Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Путин поручил губернаторам закрыть на ночь кафе и рестораны Общество, 11:15
В полиции заявили об отсутствии жалоб от задержанных фанатов «Спартака» Спорт, 11:13
Почему в госзакупках важен уровень банковского сервиса Партнерский материал, 11:12
Путин поручил нарастить тестирование и обеспечить изоляцию людей с COVID Политика, 11:06
В Москве загорелся дом на Тверской, где расположено торгпредство Вьетнама Общество, 11:03
ТАСС и «МК» сообщили о пропаже в Москве актрисы Светланы Светличной Общество, 11:02
Ведущий к МКАД участок Южной рокады в Москве построили более чем на треть Город, 11:01
В Москве втрое выросло число сделок с эскроу-счетами в новостройках Недвижимость, 10:56
Десять неудобных вопросов облачному провайдеру РБК и Мегафон, 10:54
Российский вратарь установил рекорд в НХЛ Спорт, 10:51
Центр «Вектор» показал фото дельта-штамма COVID-19 Общество, 10:49
В полиции сообщили о задержании пяти фанатов после игры «Зенит»—«Спартак» Спорт, 10:48
Платить станет легче: разбираем новые правила таможни за III квартал Pro, 10:48
Посол ФРГ сообщил о подготовке встречи глав МИД в «нормандском формате» Политика, 10:33
Следите за курсами на РБК
Санкт-Петербург и область ,  
0 

Угол Невского и Желябова: Петербург лишают еще одного памятного места

Фото: «Яндекс.Карты»
Фото: «Яндекс.Карты»

Существующая с конца XIX века аптека на углу Невского и Большой Конюшенной закрывается на ремонт и реставрацию. После этого Смольный собирается открыть здесь другое заведение, для чего сейчас ищут нового арендатора взамен обанкротившейся сети «Петрофарм», владеющей аптекой.

Вывод об изменении профиля можно сделать из ответа Комитета по госиспользованию и охране памятников Петербурга (КГИОП) на запрос депутата Бориса Вишневского. Подписавший ответ председатель КГИОП Сергей Макаров считает: «Появление аптеки не связано с первоначальным функциональным назначением объекта и его архитектурно-художественным решением... Учитывая вышеизложенное, дополнение существующего предмета охраны объекта предложенной вами фразой «исторически ценное функциональное назначение — аптека» не является обоснованным».

РБК Петербург попросил экспертов высказать свое мнение о целесообразности ликвидации аптеки в этом месте.


Алексей Лепорк, искусствовед, историк архитектуры, научный сотрудник Отдела Западноевропейского изобразительного искусства Государственного Эрмитажа:

«Для меня важно не то, что аптека в этом здании появилась более 100 лет назад, а что на моей памяти она была здесь всегда. Память места важна не только для Петербурга, а вообще для любого города.

У городской среды должны быть какие-то константы. Когда житель города выходит на улицу, он хочет быть уверенным, что всегда найдет на привычных местах нужные ему заведения — пышечную, мороженицу, магазин, аптеку. Людям важно куда-то заходить автоматически, по привычке, как всегда.

Ценность аптеки на углу Невского и Желябова (я предпочитаю в данном случае прежнее название этой улицы) еще и в том, что она до сих пор выглядит как старая советская аптека, а во многом еще и досоветская — с деревянными прилавками, мраморными ступенями, громоздкими деревянными дверями и т.д.

На этом перекрестке много уже что исчезло — осталась только пышечная и Дом книги. Мороженица с привычным за много лет дизайном исчезла. И это печально.

Даже если бы аптека, о которой мы говорим, появилась всего 50 лет назад, это придавало бы ей ценность. 50 лет назад — это 1970-е годы. Почувствовать те времена мы сейчас можем только в Хельсинки, где войдя в кафе мы видим сохраненный дизайн того времени. А у нас такого дизайна практически не осталось. Как, впрочем, и дизайна 1960-х и 1950-х годов. У нас по-моему не осталось ни одного магазина с дизайном сталинских времен, некоторые из которых были настоящими шедеврами, уникальными с дизайнерской точки зрения. Но все это исчезло.

