Лента новостей
Первое слово: о чем говорили президенты Украины во время инаугураций Политика, 14:05 Как кардинально увеличить рентабельность малого НПЗ или нефтебазы Партнерский материал, 14:01 РФС провел очную ставку по делу об оскорблении футболиста «Арсенала» Спорт, 13:58 В Оренбурге убили главу филиала компании «Газпромтранс» Общество, 13:53 Инструменты для инвестирования: преимущества онлайн-трейдинга Партнерский материал, 13:51 Сбербанк посоветовал способы защиты от мошенничества через терминалы Финансы, 13:50 Кремль отказался считать «кампанейщиной» коррупционные дела Общество, 13:44 АвтоВАЗ отзовет более 32 тысяч автомобилей Largus Авто, 13:44 Мэй поздравила Зеленского со вступлением в должность президента Политика, 13:39 Тела погибших при крушении SSJ100 в Шереметьево отправили в Мурманск Общество, 13:36 Почему рынок сверхдорогого жилья смещается за пределы центра Москвы РБК и Элитная недвижимость, 13:30 Защита Кокорина и прокуратура обжаловали приговор Общество, 13:27 Guardian узнала о «тайном звонке» предполагаемым отравителям Скрипалей Политика, 13:18 Инструкция для руководителя: как управлять удаленными сотрудниками Pro, 13:15
Задержание Абызова ,  
0 
Михаила Абызова прослушивали два года до ареста
Прослушка Михаила Абызова началась по меньшей мере за два года до его задержания, рассказали источники РБК. На материалах его телефонных переговоров строится версия следствия о преступном сообществе экс-министра
Михаил Абызов (слева) (Фото: Андрей Любимов / РБК)

Два года прослушки

ФСБ разрабатывала экс-министра по делам «открытого правительства» Михаила Абызова по меньшей мере два года, узнал РБК. Телефонные переговоры между Абызовым и другим обвиняемым, Николаем Степановым, расшифровки которых попали в материалы дела, датируются 2017–2019 годами, рассказали два источника, знакомых с ходом расследования.

«В течение двух лет в отношении Абызова проводились оперативно-технические мероприятия», — подтвердил собеседник РБК, близкий к СКР.

Переговоры были записаны спустя пять-семь лет после событий, с которыми связано уголовное дело: эти события относятся к 2011–2012 годам.

Общество
За свободу бывшего министра предложили миллиард

Версия следствия, что Абызов руководил преступным сообществом, строится на материалах прослушки телефонных переговоров (ПТП) между ним и гендиректором подконтрольной ему компании «Ру Ком» Николаем Степановым, следовало из материалов, которые были оглашены 27 марта в Басманном суде во время ареста Абызова.

В действительности расшифровка диалогов Абызова и Степанова не содержит данных, указывающих на существование такого преступного сообщества, заявляли на заседании сам Абызов и его защитник Сергей Дрозда. Записанные ФСБ разговоры — это беседы «на бытовые темы», рассказал РБК адвокат Степанова Владимир Старинский.

Фотогалерея 
Абызов и другие фигуранты уголовного дела в суде. Фоторепортаж

Экс-министру вменяются создание преступного сообщества (ст. 210 УК) и мошенничество (ч.4 ст. 159 УК). Следователи и оперативники ФСБ пришли к Абызову домой рано утром 26 марта и весь день проводили обыск в присутствии него самого и его семьи, рассказал накануне еще один адвокат обвиняемого, Александр Аснис. О задержании экс-министра стало известно только к вечеру; ближе к ночи ему предъявили обвинение.

Переоцененные активы

СКР считает, что в 2011 году Абызов владел 95% акций четырех компаний, включая СИБЭКО, «Ру Ком», ОАО «Региональные электрические сети» (РЭС) и ОАО «Сибэнергострой». Незадолго до назначения министром он передал свой бизнес в доверительное управление своим доверенным лицам, однако фактически продолжил им управлять, считает следствие. В частности, его соучастники по сложной схеме через кипрский офшор Blacksiris совершили внутри холдинга Абызова сложную сделку и в итоге продали СИБЭКО и РЭС активы, стоимость которых была завышена в десятки раз — со 156,1 млн до 4 млрд руб., полагает следствие.

Таким образом, миноритарии СИБЭКО, не знавшие о сделке, понесли убытки, убеждены в СКР. Ущерб, по версии следствия, нанесен физлицам с фамилиями Акопян и Рубцов, а также ФГУПу «Алмазювелирэкспорт», сотрудник которого, Чернышов, по доверенности представляет организацию в деле. Все они — миноритарные акционеры СИБЭКО, доля каждого из них в компании составляла менее 1%.

Дело возбуждено на основе рапорта Службы экономической безопасности ФСБ России, а не по заявлению потерпевших; уточнил в беседе с РБК Старинский.

Видео: РБК