Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В Петербурге педагог потребовала от школьника извиниться на коленях Политика, 00:30
Небензя пообещал экспорт 25 млн т зерна из России Политика, 00:26
В отелях Прибалтики в марте резко выросло число постояльцев из России Бизнес, 00:00
Блинкен заявил, что Украины «не будет» при отказе от сопротивления России Политика, 19 мая, 23:56
Умер добившийся реабилитации царской семьи адвокат Герман Лукьянов Общество, 19 мая, 23:30
Рианна родила сына Технологии и медиа, 19 мая, 23:12
Курский губернатор сообщил о минометном обстреле двух сел Политика, 19 мая, 23:08
Как маркировка продуктов позволит выбирать здоровое питание Партнерский проект, 19 мая, 23:07
Финразведка выявила схему обналичивания с помощью туристического кешбэка Финансы, 19 мая, 23:04
Байден анонсировал новый пакет военной помощи Украине Политика, 19 мая, 22:50
Как решить проблему безответственного выгула животных ДНК-анализом Партнерский проект, 19 мая, 22:12
Медведев ответил Западу по поставкам зерна словами Кисы Воробьянинова Политика, 19 мая, 22:06
Россия сообщила о подготовке Киевом провокации c «блуждающими минометами» Политика, 19 мая, 21:49
Тарасова поддержала назначение Савченко на пост главы сборной Голландии Спорт, 19 мая, 21:45
Санкт-Петербург и область ,  
0 

«Уже начали сокращать ассортимент»: чем обернется рост цен

Кризисные явления в разных отраслях российской экономики, происходящие на фоне пандемии, привели к серьёзной трансформации многих бизнесов. Одни отрасли оказались почти парализованы «антиковидными» ограничениями и значительным ростом цен на ресурсы; другие, напротив, — получили мощный толчок к развитию, особенно в сфере автоматизации и IT.

РБК Петербург продолжает публикацию мнений участников и экспертов проекта «Герои года. Капитаны свободного рынка» о важных для бизнеса и его клиентов изменениях, произошедших в текущем году и ожидаемых в следующем. В сегодняшних репликах предприниматели говорят о неминуемом росте цен и ускоренной роботизации как одном из ее результатов.


Алексей Феликсов, совладелец сети пекарен «Цех 85 family» и сети ювелирных магазинов «585*Золотой»:

«Если бы пять или шесть лет назад мне кто-нибудь сказал, что в Петербурге будут пекарни на каждом углу, я бы не пошёл в эту сферу. Сейчас в городе самая большая концентрация булочных в стране. Мне искренне непонятно, зачем люди открывают их в таком количестве. Сроки окупаемости становятся больше, а прибыли меньше. Но если ты уже в этом поезде едешь, то глупо с него сходить. И нужно доводить начатое до конца. Если сравнивать «Цех 85» с поездом, то остановка будет означать постепенный дефолт, через какое-то время другие могут занять это место. Для меня большая странность, почему в Москве нет такой концентрации пекарен; крупных сетевых заведений там практически нет. Надеюсь, что через год мы там откроемся.

«Сейчас в городе самая большая концентрация булочных в стране. Мне искренне непонятно, зачем люди открывают их в таком количестве».

Сейчас зарплаты растут, стоимость открытия растет, себестоимость продуктов растет. Из-за подорожания нам отдельные позиции приходится выводить из ассортимента. За последние несколько месяцев ушло 10% ассортимента. Недавно я с Филиппом Вольчеком (совладелец «Булочных Ф. Вольчека» — ред.) разговаривал, он планирует после Нового года поднять цены, только чиабатту не тронет. У него до сих пор чиабатта 19 рублей стоит, это ниже себестоимости. Я считаю, что это героически — так держать цены. Но это приводит к снижению маржи.

Мое личное стремление ­ — уходить в инфраструктурные проекты в еде, уходить от розницы, от этого количества точек, арендодателей, продавцов и всех сопутствующих проблем в создание продукта, который не будут закрывать в локдаун. Еда будет всегда нужна. И там своя автоматизация, которая может постепенно сокращать расходы. В булочных в основном ручной труд, но пельмени лепить можно автоматизировано.

