентов Cerevrum— крупные розничные сети, телекоммуникационные и нефтяные компании: «Ростелеком», Yota, X5 Retail Group, «Газпромнефть», «Сургутнефтегаз». Продажники оттачивают мастерство в диалогах с анимированными клиентами: выбирая правильные фразы, они убеждают купить побольше товаров и услуг. Менеджеры, надев шлемы, учатся не только навыкам управления, но и тому, как корректно увольнять сотрудников. Время от времени в компанию обращаются даже представители сект: они хотят понять, какой эффект могут дать VR-технологии в общении с паствой, рассказывает РБК основатель Cerevrum Наташа Флокси. Но им приходится отказывать, добавляет она.

Наташа Флокси (Фото: Юлия Спиридонова для РБК)

Бизнес интересуется VR-технологиями по нескольким причинам.

  1. Более эффективное обучение. После того как один из клиентов Cerevrum— крупная розничная сеть — провел пилотный курс для продавцов, продажи в пяти категориях продуктов (мясо, рыба, сыры, колбасы и собственное производство) всего за два месяца, в сентябре—октябре 2018 года, выросли на 9,8%. Для сравнения: за целый год (с октября 2017-го по октябрь 2018 года) продажи в тех же категориях выросли в среднем на 12,6%. Корпорации готовы масштабировать пилотный VR-проект, если бизнес-эффект от него составляет более 5%, отмечает Флокси.
  2. Снижение издержек. Использование VR-технологий оказывается дешевле, чем покупка традиционных курсов. В Cerevrumлицензия на одну точку продаж, в которой могут работать до 20 человек, стоит 35 тыс. руб. в год. А стоимость традиционного однодневного тренинга без отработки навыков в «полях» для группы из 12–15 человек составляет, по оценке консалтинговой компании HR-UP, 120–150 тыс. руб. То же касается стоимости обычной программы по введению сотрудника в должность. В Cerevrumрассчитали, что в среднем по рынку она составляет 23 тыс. руб. на человека в месяц (с учетом зарплаты тренера), а если использовать виртуальные симуляции — всего 260 руб.: именно столько составляют в пересчете на среднее число сотрудников оборудование и лицензия. «Мы оцифровываем все обычные процессы, связанные с процедурой введения в должность, и перекидываем их в формат VR, — рассказывает собеседница РБК. — При обычном обучении адаптация нового сотрудника занимает от одного месяца до трех. На это тратятся ресурсы наставника, а ведь его работу может выполнять виртуальный ассистент».
  3. Более быстрая отдача. «Обучающийся получает не сухие теоретические знания, а погружается в ту среду, в которой ему предстоит работать. Общаясь с виртуальным ассистентом, он проговаривает фразы, которые потом будет использовать в работе», — говорит Флокси. Кроме того, большинство людей — визуалы, и им легче воспринимать информацию, которая подается наглядно.
  4. Исключение возможности обмана. Часто люди проходят обучение и сдают тесты друг за друга. В попытке пресечь эту практику работодатели тратят немалые суммы на камеры наблюдения, языковые идентификации и т.п. В Cerevrumв помощь работодателям виртуальные тренажеры оснастили голосовыми и поведенческими биометрическими технологиями, с помощью которых можно идентифицировать каждого сотрудника.

Виртуальный Цицерон

Иммерсивное обучение позволяет не только получать практические знания, но и оттачивать «мягкие» навыки (soft skills). Британский стартап VirtualSpeech, основанный в 2016 году, помогает развивать навыки межличностного общения — готовиться к выступлениям на конференциях, докладам, общению со СМИ. Надев очки виртуальной реальности, директор компании оказывается за столом переговоров со сложными собеседниками или посреди огромной аудитории.

Такая практика может помочь преодолеть застенчивость, попробовать разные стратегии выступления, получить аналитику. «Сейчас нашей платформой и приложениями пользуются свыше 250 тыс. клиентов более чем в 120 странах, — рассказала РБК сооснователь стартапа Софи Томсон. — Мы работаем с компаниями в самых разных отраслях: морские перевозки, телеком, консалтинг, авиация, финансовые операции, банки». Томпсон считает, что VR-обучение сотрудников превратится в мейнстрим в течение ближайших десяти лет.

Регуляторы в инновациях Виртуальная реальность Дополненная реальность Кибербезопасность IT
Возьми то — не знаю что: правовое регулирование виртуальной реальности

Конкурент VirtualSpeech— американский стартап Ovation VR, основанный в августе 2018 года. Оратор берет слово перед оживленной аудиторией, сгенерированной на основе образов реальных людей, и пользуется подсказками для выбора правильной манеры поведения. Выступление перед аудиторией записывается в 3D-формате, так что потом можно оценить себя с любого ракурса.

