Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Грузинская оппозиция заявила о моральном кризисе в стране Политика, 18:15 Что произошло за выходные. Главные новости РБК Общество, 18:05 Лукашенко исключил появление российских танков в Польше Политика, 17:59 Сборная России вылетела на матч отбора Евро-2020 против Сан-Марино Спорт, 17:47 Кремль назвал краеугольным закон об особом статусе Донбасса Политика, 17:30 Как наслаждаться отдыхом без чувства вины РБК и Renault, 17:22 В Белоруссии заявили о желании снизить цену на импорт российского газа Политика, 17:20 Автобус сбил женщину с ребенком в Москве Общество, 17:18 Буксировка украинских кораблей из порта Керчи. Фоторепортаж Общество, 17:12  В московском метро человек повредил скульптуру Мадонны Общество, 17:02 Погранслужба ФСБ назвала дату передачи украинских военных судов Политика, 17:00 Появилось видео с лезгинкой Глушакова на свадьбе партнера по «Ахмату» Спорт, 16:46 В Кремле заявили о планах на встречу «нормандской четверки» до конца года Политика, 16:36 Возвращение задержанных Россией украинских кораблей. Что важно знать Политика, 16:31
С.-Петербург ,  
0 
Уникальная сделка: почему продажа игроков не приносит стабильного дохода

Петербургский «Зенит» ведет переговоры о продаже аргентинского защитника Леандро Паредеса, на которого претендуют сразу два клуба из Западной Европы. Сначала в СМИ появилась информация, что «Зенит» договорился о продаже аргентинца за 36 млн фунтов, что примерно соответствует 40 млн евро. А сегодня издание L’Equipe сообщило, что Паредес перейдет в «Пари Сен-Жермен» за 47 млн евро. Так или иначе трансфер Паредеса может стать для петербургского клуба крупнейшей сделкой со времени продажи бразильского нападающего Халка китайскому клубу «Шанхай СИПГ» — как и тогда, петербургский клуб получит неплохую прибыль. Однако подобные продажи — разовые события для «Зенита», уверены эксперты РБК Петербург, и клуб вряд ли способен превратить трансфер в настоящий бизнес.

Владислав Бачуров, спортивный обозреватель:

«Российские клубы не могут и не смогут регулярно зарабатывать на продаже игроков. В первую очередь, потому что наши клубы переплачивают при покупке игроков. Уровень футбола у нас ниже, чем в пятерке ведущих европейских чемпионатов, а уровень зарплат — высокий.

Иностранные футбольные легионеры не рвутся в Россию, хотя зарплаты в нашей стране у футболистов не ниже, чем в Европе, но их пугает удаленность, средний уровень чемпионата, отсутствие интереса к нему в Европе (то есть выпадание из поля зрения тренеров сборных), тяжелый климат, уровень жизни (по крайней мере, репутация об этом), да и много разных бытовых проблем: незнание языка, жена не хочет переезжать, сыр невкусный.

Свои футбольные таланты мы тоже не можем продавать в Европу на потоке (хотя есть исключения — ЦСКА умудрился продать Александра Головина в «Монако» за 30 млн евро). Но спроса на наших юниоров особого нет: из-за лимита на легионеров стоимость российских игроков высока, зарплаты тоже, спрос внутри страны — большой, а за границей им и денег таких не предложат, и с акклиматизацией у них возникают проблемы — языка часто не знают, мотивация снижается: считают, что раз оказался в Европе — уже всего в жизни достиг. Плохо они приживаются в Европе и, блеснув поначалу, возвращаются обратно не со щитом, а на щите — зализывать раны, доигрывать, и редко кто — попытаться вернуться на свой уровень (как Сергей Семак после вояжа в «Пари Сен-Жермен»).

Между тем, есть страны, в которых некоторые клубы «заточены» на то, чтобы растить, а потом продавать молодых игроков. В Голландии это клубы «Аякс» (Амстердам), «ПСВ» (Эйндховен), «Фейенорд» (Роттердам). Самая знаменитая в стране, а то и в Европе — это юношеская академия «Аякса», здесь выросло немало великих футболистов, которых затем перекупили ведущие клубы Европы — Весли Снайдер, Златан Ибрагимович, Патрик Клюйверт. В прошлом году за 17, 5 млн (не считая бонусов) «Рома» купила 19-летнего сына Патрика Клюйверта — Джастина). А 23 января в среду «Барселона» объявила о покупке 21-летнего полузащитника «Аякса» Френки де Йонга за 75 млн евро (плюс еще 11 млн «Аякс» получит в виде бонусов). Еще один пример — это Португалия, где на продажах молодых футболистов зарабатывают клубы «Порту», «Бенфика», «Спортинг». Например, одного из лучших футболистов последнего десятилетия Криштиану Роналду в возрасте 18 лет «Манчестер Юнайтед» за 20 млн евро купил у «Спортинга».

Впрочем, если играющий в России иностранный футболист хочет проявить себя, особенно в матчах еврокубков, то у него есть шанс вернуться в Европу уже с более высокой репутацией (как Никола Влашич из ЦСКА).

Но серьезно заработать на продаже футболистов не получается ни у кого из отечественных клубов. Более того, из клубов бывшего СССР есть только один пример регулярных заработков на перепродаже иностранных футболистов (в основном, бразильцев) — это донецкий «Шахтер».


Владислав Алексеев, бывший гендиректор футбольного клуба «Динамо СПб», доктор педагогических наук:

«Пока российские клубы не получают постоянного дохода от покупки и продажи игроков, трансферы носят разовый характер. Например, если Паредес будет продан за озвученную сумму — более 40 млн евро, «Зенит» получит неплохую прибыль.

Но попытки сделать трансферы постоянным источником заработка из российских клубов делает только ФК «Спартак». Сейчас он освободился от многих игроков и делает ставку на молодежь, которую вырастил сам. Скорее всего, руководство клуба рассчитывает, что через какое-то время эту молодежь можно будет выгодно продать.

Что касается «Зенита», то он пока только покупает и продает иностранных игроков. Клуб делает ставку на то, чтобы покупать иностранцев, «обкатать» их, а затем продать задорого. С тем, чтобы вырастить своих талантов и потом их дорого продать, у «Зенита» пока не складывается.

Тем не менее, я уверен, что в ближайшие годы мы будем свидетелями того, как российские клубы все-таки займутся «выращиванием» и продажей собственных игроков. Это логичное направление для развития, и скоро наши клубы к этому придут».


Мнения спикеров могут не совпадать с позицией редакции.

Задайте вопрос Владимиру Мединскому
Министр ответит в прямом эфире 22 ноября на самые популярные вопросы читателей РБК