Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
«У нас нет ожиданий пузыря»: Дмитрий Шевченко — об отсрочках в ретейле Pro, 15:54  Как открыть агентство недвижимости с оборотом 1 млрд руб. в месяц РБК Стиль и Henderson, 15:41 Самолет с премьером Болгарии аварийно приземлился в Софии Общество, 15:35 Число неподтвержденных транзакций в сети Bitcoin выросло на 8700% Крипто, 15:30 Следственный эксперимент с обвиняемым в убийстве Соколовым. Фоторепортаж Общество, 15:24  Сообщение о работе Верзилова в Meduza оказалось ошибкой СМИ Общество, 15:21 Дюков сообщил о несогласованном с РФС выпуске Adidas формы сборной России Спорт, 15:20 Тренды здорового образа жизни будущего: во что вкладывают богатые РБК и Райффайзенбанк, 15:12 Глава внешней разведки предсказал СНВ-III «печальную судьбу» ДРСМД Политика, 15:11 Главным редактором «Новой газеты» вновь избрали Дмитрия Муратова Технологии и медиа, 15:09 РФС предложил Черчесову продлить контракт со сборной России Спорт, 15:07 Нечеловеческая комедия: лучшие фотографии конкурса Comedy Wildlife Awards Стиль, 15:05 Экс-доцента вывели на следственный эксперимент в шлеме и бронежилете Общество, 15:02 Российских судей назначили на два отборочных матча Евро-2020 Спорт, 15:01
С.-Петербург ,  
0 
Вкладчикам позволят вернуть деньги из обанкротившихся банков
Конституционный суд РФ защитил вкладчиков обанкротившегося банка

Конституционный суд России (КС) защитил права обманутых банковских вкладчиков. Соответствующее постановление опубликовано сегодня на сайте суда. Дело рассматривалось без проведения публичных слушаний.

Поводом для рассмотрения дела стали жалобы вкладчиков банков «Первомайский» и «Мастер-Банк». Все они заключали договоры с банком под завышенные проценты и не смогли вернуть свои деньги.

Вкладчики ЗАО «Первомайский» открыли вклады в период с июня по декабрь 2012 года в дополнительном офисе «Геленджикский». Все договоры заключались в здании банка, в присутствии его работников, осуществлявших обслуживание клиентов банка. Один из вкладчиков даже неоднократно вносил дополнительные деньги на счет (последний раз – 3 млн рублей), а также получал проценты по вкладу. Однако весной 2013 года банк отказал вкладчикам в досрочном возврате денег. Основанием стало то, что договоры между ними и банком заключены не были, поскольку подписавшее их лицо (директор дополнительного офиса «Геленджикский») не имело полномочий на совершение этих сделок от имени банка, а деньги в кассу банка не поступали.

Вкладчики ОАО «Мастер-Банка» заключили договора банковского вклада в период с декабря 2012 года по май 2013 года сроком на один год. Во всех договорах содержалось указание на то, что документом, удостоверяющим прием вклада, и основанием для исполнения банком принятых на себя обязательств является сам договор. В ноябре 2013 года приказом Банка России у «Мастер-Банк» была отозвана лицензия на осуществление банковских операций, а решением Арбитражного суда города Москвы банк был признан банкротом и в отношении него открыто конкурсное производство. Вкладчики обратились к конкурсному управляющему с заявлениями о включении их денежных требований (суммы вкладов с начисленными процентами) в первую очередь реестра требований кредиторов банка, в чем им было отказано. Суды признали договоры ничтожными, так как они не соответствовали типовой форме договора и нормам оформления вкладов. Вклады клиентов обанкротившегося «Мастер-Банка» также не были отражены на счете банка.

Однако Конституционный суд встал на сторону вкладчиков. В своем решении высокие судьи отмечают, что внесение средств на счет банка вкладчиками может доказываться любыми выданными ему банком документами. И если договор был заключен от имени банка неуполномоченным лицом, то необходимо учитывать, что для гражданина соответствующее полномочие представителя может явствовать из обстановки, в которой он действует. «Суды должны учитывать различный уровень профессионализма сторон в этой сфере правоотношений, например, на реальной возможности гражданина настаивать на изменении формы договора и проверке полномочий лица, действующего от имени банка», - отмечается в решении КС. Суд не вправе квалифицировать договор как ничтожный в тех случаях, когда разумность и добросовестность действий вкладчика при заключении договора и передаче денег неуполномоченному работнику банка не опровергнуты. В таких случаях бремя негативных последствий должен нести банк, считают судьи.

Оспариваемое гражданами положение пункта 1 статьи 836 Гражданского кодекса РФ «Форма договора банковского вклада» признано не противоречащим Конституции, но дела заявителей должны быть пересмотрены с учетом истолкования КС.

Задайте вопрос Владимиру Мединскому
Министр ответит в прямом эфире 22 ноября на самые популярные вопросы читателей РБК