«Препятствия в развитии VR-технологий сейчас делятся примерно поровну между технической и финансовой сторонами, — рассказал РБК основатель VirtualSpeech Джефф Маршалл. — Требуется повышать удобство и простоту использования оборудования, четкость изображения. И все же даже на нынешнем уровне гарнитуры виртуальной реальности достаточно хороши, чтобы обеспечить все виды полезного пользовательского опыта». Что касается финансов, то инвесторы ориентируются на объемы продаваемой в мире VR-гарнитуры: чем они выше, тем щедрее становятся вложения в стартапы виртуальной реальности.

Гендиректор российского агентства HR-UP, которое занимается в том числе обучением при помощи VR-решений, Иван Канардов вспоминает, как помогал топ-менеджеру крупной компании избавиться от страха публичных выступлений. Для него использовали не только виртуальные очки для имитации ситуации общения с аудиторией, но и аппарат биологической обратной связи, который показывал человеку его эмоциональное состояние еще до того, как оно станет очевидным, например появится испарина или затрясутся руки. По сути, клиент учился и выступать, и контролировать физиологические процессы: дыхание, непроизвольную мышечную активность, пульс и т.д. Результатом испытуемый остался доволен: после обучения стал часто давать интервью телевидению и регулярно выступает на ПМЭФ.

VR расслабляющий

Ударно работающие сотрудники — мечта любого работодателя. «Но есть нюанс. В рейтинге «стран-трудоголиков», который составляет Организация экономического сотрудничества и развития, Россия в 2017 году заняла шестую строчку. При этом, проводя на работе много часов, россияне одновременно демонстрируют довольно низкие показатели производительности труда», — замечает Светлана Драгаева, основательница российско-британской компании Fountain Digital Labs.

Чтобы хорошо работать, сотрудники должны эффективно отдыхать в течение рабочего дня, считает Драгаева. Для этой цели ее компания создала приложение Virry.Life, позволяющее работникам снимать стресс с помощью виртуального общения с дикими животными. Сеансы Virry.Life длятся от 2 до 6 минут и погружают сотрудника в мир африканской саванны: можно, например, совершить путешествие по реке, покормить мясом львицу или поиграть со слоненком. Протестировав приложение на сотрудниках нескольких организаций, предпринимательница поняла, что продукт можно использовать и для определения психоэмоционального состояния работника. Если, к примеру, подчиненный все время выбирает локацию с водопадом, где нет зверей, а психологические тесты вдобавок показывают у него депрессию, это сигнал начальнику о том, что сотруднику пора в отпуск.

На Россию приходится чуть меньше половины заключенных контрактов, остальные продажи решения осуществляются в США и Великобритании.

Химия как зрелище

В числе клиентов VirtualSpeech — также университеты и школы: VR-симуляция позволяет готовить преподавателей к чтению лекций и заранее тестировать их способности к обучению студентов. Основатель компании Джефф Маршалл планирует развивать и направление полноценных VR-лекций, когда студенты с помощью очков и шлемов слушают преподавателя в виртуальной аудитории. Лектор и слушатели при этом могут находиться в разных странах мира, что позволяет экономить время и транспортные расходы.

Школы — не самые богатые клиенты, но предлагать решения для них начинают и многие другие стартапы, изначально работавшие с корпорациями. Например, нидерландская компания VR Owl, среди клиентов которой Ford и Huawei, применяет свою платформу TeachVR для создания уроков по географии, биологии и истории. По словам директора компании по маркетингу Тима Ниджланда, выручка предприятия составляет несколько миллионов долларов в год и растет на 30% ежегодно.

Педагогика Частное образование Школьное образование
«Образованию нужен гибкий подход к ученикам»

VR-технологии идут в школьное образование, но поскольку в этом сегменте основные покупатели услуг — родители детей, рынок еще очень мал и развивается благодаря энтузиастам, говорит Константин Урванцев, основатель франшизы Altair VR «Виртуальная энциклопедия» (проект в области дополнительного образования для детей от 5 до 17 лет). «Рынок VR растет по всему миру, и вряд ли у России какой-то особый путь — вопрос в скорости проникновения новых технологий, — рассуждает Василий Филиппов, основатель компании Mel Science (разрабатывает серии VR-уроков по химии для школьников). — Как правило, ответ на этот вопрос связан с наличием сильного местного игрока — производителя или поставщика VR-оборудования, который активно продвигает эту технологию на рынке».

Константин Урванцев (Фото: Юлия Спиридонова для РБК)

Сейчас в Mel Science предлагают два продукта: один для семей — доставка по подписке химических наборов для экспериментов дома (стоимость в России — 1900 руб. в месяц, в США — $34,9), и второй — для школ: подписка на уроки химии в виртуальной реальности. Такие уроки привлекательны не только своей зрелищностью, но и тем, что могут наглядно показать детям процессы, которые другим способом визуализировать трудно. Например, ребенок видит, как соединяются атомы разных элементов в процессе химической реакции. «VR/AR-технологии нужны там, где что-то сделать по-другому сложно или невозможно, — говорит Филиппов. — Благодаря нашим продуктам ребенок может собирать атомы, играть с ними, делать из них молекулы, работать с веществом на молекулярном уровне. Химия из сложной для понимания науки становится увлекательной и интересной». По его наблюдениям, успеваемость учеников, которые проходят VR-уроки, значительно повышается. Как отмечает Филиппов, у Mel Science более миллиона подписчиков, среди которых — учителя и образовательные учреждения.

