Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Пропустившему три матча «Ротору» разрешили сыграть с «Рубином» Спорт, 20:49 Медведев поддержал присвоение улицам имен погибших от COVID-19 врачей Общество, 20:47 Автомобиль с характером: Mercedes-Benz GLE купе РБК и Mercedes-Benz, 20:46 МИД России допустил «постановку» ситуации с Навальным Политика, 20:38 Макаревич сообщил о перенесенном в легкой форме COVID-19 Общество, 20:37 В ВОЗ не исключили 2 млн смертей от COVID-19 до широкой вакцинации Общество, 20:32 В «Формуле-1» перед гонкой в России выявили семь новых случаев COVID-19 Спорт, 20:25 В центре Москвы автомобиль на пешеходном переходе сбил ребенка Общество, 20:25 Греф оценил возможность «украинского сценария» с банком в Белоруссии Финансы, 20:22 «Ротору» засчитали техническое поражение в третьем матче подряд Спорт, 20:01 В твиттере Канье Уэста появились 40 постов с иконами Стиль, 20:00 Чиновников и полицию предложили обязать прививаться от гриппа Общество, 19:56 Генштаб сообщил о военной активности НАТО рядом с границами России Политика, 19:55 Подписавшую обращение к Лукашенко рекордсменку Белоруссии уволили из МЧС Спорт, 19:43
С.-Петербург ,  
0 

М.Мейксин - РБК: Петербургские предприятия могут выполнить оборонный заказ и умереть

Интервью с председателем петербургского Комитета по промышленной политике и инновациям Максимом Мейксиным.
Фото:РБК
Фото: РБК

Не столько санкции в отношении России и общая экономическая нестабильность, сколько повышение учетной ставки создало серьезные трудности петербургской промышленности, - говорит руководитель профильного комитета городского правительства Максим Мейксин. Сейчас федеральному правительству необходимо принимать энергичные меры поддержки предприятий, оказавшихся на грани больших убытков не по своей вине, считает он.

Как уже сказались на петербургской промышленности санкции, изменение валютных курсов, повышение учетной ставки?

В основном сказалась неадекватная процентная ставка - она вообще не позволяет инвестировать. Более того, она начинает серьезно сказываться на текущей деятельности предприятий. Могу привести пример очень крупного предприятия, занимающего треть мирового рынка в своей продуктовой нише, имеющего большой объем валютной выручки. Так вот, даже такому заемщику два банка закрыли кредитные линии, а третий – государственный! – ведет переговоры о повышении процентной ставки. Соответственно, в промышленности началось снижение и объема производства, и объема инвестиций.

Я надеюсь, что будут приняты меры на федеральном уровне и, прежде всего, в рамках монетарной политики, чтобы эту ситуацию изменить. В противном случае, мы получим гораздо более глубокие проблемы, чем те, к которым могли привести санкции сами по себе.

Какие отрасли петербургской промышленности страдают более других?

Самый большой удар, как это ни удивительно, получила оборонная промышленность. Предприятия ОПК в наибольшей степени законтрактованы, и сроки по выполнению государственного оборонного заказа – крайне жесткие. С одной стороны, ввиду жестких сроков, предприятия не могут прервать выполнение оборонзаказа, с другой стороны - не могут этот заказ выполнять, получая существенные убытки вследствие роста цен на материалы и комплектующие. Таким образом, их и без того небольшая рентабельность превращается в большие убытки. Банки отказываются кредитовать предприятия ОПК, понимая, что дополнительные деньги для этих предприятий государство вряд ли найдет, то есть источники погашения подорожавших ссуд – не просматриваются. Сходная ситуация – у фармацевтических компаний, работающих по заказу Минздрава. Они должны поставить лекарственные препараты по фиксированной цене, а стоимость субстанций и материалов, используемых в производстве, выросла. Одна из таких компаний сегодня нам сообщила, что ее рентабельность снизилась до 3%, и в течение двух недель компания может уйти в убыток.

Недавно говорили, что оборонный заказ – мощный рычаг роста всей петербургской промышленности. А оказалось, что его невозможно исполнить.

Он исполняется, однако требуются энергичные меры со стороны федеральных министерств – гибкий пересмотр цен, номенклатуры, в некоторых случаях – количества изделий, указанных в контрактах. В противном случае, предприятия могут выполнить заказ и умереть. То есть либо начнется срыв контрактов в рамках гособоронзаказа, либо предприятия будут его выполнять ценой собственного банкротства.

Вы ожидаете закрытия производств?

Мы надеемся, что этого не произойдет – обращаемся в федеральный центр с тем, чтобы необходимые шаги были сделаны.

За пределами оборонно-промышленного комплекса есть прецеденты критического состояния на предприятиях?

Пока мы не получали таких сигналов. Есть технологические остановки, каникулы в ожидании увеличения спроса (например, в случае General Motors), сообщения о предстоящем сокращении численности работников – опять же, в связи со снижением спроса. Но это не массовые случаи.

Видимо, помимо банковских кредитов, потерян и другой источник финансирования – западные инвестиции?

Здесь ситуация – скорее, противоположная. Иностранные предприятия не хотят терять для себя российский рынок, поэтому с конца прошлого года проявляют активный интерес к созданию новых производств на территории Российской Федерации. Петербург – одна из главных в стране точек приложения этого интереса, и в данный момент с нами ведет переговоры целый ряд западных инвесторов.

Например, каких?

Все переговоры ведутся на условиях конфиденциальности. В конце февраля – начале марта, думаю, мы сможем рассказать о результатах этих переговоров. Могу назвать отрасли: пищевая промышленность, фармацевтика, упаковочное производство, производство автомобилей и автокомпонентов, химическое производство, производство компонентов для машиностроения. Обращаются инвесторы разного размера, но среди них есть несколько глобальных, мирового уровня, компаний. Если они просят петербургское правительство подобрать им участки для размещения производств, то значит, крупный мировой бизнес оптимистично оценивает долгосрочные перспективы российского рынка. Это большой плюс – и экономический, и психологический.

Компании, которые имеют стабильное фондирование на Западе, приходя сюда, попадают в другой мир, где, в связи с ослаблением рубля, все подешевело. Можно пользоваться недорогими материалами и рабочей силой, выплачивая очень скромные проценты за привлеченные на западных рынках капитала финансовые ресурсы. Поэтому наши и западные компании находятся в разных реальностях. Впрочем, часть российских предприятий тоже получили бонусы от экономических изменений: у них выросла валютная выручка, и стало выгоднее продавать продукцию. Но если мы говорим о крупнейших предприятиях, то в большинстве случаев они испытывают большую кредитную нагрузку, что во многом связано с лавинообразным – на 100% за два года – ростом объема оборонзаказа в Петербурге. Соответственно, негативные факторы сказываются на них гораздо заметнее, чем позитивные.

Санкции – это хороший шанс для развития отечественного производства; возможность пересмотреть свои инвестиционные программы в сторону расширения. Важно, чтобы мы, борясь с кризисом, своими руками не создавали еще большие экономические проблемы, как это произошло в случае ставки.

Беседовала Елена Кром