Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Свидетель по делу «Седьмой студии» заявила о давлении следователей Общество, 01:57 В ЕС запретили хождение криптовалюты Facebook Libra Экономика, 01:29 Зеленский и Макрон обсудили подготовку к встрече в «нормандском формате» Политика, 01:28 Россиянин счел розыгрышем включение в санкционный список США Экономика, 01:05 На Украине заявили о реальном взыскании с «Газпрома» $2,1 млрд Экономика, 00:25 Сенаторы оценили планы Киева усложнить поездки украинцев в Россию Общество, 00:17 Google назвал самые просматриваемые ролики в YouTube в России и мире Общество, 00:07 Лидеры России и Белоруссии разыграют интеграционные карты в Сочи Политика, 00:01 От 15 до 20: чем живет поколение Z РБК Стиль и YE’S apartaments, 05 дек, 23:46 Россия назвала сроки новых переговоров по транзиту газа через Украину Экономика, 05 дек, 23:39 Адвокат Соколова сообщил о его отправке на психиатрическую экспертизу Общество, 05 дек, 23:25 СМИ узнали об идее Зеленского создать в Донбассе «муниципальную стражу» Политика, 05 дек, 23:23 Пятилетняя девочка умерла после аварии в Зеленограде Общество, 05 дек, 23:06 Глава МВД выступил против штрафов за превышение скорости на 10 км/ч Общество, 05 дек, 23:03
Дело Серебренникова ,  
0 
Угроза каждому: как госфинансирование культуры приводит к преступлениям
Режиссер Кирилл Серебренников заключен под домашний арест по делу о хищениях в «Седьмой студии». Из-за несовершенства механизмов госфинансирования культуры в такой ситуации может оказаться любой менеджер, считают его коллеги
Кирилл Серебренников (Фото: Татьяна Макеева / Reuters)

Претензии растут

Личные поручительства за режиссера, художественного руководителя театра «Гоголь-центр» Кирилла Серебренникова с тем, чтобы избавить его от ограничения свободы на время следствия, подписали 33 общественных и культурных деятеля — например, гендиректор Большого театра Владимир Урин, худрук театра «Сатирикон» Константин Райкин, руководитель Театра наций Евгений Миронов. Однако Басманный суд Москвы в среду, 23 августа, все же отправил Серебренникова под домашний арест. Госфинансирование — единственная возможность реализовать многие проекты в области культуры, при этом поря​док его получения и отчетности в теории ставит под угрозу практически любого менеджера, говорят опрошенные РБК культурные деятели.

На суде в среду следствие подтвердило, что режиссеру вменяется хищение 68 млн руб. из госсубсидии ​на поддержку современного искусства, которую Минкультуры выдало его продюсерской компании «Седьмая студия». Согласно фабуле обвинения, режиссер возглавил организованную группу из числа сотрудников АНО «Седьмая студия», которые предоставляли в Минкультуры неверные сметы с завышенной стоимостью работ и фальшивые отчеты о работах, которые в действительности не были проведены. Средства из субсидии же выводились через фирмы-однодневки и обналичивались, полагают в СКР. Вина Серебренникова доказывается показаниями его коллег из «Седьмой студии», а также финансовыми документами организации, заявил на заседании суда в среду следователь.

Общество
«Не лучший фон для выборов»: что означает задержание Серебренникова

Сумма ущерба в 68 млн руб. может в дальнейшем увеличиться, поскольку следствие еще не завершило экспертизы по делу, уточнил представитель СКР. В деле не конкретизируется, как именно фигуранты дела выводили средства. В первоначальной версии обвинения речь шла о фальшивых договорах с подрядчиками и о спектакле «Сон в летнюю ночь», который, по версии СКР, так и не был поставлен. После передачи дела в центральный аппарат СКР и нового обвинения эта конкретика из дела исчезла, рассказал в суде адвокат Серебренникова Дмитрий Харитонов.

Фотогалерея 
Кто пришел к Басманному суду поддержать Кирилла Серебренникова

Задним числом

Субсидии в общем объеме 216,5 млн руб. компания Серебренникова начала получать в 2011 году по распоряжению Владимира Путина, на тот момент возглавлявшего правительство. Деньги шли на проект «Платформа», который предполагал «осуществление комплекса акций на стыке четырех направлений современного искусства — театра, музыки, танца и визуального искусства (медиа-арт), а также формирование постоянно действующей площадки для творчества молодых творческих деятелей, просветительские проекты в области современного искусства», следовало из пояснительной записки к документу Минкультуры о выделении средств.

Минкультуры не финансировало мероприятия в рамках «Платформы», а лишь постфактум компенсировало работы, уже проведенные за счет «Седьмой студии». Кроме того, ведомство могло в любой момент проверить, как «Седьмая студия» выполняет смету, однако пока никаких публичных претензий к организации Серебренникова у него не было. РБК ожидает от Минкультуры ответ на вопрос о том, проводились ли такие проверки в отношении «Седьмой студии».