Если в Mel Science 95% продаж приходится на зарубежный рынок (в основном США) и лишь 2–3% на Россию, то у Altair VR «Виртуальная энциклопедия», которая с весны 2017 года начала продавать франшизу, большинство партнеров — российские. В нашей стране их 33, и они проводят сеансы для десятков тысяч детей каждый месяц. Зарубежных партнеров 12, они работают в десяти странах (на долю иностранных франчайзи приходится лишь 20% продаж).

Онлайн-образование Иностранные языки EdTech Образование как бизнес
Александр Ларьяновский: «Мы перестаем учить толпу»

За услуги «Виртуальной энциклопедии» в 95% случаев платят родители детей (в среднем по стране — это 250 руб. за урок), но иногда VR-уроки заказывают детские лагеря или детские центры. Чтобы заинтересовать последних, франчайзи приходится выезжать на встречу с педагогами лично и презентовать им программы энциклопедии — сейчас в каталоге компании 58 шоу. Уроки проходят следующим образом: сотрудник компании раздает детям VR-гарнитуры, нажимает на планшете кнопку, и весь класс синхронно погружается в просмотр. Дети оказываются, например, в огромном зале планетария и смотрят программу о природе света и фотосинтезе. Звук подается из общих колонок, сохраняя ощущение коллективного просмотра, дети слышат голоса друг друга.

Искусственный отбор

Иммерсивное образование становится все более доступным по мере удешевления оборудования. Если до 2018 года один комплект VR-оборудования стоил $1–1,5 тыс., не считая разработки образовательного контента, то уже в 2018 году появились доступные VR-гарнитуры по цене от $200, которые не требуют подключения к компьютеру и позволяют воспроизводить большую часть возможных VR-форматов. По словам Светланы Драгаевой, использовать VR-технологии готов даже малый и средний бизнес.

Тем не менее b2b-продажи в сфере новых технологий — все еще сложный процесс, отмечают участники рынка. Хотя технологии и стали более доступными, создавать необходимую для VR-занятий инфраструктуру в офисе готов далеко не каждый работодатель, говорит Драгаева: «Нам долго приходится убеждать клиента в том, что для полноценного рабочего перерыва нужна не переговорная, забронированная в календаре на два часа, а отдельная специально оборудованная комната».

Востребованность иммерсивных решений тесно связана и с развитием искусственного интеллекта, позволяющего делать диалоги с виртуальными персонажами более реалистичными и полезными. «Иногда персонажи VR-тренажеров ведут нелепые диалоги — разработчики не предусматривают всех вариантов развития разговора, и он заходит в тупик, — делится опытом Канардов. — Это как общение с «Яндекс.Алисой» — умному человеку ничего не стоит заставить программу повторяться или уходить от ответа». Настоящий прорыв, считает консультант, произойдет, когда искусственный интеллект научится самостоятельно строить диалоги и будет имитировать разные характеры собеседников.

Дополним картину

Основанная в 2010 году российская компания Itorum в течение пяти лет разрабатывала образовательные курсы с использованием VR-технологий. Но затем переключилась на дополненную реальность: эта технология накладывает сгенерированную компьютером картинку на обычный мир, который видит пользователь. «VR отлично подходит для использования крупными промышленными компаниями: можно смоделировать реальные объекты (например, нефтяную станцию, танкер, корабль) или какие-то условия — взрыв, пожар», — говорит директор по развитию Itorum Сергей Полиненко. Но спрос на такие «фильмы-катастрофы» ограничен, поэтому компания решила сосредоточиться на AR, с помощью которой можно визуализировать практически любую ежедневную операцию на производстве. «Например, показать, как следует правильно закручивать гайки или собирать детали, — говорит Полиненко. — Все это особенно полезно новичкам, которые чаще других допускают ошибки».

Компания планировала визуализировать рабочие процессы с помощью сложных 3D-проекций, которые показывали бы, скажем, как соединять детали. Но такая AR оказалась весьма дорогостоящей технологией. Например, чтобы перевести в нее около 1 тыс. операций, связанных с ремонтом автомобиля, пришлось бы потратить несколько десятков миллионов рублей и до полутора лет. В Itorum решили упростить продукт — стали записывать операции, которые выполняет опытный мастер, чтобы новички затем могли просмотреть их словно глазами профессионала и повторить с большой точностью. Лицензия компании на каждые используемые для обучения AR-очки стоит от 8 тыс. до 150 тыс. руб. в год (в зависимости от сложности симуляции). У Itorumболее 20 клиентов, среди которых — «Сибур», «Газпромнефть», ЛУКОЙЛ, «Полюс Золото», «Филип Моррис» и др. Обычно заказчики покупают от 10 до 200 и больше лицензий.