Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
СК начал проверку после смерти девушки-блогера Reeflay в прямом эфире Общество, 19:27 Три ипотеки подряд: опыт семьи из пяти человек РБК и ВТБ, 19:25 Собственник «Вокруг света» решил продать готовый к закрытию журнал Технологии и медиа, 19:14 Опубликовано последнее сообщение Диего Марадоны Спорт, 19:10 Беглов попросил петербуржцев не посещать людные места Общество, 19:02 Бесконтакный киоск с биометрией: как безопасно продавать в пандемию РБК и Intel NUC, 18:55 Массовая вакцинация, Чубайс уйдет из «Роснано». Главные новости РБК Общество, 18:54 Мурашко назвал число получивших вакцину от коронавируса россиян Общество, 18:48 На Ленинградском проспекте в Москве загорелся коллектор Общество, 18:42 Лукашенко обвинил НАТО в планах захватить западные земли Белоруссии Политика, 18:39 Сингапур стал первой страной, где разрешили продажу лабораторного мяса Стиль, 18:32 Что приготовил японский премиум-бренд косметики к Новому году РБК и Cle de Peau Beaute, 18:26 Фарм-гигант Merck вышел из капитала компании-участницы вакцинной гонки Инвестиции, 18:24 В Госдуме предложили разрешить байкерам мигалки и парковку на тротуаре Авто, 18:22
Следите за курсами на сайте или в приложении РБК
Итоги года СПб ,  
0 

Фермеры Ленобласти не приживаются в овощном бизнесе

Фото:Сергей Куликов/Интерпресс
Фото: Сергей Куликов/Интерпресс

Продолжительная непогода превратила 2016 год в катастрофу для сельского хозяйства Ленобласти. Председатель комитета по агропромышленному и рыбохозяйственному комплексу региона Сергей Яхнюк, выступая перед журналистами, дал прогноз о двойном снижении прибыли сектора — до 4 млрд рублей. В частности, с серьезными проблемами столкнулись небольшие тепличные хозяйства. В 2016 году Ленобласть лишилась ряда теплиц небольшого и среднего размера, хотя еще два года назад, по оценкам участников рынка, в регионе было открыто много таких хозяйств. Впрочем, как объясняют эксперты, большинство новых проектов тогда запускались в расчете на государственную помощь и изначально не имели конкурентоспособной бизнес-модели.

Нетепличные условия

Отследить точное количество малых и средних теплиц не представляется возможным: по словам пресс-секретаря комитета по агропромышленному комплексу Ленобласти Светланы Бурениной, в статистику попадают только основные региональные агрохолдинги. Однако предприниматели и эксперты подтвердили РБК Петербург факты ухода с рынка ряда игроков.

«В каждом районе Ленобласти в последнее время закрывалось, по крайней мере, по одному тепличному хозяйству», — говорит председатель сельскохозяйственного кооператива «Садоводы и фермеры Санкт-Петербурга и Ленинградской области» Леонид Зубко. Уход мелких игроков замечает и финансовый директор агрохолдинга «Выборжец» Павел Петров: «Постепенная консолидация происходит, хотя мы не отслеживаем деятельность конкретных небольших теплиц, поэтому предпочли бы воздержаться от количественных оценок».

К закрытию небольших теплиц в Ленобласти в 2016 году привел ряд обстоятельств. Одна из главных проблем — их технологическая отсталость, считает председатель НП «Союз фермеров Ленобласти и Санкт-Петербурга» Александр Быков. «Небольшие теплицы в большинстве случаев работают на несовременном оборудовании, плохо держат тепло, и затраты на их отопление в несколько раз выше, чем у новых», — объясняет эксперт.

Рост цен на энергоносители и облачное лето, по словам А. Быкова, снизили рентабельность таких предприятий до критического уровня, из-за чего собственники могли решить выйти из бизнеса.

Государство нам поможет

Другим важным обстоятельством, которое привело к краху небольших тепличных хозяйств, стали неоправдавшиеся надежды фермеров на государственную поддержку. По словам директора по маркетингу компании «Технологии тепличного роста» Ильи Гамова, многие из таких предприятий, появившиеся в Ленобласти в 2014 году, открывались в расчете на возможность получать помощь от государства. «Тогда стартовала программа, по которой предприниматели могли получить возмещение 20% капитальных затрат», — объяснил И. Гамов в беседе с РБК Петербург.

