Лента новостей
Пчелы из ульев на крыше Нотр-Дама выжили при пожаре в соборе Общество, 22:00 «Белнефтехим» заявил о резком ухудшении качества нефти из России Политика, 21:55 Агент заявил о желании привезти Яя Туре в клуб чемпионата России Спорт, 21:52 Как прошли дебаты Зеленского и Порошенко. Фоторепортаж Политика, 21:46  Ведущая теледебатов с Порошенко сообщила о возможном теракте в студии Политика, 21:27 Эксперты назвали победителя дебатов Зеленского и Порошенко Политика, 21:16 Шесть кораблей НАТО прибыли в польский порт Гдыня Политика, 21:08 Захарова сравнила с шапито дебаты между Порошенко и Зеленским Политика, 21:04 Настоятель Нотр-Дама назвал компьютерный сбой возможной причиной пожара Общество, 21:03 Минск обвинил посла России в разрушении отношений за несколько месяцев Политика, 20:59 ГТЛК закупит 2,4 тыс. инновационных вагонов на 11 млрд руб. Бизнес, 20:53 Телеведущий Норкин сообщил о своем самочувствии Общество, 20:43 Путин поручил главе МЧС усилить группировку из-за пожаров в Забайкалье Общество, 20:42 Зеленский не поехал на дебаты с Порошенко на телевидение Политика, 20:36
С.-Петербург ,  
0 
Умирающие профессии: кому надо искать новую работу уже сейчас

Елена Кром, руководитель проекта «Будущий Петербург», редактор РБК Петербург

Пока мы обсуждаем курс доллара, импортозамещение и прочие насущные вопросы, будущее готовится отправить в прошлое всю нашу профессиональную судьбу — полученные навыки, заслуженные регалии, многолетний опыт. Технологии бросают вызов отраслям и специальностям, привычному рынку труда и экономическому укладу.

На днях директор по маркетингу сервисов компании «Яндекс» Андрей Себрант, выступая на конференции Высшей школы менеджмента СПбГУ «Менеджмент Будущего», привел в пример анекдотичную историю профессии «веб-мастер» — когда ее, наконец, включили в официальный каталог специальностей, которые можно получить в вузах Российской Федерации, она уже исчезла. Быстро научиться основам программирования и построить на этом личный бизнес можно было в девяностые годы, но не сегодня. «Срок жизни профессий — не то что старых, а уже принадлежащих цифровой эпохе — непрерывно сокращается. Человека надо готовить к тому, что он вряд ли доработает до пенсии по специальности, которой обучился в юности», — констатировал представитель Яндекса. «И это главный футурошок. Люди не ожидают, что их жизнь будет состоять из череды радикальных переобучений» — мнение президента Ассоциации интернет–издателей Ивана Засурского предельно емко характеризует суть главного вызова, появившегося в профессиональной жизни людей.

Машины и алгоритмы вместо нас

Машины и алгоритмы: вместе с нами или вместо нас? Что, в частности, будет с творческими профессиями? Ответ зависит от того, правильно ли мы понимаем понятие «творчество». Например, работа по различению полотен (текстов) разных авторов, по мнению Себранта, не является творческой либо интеллектуальной — это задача по классификации, а с такими задачами машинные алгоритмы уже сейчас справляются отлично. Более того, созданная в «Яндексе» нейронная сеть талантливо занимается стилизацией изображений, рисуя картины «под Ван Гога». Работы, основанной на классификации, много в любой области — так, врачи-диагносты анализируют результаты биопсии, отличая здоровые клетки от пораженных. Их рабочие места также уйдут машинам, «которые классифицируют результаты анализов быстрее и точнее — практически, безошибочно, заявляет Яндекс.

Технологический прогресс ставит под удар профессию журналиста: социальные сети дают возможность пользователям самостоятельно рассказывать и показывать друг другу новости. Гораздо менее творческая специальность — дальнобойщик — исчезнет, когда мировые автоконцерны успешно завершат разработки беспилотного автомобиля, который будет передвигаться по дорогам без водителя и без остановок на сон и отдых. Да и вся логистика, как отрасль, может кануть в прошлое в течение 5-10 ближайших лет. Соглашусь с Константином Кротовым (Высшая школа менеджмента СПбГУ), что под воздействием больших данных, blockchain и bitcoin, 3d-принтеров и дронов, обученных доставлять товары, логистика так изменится, что станет уже чем-то другим.

Спрос на человека

Один из возможных ответов на эти вызовы дает Иван Засурский: «Сегодняшним студентам нужно учиться понятийному мышлению — способности проанализировать информацию на тех высоких скоростях, на которых она передается, составить независимое мнение и принять самостоятельное решение. Ни одна информационная система этого не обеспечивает». Возвращаясь к судьбе журналистов, он говорит, что настоящий профессионал обеспечит себе занятость, даже если закроются все газеты и не станет телевидения: «Я считаю, что будет взрыв спроса на digital printing; что предстоит расцвет литературы non-fiction; что каждый журналист должен быть способен написать стоящую книгу, снять фильм, записать радиопрограмму». По его мнению, профессионал новой формации — это человек с широким набором навыков, в том числе технических, готовый быть сам себе работодателем.

Потребность в менеджерах сохранится по тем же причинам, по которым будут нужны журналисты: кто-то должен осмыслять терабайты информации, заполняющие жизнь, и принимать на основе этих данных эффективные решения. «Пространство менеджерских задач только расширится, — говорит Константин Кротов. — Куда полетят дроны, и будут ли это дроны или другой способ доставки; не пора ли менять технологию, на которой базируется бизнес компании, и какие инженеры способны обеспечить такой переход, — на эти вопросы сможет ответить только хорошо подготовленный, разносторонне образованный управленец».

Возрастет потребность и в предпринимательских навыках. Во-первых, по мнению Ивана Засурского, встроиться в большие организации будет сложно, ввиду высокой степени автоматизации процессов и все возрастающих требований к навыкам специалистов. Самозанятость станет выходом для многих. Во-вторых, как полагает Андрей Себрант, мы увидим выраженный потребительский спрос на продукты и услуги, произведенные малым бизнесом по традиционным технологиям. «В сети «МакДональдс» продавцов смогут заменить роботы, всю логистику возьмет на себя автоматизированная система, но качественное семейное кафе не заменит никто», — говорит представитель «Яндекса». Он поясняет: «Я приду туда не столько выпить кофе, сколько пожаловаться другому человеку на то, что у меня пропала кошка. И будет принципиально важно, что я и продавец булочек в этом кафе — мы с ним оба люди».