Лента новостей
В РЖД объяснили остановку продажи билетов до станции Шиес Общество, 23:43 Каракас заявил о новой попытке переворота с участием генерала из тюрьмы Политика, 23:41 Латвия опубликовала заявление 7 стран о «неверном сигнале» России в ПАСЕ Политика, 23:22 Хорошо ли вы спите. Тест РБК и Philips, 23:07 Власти назвали сроки поставки С-400 Индии Политика, 23:01 Киев ответил на предложение Москвы по морякам фразой «так не будет» Политика, 22:48 ЦБ разъяснил бизнесу меры по предотвращению блокировки счетов Экономика, 22:44 Минобороны сообщило об атаке боевиков дронами на авиабазу Хмеймим Политика, 22:38 СК проверит данные о растлении несовершеннолетних отравителем москвичей Общество, 22:07 Глава медицинского штаба «Спартака» оценил состояние Айртона после травмы Спорт, 21:59 НАТО договорилось об ответе на случай выхода России из договора о ракетах Политика, 21:46 ПАСЕ выбрала генсекретарем Совета Европы представительницу Хорватии Политика, 21:43 СМИ узнали о возможном дебюте Александра Емельяненко в боях без перчаток Спорт, 21:39 Украинские депутаты заявили о решении 7 стран покинуть ПАСЕ из-за России Политика, 21:35
С.-Петербург ,  
0 
Криптовалютная лихорадка: почему у России есть шанс

​Александр Иванов, основатель блокчейн-платформы Waves


Северные районы России (и Ленобласть в том числе) теоретически могли бы стать крупными центрами развития криптовалютной индустрии. У нас дешевое электричество и прохладный климат — два ключевых обстоятельства для эмитентов эфиров и биткоинов. Однако пока власти должного внимания новому тренду не уделяют. Правительства США, стран Европы и Азии уже отреагировали на массовый интерес к криптовалюте. Власти этих стран пытаются ввести биткоин в существующую экономику. Россия же идти в ногу с мировой финансовой модой не торопится. В результате мы упускаем возможность создать в стране огромную индустрию и все сгенерированные в России криптовалютные потоки уходят за границу.

Криптовалютная эмиграция

В России крупные промышленные «майнеры» ведут бизнес по следующей схеме. За рубежом, например, на территории Великобритании, создается компания. Эта британская компания платит российскому дата-центру за некие вычислительные услуги, оплачивает размещение аппаратного комплекса по «майнингу».

Для дата-центра это абсолютно легальный кэшфлоу, из которого платятся налоги. При этом часто собственником и дата-центра, и британской компании выступает одно и то же лицо. Криптовалюта (тот же биткоин, который «намайнили» в дата-центре в результате этих вычислительных операций) существует сам по себе, так как в российском правовом поле он отсутствует.

Если эта британская компания, получившая биткоин, захочет конвертировать его в валюту, то сделать это на территории России можно только нелегально. Можно, например, «вывести» биткоин по договоренности с каким-либо конкретным лицом — за наличные или по безналу. Однако в назначении платежа продажа криптовалюты фигурировать не будет.

Поэтому британской компании проще открыть счет на какой-нибудь европейской бирже. Например, в Люксембурге есть биржа BitStamp с квази-банковской лицензией. На BitStamp можно завести биткоин, получить за него евро, перевести евро на расчетный счет, заплатить налоги. И все это абсолютно легально.

Обходные маневры

Биткоин в принципе уже вошел в правовое поле практически во всем мире — в Азии, в Европе, в США. Везде рынок криптовалюты регулируется по-разному, в зависимости от существующей инфраструктуры и вектора законодательства, однако цель у всех примерно одинаковая. Биткоин пытаются ввести в экономику, сделать так, чтобы люди могли поставить его на баланс, пользоваться им при расчетах, платить налоги.

В России этого пока не произошло в том числе и по причине специфики нашего законодательства. Биткоин, с одной стороны, нельзя назвать иностранной валютой, и с другой стороны, нельзя назвать расчетным инструментом, которым у нас является только российский рубль.

Иными словами, чтобы ввести биткоин в правовое поле, придется менять конституцию, что в принципе сделать не так просто. Скорее всего, будет принято какое-то обходное решение. Например, биткоин могут признать не валютой, а товаром, имеющим, например, налоговые свойства и другие свойства валюты.

Уходящий поезд

На мой взгляд, России необходимо как можно скорее встраиваться в общемировой процесс. Можно серьезно оживить экономику, так как для «майнинга» мы крайне привлекательны. Если появится регулирование криптовалюты, то у нас может быстрыми темпами разрастиcь новая индустрия. Во-первых, в России, в той же Ленобласти, относительно дешевое электричество, во-вторых, здесь холодно.

Эти два параметра имеют для «майнеров» ключевое значение. В целом наш рынок сегодня можно оценить примерно в 100 млн долларов, тогда как мировой рынок — это не меньше 2-3 млрд долл. Оценка очень приблизительная, потому что бизнес не публичный, и может оказаться, что где-нибудь под Иркутском существует гигантская «ферма», про которую вообще никто не знает.

Есть чем ответить

Индустрия в любом случае никуда не денется, потому что весь финансовый мир уже понял, что криптовалюта — это новый вид финансовых инструментов, относительно стабильный и очень перспективный. В него можно инвестировать, помещать деньги клиентов.

Если задуматься, то банки и инвестфонды зачастую вкладывают в более рисковые активы. Если кто-то считает, например, биткоин, финансовой пирамидой, то он должен считать финансовой пирамидой весь фондовый рынок.

Разговоры о том, что криптовалюта ничем не обеспечена — абсурдны. Так же, как и акции компаний, она обеспечена вычислительными мощностями, электростанциями, интеллектуальными ресурсами — то есть физическими активами.

Чем обеспечен американский доллар? Армией и флотом? В биткоине обеспечение куда более надежно. Те же «майнеры» никогда не дадут биткоину опуститься ниже 200-300 долларов, потому что тогда они начнут в моменте терять деньги.

Борьба с природой

Конечно, можно говорить о том, что криптовалюта часто используется при проведении нелегальных операций. Ведь в систему не надо вводить паспортные данные, в ней нет счета как такового, не надо ничего открывать, никого просить. Есть только некий приватный ключ для входа в систему, где все работает на математических принципах.

Тем не менее особенность биткоина в том, что все транзакции в его системе — открытые. То есть биткоин-адрес можно попытаться ассоциировать с конкретным физическим или юридическим лицом.

Сделать это непросто — есть схема анонимизации, однако существует достаточно стартапов (в том числе и в госструктурах), которые специально работают над деанонимизацией сделок.

Запретить криптовалюту невозможно, так как это вещь, существующая сама по себе. Это то же самое, что запретить облака. Давайте запретим облака, разгоним их. Они все равно потом сгустятся.