В этом году господдержка была приостановлена. «В 2016 году региональные аграрии ждали конкурса на получение субсидий по кредитам и капитальным затратам. Пока отбор бизнеса так и не проводился, поэтому сейчас распределение бюджетных средств происходит между проектами, прошедшими отбор в 2014-2015 годах», — поясняет гендиректор Института аграрного маркетинга (ИАМ) Елена Тюрина.

Следующей причиной, вынудившей предпринимателей закрывать бизнес, является вероятная отмена эмбарго на ввоз турецкой плодоовощной продукции, полагает профессор кафедры экономики и управления предприятием Санкт-Петербургского государственного экономического университета (СПбГЭУ) Елена Ткаченко. «Местные предприниматели опасаются обострения конкуренции со стороны турецких производителей, так как затраты небольших теплиц в этом году стали сумасшедшими», -говорит Е. Ткаченко. (Подробнее см. в РБК+ Петербург.)

Аграрная дедовщина

В таких условиях устойчиво развиваются в основном крупные тепличные хозяйства. Например, c 2014 года агрохолдинг «Выборжец» увеличил производство почти вдвое: с 7-8 до 15 тыс. тонн в год, рассказал РБК Петербург П. Петров. Объемы другого крупного производителя, «ТД «Круглый год», по утверждению руководителя отдела маркетинга компании Артема Капитульского, с 2014 года стабильно растут примерно на 10% в год.

Еще одним свидетельством привлекательности Ленобласти для крупных игроков аграрного сектора стал выход в регион холдинга «ЭКО-Культура» с 20-миллиардным проектом.

Для небольших теплиц усиление крупных компаний создает дополнительные проблемы. Ценовая политика в отрасли очень жесткая, объясняет А. Быков: «В таких условиях конкурентная среда для небольшого тепличного бизнеса становится неблагоприятной».

Денег нет

В частности, как следует из слов П. Петрова, небольшие теплицы проигрывают конкуренцию за каналы сбыта. Их доступ в крупную сетевую розницу ограничен по чисто технологическим причинам, объясняет эксперт. «Небольшие хозяйства чаще всего работают на старых теплицах, которые работают без досветки. Из-за этого зимой и в конце осени они сидят без урожая. Если в какие-то месяцы ты не поставляешь товар, то твое место на полке занимает другой. Кроме того, их незначительные объемы зачастую не соответствуют условиям закупок крупных сетей», — говорит П. Петров.

По его словам, вкладываться в модернизацию малый бизнес не может, поскольку это сопряжено с большими капитальными затратами. «Построить 1 га теплиц с досветкой стоит порядка 230 млн руб. Подобные проекты не способны профинансировать собственными средствами даже крупнейшие участники рынка АПК», — объясняет П. Петров. По его словам, такие проекты можно реализовать только за счет банковских кредитов. В то же время, для небольших компаний, по его словам, доступ к банковскому финансированию ограничен.

О трудностях в получении финансирования говорит и А. Быков. «Для получения субсидированной ставки по кредиту, предпринимателям нужно представить правительству Ленобласти проект с инвестициями не менее 100 млн. Откуда у фермеров 100 млн?» — недоумевает А. Быков.

Естественный процесс

С точки зрения воздействия на экономику региона укрупнение аграрного сектора не является катастрофой, полагает Е. Ткаченко. По ее словам, для Ленобласти важнее, чтобы «были огурцы, а не вклад в производство каждого отдельного производителя». Тепличный бизнес, продолжает Е. Ткаченко, — это отрасль высоких издержек, где жестко действуют законы масштаба производства. «Небольшие и средние производители не выдерживают конкуренции со стороны крупных игроков, поэтому консолидация — неизбежный и естественный процесс», — объясняет эксперт.

С другой стороны, продолжает Е. Ткаченко, для конкретных населенных пунктов уход мелких и средних хозяйств с рынка — скорее негативная тенденция: «Закрылось производство — из поселка ушли материальные блага. В результате, перспективы развития такого поселка ухудшаются».

Следите за курсами на сайте или в приложении РБК