Лента новостей
Министр обороны Украины опубликовал в Facebook фото разрушенного Кремля Политика, 21:26 Компания Вексельберга приостановила переговоры о слиянии с «Газпромом» Бизнес, 21:18 Глава совдира «Коммерсанта» связал увольнения с подозрением в «заказе» Технологии и медиа, 21:13 Путин поздравил баскетболистов ЦСКА с победой в Евролиге Спорт, 21:10 Журналисты «Коммерсанта» опубликовали письмо к читателям после увольнений Бизнес, 21:09 Бизнес победителей: как увидеть северное сияние в тепле и комфорте РБК и ВТБ, 21:09 Смена портретов: как прошла инаугурация Владимира Зеленского Политика, 20:58 Британские хоккеисты выиграли первый за 57 лет матч в высшем дивизионе ЧМ Спорт, 20:58 СК возбудил дело о взятке против замглавы минсельхоза Краснодарского края Общество, 20:45 Зеленский попросил США ужесточить санкции против России Политика, 20:45 В Австрии после отставки главы МВД развалилось коалиционное правительство Политика, 20:44 Организаторы «Евровидения» ответили на претензии из-за голосов Белоруссии Общество, 20:18 Сборная Швеции по хоккею выиграла пятый матч подряд на чемпионате мира Спорт, 20:13 Reuters узнал о попытках продать загрязненную российскую нефть в Китай Бизнес, 20:01
Технологии и медиа ,  
0 
Партнер «Ростеха» блокчейн-платформа Vostok привлекла $120 млн инвестиций
Блокчейн-платформа Vostok привлекла $120 млн от группы международных инвесторов. Участники рынка говорят, что эта сумма значительно превышает средний объем инвестиций в подобные проекты
Фото: Hannah McKay / Reuters

Блокчейн-платформа Vostok, которая планирует реализовывать проекты для российского госсектора, привлекла $120 млн инвестиций, заявил на презентации в среду, 19 декабря, ее основатель Александр Иванов. О разработке Vostok он объявил еще в апреле, анонсировав, что «главной миссией» нового проекта станет создание масштабной блокчейн-платформы «для реализации проектов крупного бизнеса и государственных институтов». Иванов известен как разработчик еще одного блокчейн-проекта — Waves Platform. Но в отличие от Waves, которая является открытой платформой с неограниченным числом пользователей и транзакций, Vostok — закрытая, получить доступ к данным и проводить транзакции может ограниченный круг лиц.

Как пояснял сам Иванов ранее, у Vostok есть два решения — закрытая платформа на базе технологий распределенных реестров и системный интегратор для ее запуска, поддержки, оптимизации и развития. «Они изначально спроектированы так, чтобы решать актуальные задачи предприятий реального сектора экономики и госинститутов», — отмечал он. У проекта, еще до его запуска, сразу появились госпартнеры. Еще в мае Vostok подписал меморандум с «Дом.РФ» о создании блокчейн-платформы для автоматизации процессов в жилищной сфере. В числе партнеров также госкорпорация «Ростех», «Трансмашхолдинг» и «дочка» Сбербанка — Bi.Zone.

«Инвестиции в блокчейн-платформу в размере $120 млн — это очень крупная сумма, особенно сегодня, когда хайп вокруг темы блокчейна утих. Инвесторы стали подходить к этому вопросу очень избирательно и вдумчиво, анализируя все риски», — отметил интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев.

Зачем блокчейну для госсектора потребовались инвестиции и сколько денег он еще планирует получить, разбирался РБК.

Кто инвесторы

Имена инвесторов не раскрываются. В рамках презентации лишь было озвучено, что это «компании, которые заинтересованы в интеграции платформы и технологий закрытого блокчейна». Это группа более чем из 15 инвесторов, которые представляют приоритетные для проекта рынки — Европу, Китай, Сингапур и Россию, уточнили в Vostok. «Это первый раунд инвестиций», — отмечает представитель компании, добавив, что инвестиции привлечены не в рамках ICO. В обмен на деньги инвесторы получили токены, с помощью которых можно будет подтверждать транзакции в сети: чтобы использовать платформу, клиенты должны будут иметь необходимый для этого баланс токенов.

Как утверждает источник РБК, близкий к одному из партнеров Vostok, минимальный размер инвестиций в рамках раунда составлял примерно $5 млн, а среди зашедших инвесторов — «иностранные фонды и несколько олигархов из России». По его информации, интерес к проекту проявляли, например, совладелец Coalco Василий Анисимов, управляющий партнер фонда Almaz Capital Partners Александр Галицкий и совладелец «Трансмашхолдинга» Андрей Бокарев. Однако Анисимов и Галицкий заявили РБК, что не стали инвесторами этого раунда Vostok. Представитель «Трансмашхолдинга» не ответил на запрос.

Vostok будет запущен весной 2019 года. К этому моменту компания планирует провести еще три раунда инвестирования и суммарно привлечь $600 млн. «Но не исключено, что сумма будет выше, потому что пока мы видим, что инвесторы нас оценивают очень высоко», — рассчитывает Иванов.