Привычное заведение — это еще и место неожиданных встреч. Например, единственный раз, когда я встретил режиссера Додина не в театре, а в бытовой обстановке, это было именно в аптеке.

Нам могут сказать, что скоро мы вообще перестанем ходить в заведения за покупками — все будет доставляться по онлайн-заказам. Но тогда мы вообще ничего не сможем защищать».


Иван Микиртумов, доктор философских наук:

«При определении судьбы этой аптеки разумно, на мой взгляд, оценить роль трех факторов. Первый — доходы в бюджет Петербурга. Второй — востребованность у потребителей, горожан и туристов. Третий — значение для культурного наследия Петербурга.

Власти, судя по ответу на запрос Бориса Вишневского, считают важным только первый фактор. С одной стороны, действительно, аптека — коммерческое предприятие и сдача ей в аренду городских метров в самом центре должно приносить доходы бюджету города. Нынешний ее владелец, аптечная сеть «Петрофарм», обанкротился, налоги и аренду помещения вероятно платит плохо. Но ведь его можно заменить на более успешную аптечную сеть, каковых в городе несколько. Место на углу Невского и Большой Конюшенной привлекательно, желающие найдутся.

Такое решение мне представляется оптимальным и в силу второго и третьего факторов. Аптека в этом месте, безусловно, нужна местным жителям, — город у нас живой, в центре не только офисы и магазины, а другой аптеки поблизости нет. Нужна она и туристам, которые города не знают. На Невском их, понятное дело, всегда много, и аптека эта будет элементом дружественной туристам городской среды, в путешествии, как мы знаем, всякое случается. А ведь эта аптека ещё и круглосуточная.

Важен и третий фактор. Эта историческая аптека — памятник социальной истории Петербурга, наравне с квартирами-музеями знаменитых людей, памятными местами, вроде места дуэли Пушкина, Сенатской площади и т.д. Историческое заведение в некоторых случаях даже важнее исторического здания. Кирпичи или ступеньки лестницы, по которой ходил, скажем, Некрасов, — те еще свидетели истории. А вот если какой-то ресторан, кафе, аптека, баня, магазин, прачечная, парикмахерская, кинотеатр, табачная или газетная лавка, фотоателье, скверик существуют не один век, то благодаря ним удерживаются и элементы традиционного уклада городской жизни. Такие объекты во многих старых городах мира принято сохранять. Сюда можно отнести и учебные заведения — школы и университеты, дома престарелых, музеи, театры, пожарные депо, офисы городских властей, судов, полиции.

С одной стороны, кажется, что никакого смысла это не имеет, влияния на текущую нашу жизнь не оказывает, но это не так. Мы сами не замечаем, в какой степени историческое место заставляет нас думать, чувствовать и действовать с оглядкой на прошлое, с немым почтением к нему. Если говорить об аптеках, то есть прекрасный пример — аптека Пелле на 7 линии Васильевского острова. Её сохранили, несмотря на то, что она находится в месте не самом посещаемом, и ее коммерческий оборот наверняка не очень большой. Но она стала неотъемлемой частью этой живописной части города — вместе с Андреевским собором и Андреевским рынком.

Мне кажется, что властям надо проявить гибкость и учесть все три фактора. Руководствоваться коммерческим расчетом как общим принципом, безусловно, следует, но всегда есть очевидные исключения, реализуя которые мы ущерба не нанесём. Одна старая и соответствующим образом оформленная аптека на Невском будет интереснее, чем просто кофе или бутик, каковых множество. Можно в одном помещении совместить аптеку с другими объектами — в рамках, конечно, здравого смысла. В Москве в парках оборудованы павильоны с консультативно-диагностическими функциями, где и от коронавируса прививают. Нужно ли это прямо на Невском, — едва ли, но что-то другое может быть, — хоть мёд продавай, хоть янтарь, хоть травы целебные, хоть веники, хоть морсы, лимонад и минеральную воду. В старину за «Сельтерской» и за «Виши» как раз в аптеку и ходили. А ещё за мятными лепёшками. Знать бы что это, но, наверное было вкусно».


Мнения спикеров могут не совпадать с позицией редакции

Подготовил: Владимир Грязневич

Повтор публикации от 19.07.2021