Pro
Фото: Andrea Verdelli / Getty Images Локдауны в Китае грозят новым логистическим кризисом. Чего ждать
Pro
План на ближайшие 5 лет: что ждет ИТ-инфраструктуру компаний в РФ
Pro
Зачем главы крупнейших компаний чистят туалеты и едят собачий корм
Pro
Фото: Paz Arando/Unsplash На рынке продовольствия паника. Сможет ли мир избежать голода
Pro
Фото:  Shutterstock Почему инвесторы бегут из крипты: две причины и одна теория заговора
Pro x The Economist
Фото: Jeenah Moon / Getty Images Какие секреты Google и Apple прячут в отчетности
Pro
Будьте как мы: зачем Сoca-Cola сменила название в Китае на Ke Kou Ke Le
Pro
Как участнику госзакупок отстоять свои права в период перемен: 5 советов

Но не все нужно автоматизировать. Мы разработали приложение для клиентов «Цех85» — можно сделать в нем заказ, а потом зайти в пекарню и его выдадут на кассе. Но все равно большинство людей предпочитают заказ на стойке оформить. В ломбардах кейс интересней, лет 5 назад люди стали говорить, что нужно заменить товароведов, поставить робота, клиенты будут приходить, золото класть и им будут денег давать. Роботов разработали, но капиксы (CAPEX капитальные затраты — ред.) такие, что несовместимы с этим бизнесом, а каких-то сильных операционных снижений они не дают. А самое главное, люди не понимают, что ломбардный бизнес — это бизнес в подворотне и там точно не нужен автомат. Автомат нужен для торгового центра, а там ломбарды не летают. У нас крупнейшая ломбардная сеть в России, я это точно знаю. И в этом бизнесе точно невозможна никакая глобальная автоматизация, переход на дронов, роботов. Все равно люди будут свое колечко носить к товароведу, и ничего ты с этим не сделаешь».


Юрий Андрейчук, основатель и генеральный директор Лабораторной службы «Хеликс»:

«Лабораторная диагностика претерпевает трансформацию. Технологические площадки превращаются в автоматизированные хабы, которые способны обрабатывать все большее количество образцов биоматериала за меньшее время. Если посетить лабораторные комплексы «Хеликс», они похожи на космические стации из фантастических фильмов, пробирки никто руками не берет, они автоматически сортируются на специальном оборудовании, сами «едут» по треку, заезжают в анализаторы, в холодильники. В целом, лаборатории трансформируются в девайсы, где операторского присутствия будет минимум. А валидировать результаты можно вообще дистанционно из одной точки на страну. Но то, что касается основного workflow (рабочий процесс — ред.), где с клиентами работает медперсонал, там люди всегда будут, полностью автоматизировать это нельзя.

Естественно, подтолкнула лабораторную диагностику вперед ситуация с COVID-19. Во всем мире лаборатории оказались на пике в этой ситуации. Существенно вырос объем рынка. «Хеликс» за эти два года открыл две большие технологические площадки — высокомощные лабораторные комплексы в Краснодаре и Новосибирске. Розничная сеть диагностических центров, куда люди приходят сдавать анализы, значительно выросла, сейчас она насчитывает более 450 точек в России и Казахстане. Мы развиваемся по франшизе, это позволяет нам привлекать инвестиции партнеров, и сейчас мы видим колоссальный спрос на медицинскую франшизу, который даже опережает наши возможности.

«Сейчас мы видим колоссальный спрос на медицинскую франшизу, который даже опережает наши возможности».

В лабораторном бизнесе всегда был дефицит хороших кадров. Например, несколько лет назад, чтобы закрыть позиции технологов надо было приглашать экспатов. Потому что в нашей стране этой культуры не было никогда. Сейчас мы выбрали для себя путь выстраивания партнерских отношений с колледжами и вузами и не только медицинскими. Мы привлекаем студентов, выступаем как клиническая база для обучения в Петербурге. Готовим к запуску программу именных стипендий. Наша тактика — «ловить» специалистов, которые нам нужны, на этапе обучения, давать им возможность стажироваться в современной высокотехнологичной лаборатории, а дальше удерживать таких сотрудников.

«Лабораторная диагностика претерпевает трансформацию. Технологические площадки превращаются в автоматизированные хабы»

В регионах острая нехватка кадров. Для запусков новых лабораторных комплексов «Хеликс» в регионах мы собираем внутреннюю команду, и договариваемся с ребятами, что они едут туда надолго, бывает, что и на полгода. И постепенно кого-то находим локально и пытаемся вписать в этот пазл, научить нашим стандартам».


Мнения спикеров могут не совпадать с позицией редакции.

Подготовила: Мария Тирская