«Если сравнивать с ICO, сумма инвестиций большая, но если смотреть на технологические проекты, то для них привлеченная сумма не такая значительная», — сказал гендиректор британской компании Dolfin Денис Наги. Dolfin выступала координатором первого раунда финансирования и будет участвовать во втором, который планируется провести уже в январе, сообщил он.

Представители блокчейн-индустрии указали, что заявленный объем инвестиций выше среднего по рынку​. Несколько лет назад блокчейн-платформы начали привлекать инвестиции в виде традиционного капитала (фиатных денег) и суммы инвестиций составляли десятки миллионов долларов, единицам удавалось привлечь сотни миллионов долларов, заметил источник на крипторынке. «Потом началась волна ICO, в рамках которой средняя инвестиция составляла $30 млн и выше. В последние месяцы инвестиции в блокчейн практически не происходили и рынок находился в состоянии затишья», — сказал собеседник РБК.

По словам ведущего трейдера United Traders Алексея Маркова, если заявленная сумма действительно лежит на счетах Vostok, компания сможет собрать и оставшиеся $480 млн. «$600 млн — достаточно большая сумма для рынка в текущем состоянии, хотя в сравнении с $1,7 млрд, собранными Telegram, вполне достижимая. Насколько быстро соберет Иванов деньги, будет зависеть от всего рынка в целом, а все плохое, что могло произойти в криптоиндустрии, уже случилось, и дальше предвидится только отскок вверх», — говорит он.

Зачем проекту понадобились деньги

«[Полученную от инвесторов] сумму мы планируем потратить в первую очередь на R&D (исследования и разработки. — РБК), привлечение квалифицированных разработчиков, а также маркетинг. Мы планируем выйти за пределы обычного блокчейна, развивать новые технологии, и в этом контексте сумма, которую мы привлекаем, не такая и крупная», — отметил Александр Иванов.

Мариничев все же говорит, что сумма «крупная» и сложно оценить, зачем она потребовалась блокчейн-платформе, но «на разработку технических решений ее более чем достаточно».

Основным преимуществом Vostok ее создатели называют скорость транзакций на блокчейне, которая составит 1 тыс. в секунду. Для сравнения: Bitcoin может обработать максимум семь транзакций в секунду, Ethereum — 20. «Одна из основных проблем новых финансовых технологий, самым распространенным примером которых являются биткоин и другие криптовалюты, в том, что средняя пропускная способность пока находится на уровне девяти транзакций в секунду, тогда как централизованные платежные системы, такие как Visa и Masterсard, в среднем обрабатывают 7 тыс. транзакций в секунду только по США, а на пиковых нагрузках — 40 тыс. транзакций в секунду», — говорил РБК сооснователь консалтинговой компании ModernToken Александр Гаркуша, комментируя планы основателя мессенджера Telegram Павла Дурова запустить блокчейн-платформу TON. Разработчики этой платформы обещают, что она сможет подтверждать миллионы транзакций в секунду.

В начале года TON провела два непубличных раунда ICO: в первом привлекла $850 млн от 81 инвестора, во втором — столько же от 94 инвесторов. Их имена не раскрывались, но об инвестициях в TON заявляли основатель QIWI Сергей Солонин и сооснователь «Вимм-Билль-Данна» Давид Якобашвили. В начале сентября Telegram сообщал инвесторам, что успешно завершил разработку большинства критических компонентов, необходимых для запуска тестовой версии TON. Платформу планировали запустить «позже этой осенью», но пока этого не произошло. Представитель Vostok не считает TON конкурентом для платформы, но не поясняет почему.

По словам представителя компании Bitfury, закрытые блокчейны востребованы у крупных корпораций, банков и государств — там, где необходима прозрачная система, данные которой будут доступны только определенному кругу лиц. Например, Bitfury делает пилотный проект по внедрению закрытого блокчейна для Coca Cola на одном из заводов в Африке. «Компания решила внедрить блокчейн, поскольку средний менеджмент подделывал информацию о том, когда работники приходили на завод, чтобы платить им меньше. Система на блокчейне позволяет создать прозрачную систему учета, а поскольку это закрытый блокчейн, данные доступны только самой корпорации», — рассказал представитель Bitfury.

Насколько реалистичны планы Vostok

Скорость 1 тыс. транзакций в секунду ведущий блокчейн-разработчик компании MultiToken Антон Буков считает вполне реальной, отмечая, что ее можно получить, просто «подкрутив» параметры платформы Ethereum. Однако он считает закрытую систему менее защищенной по сравнению с открытым блокчейном. «Если круг майнеров системы ограничен, манипулировать данными (например, переписать историю) намного проще, — рассуждает Буков. — Можно предположить, что с помощью закрытого блокчейна компании хотят взаимодействовать между собой, например, с помощью смарт-контрактов и достигать консенсусов по спорным вопросам путем голосований. Но определяющим в их взаимодействии все равно будет законодательство и решения судов, а не блокчейн». Кроме того, Буков назвал проект Vostok «достаточно абстрактным», поскольку для заявленного его разработчиками развития технологии искусственного интеллекта и интернета вещей блокчейн не нужен.

Магазин исследований: аналитика по теме "Криптовалюта"