Как проходило это сотрудничество, можно судить по соглашению о выделении субсидии в 66,5 млн руб. на «Платформу» в 2014 году (документ есть в распоряжении РБК). Он подписан Кириллом Серебренниковым и Софьей Апфельбаум, на тот момент — руководителем департамента господдержки Минкультуры. Субсидии предоставлялись «на покрытие расходов, связанных с созданием и показом экспериментальных спектаклей; созданием и исполнением музыкальных произведений, концертных программ», говорится в документе. В приложении к документу перечисляются мероприятия, на которые, как предполагала «Седьмая студия», должны были пойти бюджетные средства в 2014 году. Это в том числе спектакли «Обыкновенная история» и «Смерть и девушка», концерт современных композиторов «Гимн», международный фестиваль медиаперформансов, гастроли «Седьмой студии» во Франции. На каждое мероприятие предполагалось направить от 1 млн до 8,6 млн руб. Также документ предусматривал, что 3,6 млн руб. пойдут на зарплаты сотрудникам «Седьмой студии».

Кирилл Серебренников на презентации проекта «Платформа». 3 октября 2011 года (Фото: Станислав Красильников / ТАСС)
Минкультуры перечисляло «Седьмой студии» деньги после того, как она выполняла согласованные работы в рамках проекта и отправляла в ведомство финансовый отчет и письменный отчет о проведенных мероприятиях. Отчитываться о расходах руководителям компании по годовой программе нужно было трижды в течение 2014 года: в марте, мае и августе. По итогам первого этапа «Седьмая студия» должна была выполнить работы на 40 млн руб., по итогам второго — на 20 млн руб. и третьего — на 6,5 млн руб. Ведомство было вправе по мере необходимости проверять расходование средств, говорится в документе.

Под угрозой все

Нарушения можно найти «в любом театре, фестивале, музее, которые проводят более-менее активную художественную политику», убеждены опрошенные РБК деятели культуры, подписавшиеся за Серебренникова. Режиссер Алексей Герман-младший связывает эти риски с постоянным ужесточением правил распределения субсидий и с издержками процесса. «Я полагаю, что [в расходах «Седьмой студии»] какие-то цифры могли меняться в процессе. Люди подавали заявку вот на то-то столько-то, а в процессе выяснялось, что стоит столько-то», — отметил он.

Формальности госфинансирования кино и театра не всегда учитывают процесс создания спектакля или фильма, поэтому режиссерам и продюсерам приходится идти на нарушения, отметил режиссер Павел Лунгин. «Главная неприятность — это непонимание специфики кино. Тебе дают деньги, как будто инвестируют в чулочную фабрику. Ты должен в определенный срок сдать фильм, и совершенно не учитывается, что актер может быть не готов, а режиссер может быть не удовлетворен или монтировать дольше. Когда я вовремя не успевал сдать фильм, я платил штрафные санкции Фонду кино. При этом качество фильма не​​ оценивается — фильм должен быть поставлен», — пояснил Лунгин.

Законодательство «очень часто вынуждает менеджерскую часть культурных проектов» прибегать к фактическому нарушению закона, согласилась сценарист и режиссер Авдотья Смирнова. «Для того чтобы полностью исполнить закон, существует только один способ — ничего не производить, не делать. Если ты производишь что-то, то ты можешь нарушить закон там, где это тебе даже в голову не придет», — заявила она. По словам Смирновой, в ходе работы над проектом часто возникают расходы, за которые просто невозможно отчитаться: «Например, для того чтобы вести съемку на улицах города, необходимо перекрытие улицы. Без этого съемка запрещена. Перекрытие официально могут осуществить только сотрудники ДПС. Но в перечне услуг, которые оказывают сотрудники ДПС, такой услуги нет. Поэтому оплатить эту услугу по безналичному расчету, то есть совершенно официально, невозможно».

С недавнего времени в типовой договор авторов сценария для картин с госфинансированием был включен пункт, в котором прописывается хронометраж будущего фильма, добавила Смирнова. «После этого к одним моим друзьям пришла проверка следственных органов. По документам студия бралась произвести фильм хронометражом 90 минут, а фильм на выходе — 84 минуты. Потому что такова была авторская версия монтажа. Но в глазах следственных органов деньги, выделенные на производство шести минут фильма, были украдены», — рассказала Смирнова.

Такая ситуация сложилась не только в культуре, заявил РБК член президентского совета по правам человека Николай Сванидзе. «В нашей стране любому руководителю, чтобы эффективно руководить производством, и неважно, производством чего — гаек, боеголовок или театральных спектаклей, — приходится идти на нарушение закона или закрывать глаза на его нарушение», — рассуждает он.

Применительно к культурным проектам отчасти «речь идет о вполне конкретных заказах ​— пошив костюмов, изготовление декораций», — добавляет замдиректора российского отделения антикоррупционной организации Transparency International Илья Шуманов​​​. По его словам, предельно допустимые накладные расходы на каждый пункт в смете проектов с госфинансированием не могут превышать определенный процент от общей суммы субсидии. Однако, согласен он с деятелями культуры, есть и статьи расходов, обоснованность трат на которые доказать трудно. Например, гонорары актеров. «Понятно, что когда люди являются получателями государственных средств, за каждую копейку надо отчитываться», — подытожил эксперт.