Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Курс евро на 4 февраля
EUR ЦБ: 76,73 (-0,22)
Инвестиции, 16:04
Курс доллара на 4 февраля
USD ЦБ: 70,38 (+0,34)
Инвестиции, 16:04
НОК Украины обсудил возможность бойкота Олимпиады в Париже Спорт, 17:05
В Берлине «приняли к сведению» слова Путина об ответе на танки Политика, 17:03
Школьное образование в Москве. Цифры, факты, инфографика Специальный проект, 16:55
Почему для работы бизнеса в кризис простого риск-менеджмента недостаточно Pro, 16:52
Умер Пако Рабан Общество, 16:51
Минобороны получило первую в 2023 году партию новых БМП-3 Технологии и медиа, 16:48
Власти Краснодарского края опровергли подготовку к военному положению Политика, 16:48
Киберпонедельник — повод инвестировать в себя
До 5 февраля скидка до 50% на максимальный тариф РБК Pro
Купить со скидкой
Военная операция на Украине. Главное Политика, 16:46
«Король и Шут». Когда выйдет сериал и кто в нем играет Life, 16:45
Акции «Газпрома» подорожали на новости о возможном снижении налогов Инвестиции, 16:44
ЦБ введет категорию начинающих инвесторов для торговли с плечом Инвестиции, 16:40
Бизнес способен на большее: как делать отчет для налоговой одной кнопкой РБК и СберБизнес, 16:32
На выставке AIRVent представят инновации в климатическом оборудовании Пресс-релиз, 16:31
Норвегия решила купить у Германии 54 новейших танка Leopard Политика, 16:29
Технологии и медиа ,  
0 

Глава IBS назвал «запрещенные» для работы сотрудников страны

Глава IBS рассказал об увольнении сотрудников, работающих из «запрещенных» стран
В старейшей российской ИТ-компании IBS ввели классификацию стран, откуда сотрудники могут работать, в противном случае они будут уволены. Но, по словам гендиректора IBS, всего за рубежом находится меньше 1% их сотрудников
Григорий Кочаров
Григорий Кочаров (Фото: Михаил Гребенщиков / РБК)

В группе компаний IBS ввели классификацию стран, откуда сотрудник может или не может работать дистанционно, рассказал в интервью РБК гендиректор IBS Григорий Кочаров.

По его словам, все страны разделили на несколько категорий: «запрещенные», «допустимые» и дружественные. К последним относятся Россия и дружественные страны; к запрещенным — страны, которые негативно относятся к России, ввели санкции в отношении российских компаний или входят в НАТО, ЕС и т.д.; к допустимым — нейтральные страны.

«Все, кто уехал в запрещенные страны, должны были вернуться в Россию до 10 ноября. Мы их предупредили, что, если они не вернутся, значит, будут уволены (сколько таких было, он не пояснил. — РБК). Все, кто уехал на допустимые территории, до 1 января должны принять решение, что они будут делать дальше — останутся там, переедут в Россию или на разрешенную территорию. Если они остаются на допустимых территориях после 1 января, то мы будем вынуждены их уволить. Тех, кто находится на разрешенных территориях, мы также стараемся вернуть в Россию или хотя бы сделать их поездку временной», — рассказал Кочаров.

В то же время глава IBS подчеркнул, что из общего числа сотрудников компании уехало меньше 1%. Половина из них сделали это, исходя из «собственных страхов или опасений», рассуждает Кочаров. «Некоторые побоялись мобилизации. Парни первый раз попали в кризис, испугались, убежали. Неприятно, но по-человечески, наверное, понятно», — отметил он.

Кочаров также подчеркивает, что часть сотрудников уехали по причинам, которые не связаны с началом специальной военной операции. «У сотрудницы муж получил карьерное повышение, его перевели в офис компании в другой стране. Что делать? Супруга едет за мужем. А это, может быть, страна, которая не очень хорошо относится к России. Что теперь — семью ломать? Часть случаев мы рассматриваем в индивидуальном порядке и находим решения, помогая сотрудникам. Конечно, уход за родителями или восстановление семьи — важная причина, наверное, даже важнее позиции компании по тому, какая страна разрешенная, какая запрещенная», — подытожил он.

Что происходило с ИТ-кадрами

После начала специальной военной операции на Украине Российская ассоциация электронной коммерции (РАЭК) оценила, что по результатам «первой волны» миграции из России уехали около 50–70 тыс. ИТ-специалистов, а «во вторую волну», в апреле, могли уехать еще 70–100 тыс. В «Руссофт» ожидали, что по итогам первого полугодия из России уедут около 40 тыс. айтишников, но впоследствии заявили, что реальное число уехавших составило около 25 тыс. При этом в конце весны представители Минцифры и правительства говорили, основываясь на данных сим-карт, что часть уехавших специалистов — до 85% — вернулись в Россию.

На фоне «первой волны» Минцифры предложило пакет мер для удержания в стране разработчиков программного обеспечения, которые в том числе включали новые льготы по налогам и кредитам для ИТ-компаний, ипотеке со ставкой 5% для айтишников на период работы, отсрочку от призыва на военную службу и ряд других. Указанная отсрочка не распространялась на объявленную 21 сентября частичную мобилизацию, но впоследствии Минцифры добилось права на отсрочку от мобилизации для тех ИТ-специалистов, которые работают полный день в аккредитованных ИТ-компаниях, а также тех, чья специальность и направления подготовки высшего образования вошли в специальный перечень министерства (включает 195 направлений).

Несмотря на введенные меры, отток ИТ-специалистов продолжался. В конце сентября исполнительный директор Ассоциации предприятий компьютерных и информационных технологий (АПКИТ) Николай Комлев прогнозировал, что отток ИТ-кадров из страны в ближайшее время может оказаться в два-три раза больше, чем весной.

В начале ноября глава Минцифры Максут Шадаев заявил, что министерство в настоящее время формулирует условия программы возвращения в Россию специалистов в ИТ-области. По словам Шадаева, в этой ситуации не стоит вопрос «экономических условий», а специалисты должны понимать, что им «нечего бояться» в России.

Авторы
Теги