Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Суд отправил под домашний арест перевозчика по делу о ДТП в Забайкалье Общество, 10:42 Полиция возбудила дело после драки со стрельбой в московском кафе Общество, 10:23 Лукашенко вылетел в Сочи на встречу с Путиным Политика, 10:07 Тренды здорового образа жизни будущего: во что вкладывают богатые РБК и Райффайзенбанк, 10:02 Корпорациям предложили раскрывать налоги в разных странах Экономика, 10:00 Появилось видео с влетевшим в станцию МЦК автомобилем Общество, 09:52 В России появится новый документ на автомобили Бизнес, 09:45 МЧС уточнило число погибших в аварии у станции МЦК Общество, 09:31 21 день здоровой привычки. Карточки РБК Стиль и Barilla, 09:01 В Кремле не одобрили еще одну версию законопроекта об электронной подписи Финансы, 09:00 Малкин забил победный гол в игре «Питтсбурга» против «Аризоны» Спорт, 08:53 В Мексике обнаружили месторождение нефти объемом 500 млн барр. Экономика, 08:35 Под землю за космосом: как поймать нейтрино РБК и Нацпроект «Наука», 08:04 Трамп отложил признание наркокартелей из Мексики террористическими Политика, 08:01
Общество ,  
0 
В СКР рассказали об угрозе терроризма и наркотрафика со стороны юрлиц
Террористическая деятельность и наркобизнес все чаще оказываются связаны с деятельностью юридических лиц, заявил зампредседателя Следственного комитета Александр Федоров. Он поддержал инициативу об уголовных наказаниях для юрлиц
Фото: Олег Яковлев / РБК

Следственный комитет считает необходимым введение в России уголовной ответственности для юридических лиц. Об этом заявил заместитель председателя Следственного комитета РФ Александр Федоров, выступая в четверг, 30 ноября, на юридическом форуме стран БРИКС, передает корреспондент РБК.

«В наши дни терроризм, коррупция и наркобизнес зачастую оказываются связаны с деятельностью юридических лиц. Более того, складывается ситуация, когда именно юрлица становятся выгодоприобретателями [преступной деятельности], в интересах которых, за счет средств которых она осуществляется», — заявил Федоров.

Реакцией на эти вызовы стали поправки в законодательство, введенные во многих государствах: для юрлиц, участвующих в противоправной деятельности, установлена уголовная ответственность наравне с физическими лицами, добавил Федоров. Для борьбы с террористической и коррупционной деятельностью юрлиц появились международные договоры, например, Конвенция Совета Европы по предупреждению терроризма, Конвенция по борьбе с подкупом иностранных должностных лиц при заключении международных коммерческих сделок и другие документы, уточнил замглавы СКР.

«Из пяти стран БРИКС в четырех предусмотрена уголовная ответственность для юрлиц, в одной — только административная, я имею в виду Российскую Федерацию», — добавил Федоров.

В июле председатель СКР Александр Бастрыкин обращался к спикеру Госдумы Вячеславу Володину с просьбой ввести уголовные наказания для юрлиц. Глава СКР указывал, что отсутствие такой ответственности не дает возможности эффективно бороться с коррупцией, прежде всего в вопросах возвращения выведенных за рубеж капиталов. Без соответствующей нормы также «невозможно экстерриториальное уголовное преследование иностранных организаций, совершающих преступления в России». К тому же в условиях, когда юрлица подлежат только административной ответственности, невозможно накладывать арест на их банковские счета, указывал Бастрыкин, по информации источников РБК. ​

В 2015 году законопроект об уголовной ответственности юрлиц в Госдуму вносил зампред комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Александр Ремезков. Он, в частности,​ указывал, что такой институт действует во всех странах англо-американского права, в странах Евросоюза, в Китае и в ряде стран Ближнего Востока (Иордания, Ливан, Сирия), а также на постсоветском пространстве — в Грузии, Казахстане, Латвии, Литве, Эстонии, Молдавии, на Украине.

Правительство раскритиковало законопроект.​ Он предполагал вменять за особо тяжкие деяния запрет на осуществление деятельности на территории России, принудительную ликвидацию и обращение имущества компании в доход государства (после удовлетворения требований кредиторов). За менее опасные проект предусматривал различные штрафы.