Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В Магадане из-за сообщений о минировании эвакуировали все школы и вуз Общество, 06:22
Три мотора, два багажника, заправка раз в неделю: все о новой Audi e-tron РБК и Audi, 06:15
Бастрыкин поручил проверить сообщения спасателей Камчатки о поборах Общество, 06:00
ЦБ предложил расширить антиотмывочный запрет на создание новых компаний Финансы, 06:00
Вильфанд рассказал об аномально теплой погоде в России Общество, 05:37
Суд Нидерландов дал музеям Крыма неделю на апелляцию по скифскому золоту Политика, 05:25
Посол назвал виновных в гибели российских журналистов в ЦАР Политика, 05:25
Рублев вышел в третий круг Australian Open Спорт, 05:08
Кошек и собак включат в законопроект об обязательной маркировке животных Общество, 05:04
В МВД пообещали не штрафовать водителей за превышение средней скорости Общество, 04:47
Неизвестные сообщили о минировании мэрии Южно-Сахалинска Общество, 04:41
Росприроднадзор заявил о нарушениях в работе компании «Сады Придонья» Бизнес, 03:58
В Белом доме пояснили, что будут считать «вторжением» на Украину Политика, 03:52
В ФРГ начали расследование против встретившейся с Лавровым главы МИД Политика, 03:32
Общество ,  

Эксперты зафиксировали усиление роли ФСБ в делах об экстремизме

Участие ФСБ в делах об экстремизме все расширяется, утверждается в докладе центра «Сова». Несмотря на смягчение статьи УК о разжигании ненависти, число приговоренных к реальным срокам за высказывания в 2019 году не снизилось
Фото: Рамиль Ситдиков / РИА Новости
Фото: Рамиль Ситдиков / РИА Новости

Частичная отмена уголовной ответственности за разжигание ненависти либо вражды (ст. 282 УК) «буквально обрушила статистику приговоров за высказывания», однако число осужденных по другим экстремистским статьям выросло, и рост пришелся в основном на составы, подследственные Федеральной службе безопасности. Вдобавок, несмотря на падение числа приговоров, количество осужденных к реальному лишению свободы практически осталось прежним. Такие выводы содержатся в ежегодном докладе (есть у РБК) информационно-аналитического центра «Сова».

«По нашим наблюдениям, вмешательство ФСБ в расследование уголовных дел увеличивается уже третий год», — констатирует автор доклада Наталия Юдина. «Несмотря на частичную декриминализацию ст. 282 УК, тренды антиэкстремистского правоприменения прошедшего года вызывают озабоченность. Количество осужденных за публичные высказывания остается слишком высоким, и при этом размер и порой даже сам факт наказания часто непропорциональны общественной опасности содеянного», — утверждается в докладе. В целом антиэкстремистское правоприменение «становится более непрозрачным, что повышает риск произвола и злоупотреблений», заключает Юдина.

Последствия декриминализации

Центр «Сова» собирает информацию о преследовании за экстремизм по открытым источникам, в том числе по сообщениям СМИ и правоохранительных органов. Согласно собранным данным, в 2019 году количество приговоров за экстремистские высказывания (в том числе за возбуждение ненависти, призывы к экстремистским или террористическим действиям) снизилось вдвое по сравнению с 2018 годом: аналитики «Совы» насчитали 98 таких приговоров в отношении 103 человек, они были вынесены в 47 регионах. Годом ранее «Сова» зафиксировала 206 приговоров в отношении 218 человек в 65 регионах.

По данным Верховного суда, за первую половину 2019 года по статьям, подразумевающим в том числе наказания за высказывания (о призывах к экстремизму и терроризму, неуважении к власти и т.п.), были осуждены 115 человек, у которых эти статьи в обвинении были основными. Это вдвое меньше, чем в первом полугодии 2018 года (230 человек).

Снижение числа приговоров и осужденных связано прежде всего с тем, что в конце 2018 года был принят закон о частичной декриминализации основной «экстремистской» статьи УК — 282-й, о разжигании ненависти и вражды. Теперь за «экстремистские» высказывания в интернете и СМИ поначалу предусмотрено административное наказание. Смягчению предшествовала кампания против приговоров за репосты, в которой участвовали депутаты Госдумы и крупнейшие интернет-компании.

Следствием смягчения антиэкстремистского законодательства стали отмена приговоров, прекращение уголовных дел на стадии следствия и в суде, а также смягчение наказаний тем, кого преследовали по нескольким обвинениям. Это коснулось в том числе лидера «Народного ополчения имени Минина и Пожарского» Владимира Квачкова, лидера «Русских» (обе организации признаны террористическими и запрещены на территории России) Дмитрия Демушкина и других радикальных объединений, указывает «Сова».

Приговоры за слова

Теперь в подавляющем большинстве дел за экстремистские высказывания применяется подследственная ФСБ ст. 280 УК о публичных призывах к осуществлению экстремистской деятельности; «Сова» насчитала 68 приговоров по ней в отношении 69 человек. Чаще стала применяться и статья о призывах к терроризму (ст. 205.2 УК), которая также находится в компетенции ФСБ, — 30 приговоров в отношении 31 человека. Этот состав чаще всего применяется в случаях радикальной исламистской пропаганды и призывов ехать воевать в Сирию или присоединяться к запрещенной в России группировке ИГИЛ, констатирует «Сова»; в двух случаях были осуждены анархисты, комментировавшие в соцсетях суицид своего несовершеннолетнего единомышленника в здании Архангельского УФСБ.

Несмотря на падение общего числа приговоров, реальные сроки за высказывания получили почти столько же обвиняемых, сколько и годом ранее, указали специалисты «Совы», — 50 в 2019 году против 49 в предыдущем. В том числе семь человек получили реальные сроки исключительно за высказывание, без иных обвинений.

«Если посчитать долю приговоренных к лишению свободы «только за слова» от общего количества осужденных за высказывания, то 2019 год выглядит антирекордным для нашей статистики: в 2019 году доля таких людей составила 6,8% от общего числа, в 2018-м — 5,5%, в 2017-м — 2,8%, в 2016-м — 2%, в 2015-м — 6,5%, в 2013 и 2014 годах — чуть больше 1%», — констатируют авторы.

Ужесточение после смягчения

Тенденция к «устранению недостатков антиэкстремистского законодательства» в 2019 году не получила развития, убеждены эксперты «Совы». Напротив, после декриминализации ч.1 ст. 282 УК возник «курс на ужесточение прежних и введение новых ограничительных норм».

В прошлом году был принят ряд законов, «направленных на дальнейшее ограничение права на свободу выражения мнения». К таковым эксперты относят нормы об административном наказании за неуважение к власти и распространение недостоверной общественно значимой информации.

Россия связывает себя обязательствами, предполагающими дальнейшее ужесточение антиэкстремистских ограничений — в июле она ратифицировала конвенцию по противодействию экстремизму Шанхайской организации сотрудничества, сказано в докладе. Этот документ предусматривает более широкое, не привязанное к насилию определение экстремизма и расширение перечня экстремистских актов.

В 2019 году были приняты поправки, усиливающие ограничения, наложенные на обвиняемых по экстремистским и террористическим преступлениям. Они связаны с упрощением внесудебной заморозки средств на счетах людей из перечня экстремистов и террористов Росфинмониторинга, а также с введением для них запретов на ту или иную работу.