Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Учебный самолет с поврежденным шасси аварийно сел во Владивостоке Общество, 06:16 Переехать в небоскреб: чего ожидать от жизни в «Москва-Сити» Партнерский материал, 06:12 В СК предложили ужесточить ответственность для физлиц за неуплату налогов Общество, 05:48 Амурского тигра сбили насмерть в Хабаровском крае Общество, 05:40 Врач назвал минимальным риск заражения COVID во время крещенских купаний Общество, 05:23 СК завел дело после гибели четырех человек при пожаре в Петрозаводске Общество, 05:00 Умер работавший над развитием сотовой сети в России Юрий Громаков Общество, 04:57 Доллар по 28: история российского фондового рынка РБК и Открытие Инвестиции, 04:42 Эксперт назвал повышающий на 250% фактор заражения коронавирусом Общество, 04:32 NYT сообщила о заработках соратников Трампа на помилованиях Политика, 04:03 В Сирии при нападении террористов погибли двое военных Общество, 03:56 СМИ узнали об иске НКО к Apple с просьбой удалить Telegram из App Store Технологии и медиа, 03:39 Исторический экскурс в мир бытовых катастроф ХХ века РБК Стиль и LG ThinQ, 03:13 Врачи дали советы по подготовке к крещенским купаниям Общество, 03:02
Общество ,  
0 

На администрацию изолятора «Лефортово» пожаловались генпрокурору

Общественная наблюдательная комиссия обратилась в Генпрокуратуру с требованием проверить действия руководства СИЗО «Лефортово». Этот изолятор находится в неформальном подчинении ФСБ, говорят источники РБК
Здание Лефортовского СИЗО
Здание Лефортовского СИЗО (Фото: Юрий Машков/ТАСС)

Жалоба правозащитников

Члены Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) направили обращение генпрокурору Юрию Чайке и директору Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) Геннадию Корниенко. В документе (копия есть в распоряжении РБК) они жалуются на ограничения, которые создает администрация СИЗО-2 «Лефортово» для правозащитников. В тексте за подписью зампреда московской ОНК Евы Меркачевой отмечается, что ОНК сталкивается с психологическим давлением и угрозами.

В Генпрокуратуре жалоба пока не зарегистрирована, сообщили РБК в пресс-службе ведомства. В пресс-бюро ФСИН не ответили на запрос РБК.

С сентября 2016 года перед посещением «Лефортово» правозащитников предупреждали, что администрация не позволит им беседовать с арестованными непосредственно в камерах, говорится в жалобе. Членов ОНК допускали только в пустые помещения, из которых предварительно всех выводили. А разговаривать с заключенными предлагали в специально выделенных комнатах, что мешало оценить условия содержания, пишет Меркачева.

«Запрет на общение в камерах сопровождался угрозами прервать посещение, применить к членам ОНК меры административного воздействия, что является очевидной формой давления», — говорится в обращении.

Заместители начальника СИЗО Виктор Шкарин и Николай Иванов при этом ссылались на приказ ФСИН о порядке посещения мест лишения свободы. Там говорится, что администрация учреждения для бесед с заключенными должна предоставлять общественным наблюдателям помещения, «оснащенные необходимой мебелью, канцелярскими принадлежностями, а также оборудованные кнопкой тревожной сигнализации». Авторы жалобы возражают, что отсутствие этих условий не должно означать запрета на общение с заключенными.

Наблюдатели просят Генпрокуратуру проверить действия руководства колонии и указать на недопустимость «правового нигилизма, вольных интерпретаций действующего законодательства, иных нарушений законности, высокомерного и заносчивого отношения».

Конфликт ОНК с изолятором

«Лефортово» считается изолятором ФСБ, рассказали РБК источник, близкий к руководству столичного ФСИН, и собеседник в спецслужбе. Именно по этой причине в СИЗО содержатся фигуранты дел, оперативное сопровождение по которым осуществляет ФСБ: например, экс-полковник МВД Дмитрий Захарченко и бывший губернатор Кировской области Никита Белых. До 2005 года «Лефортово» подчинялось напрямую Федеральной службе безопасности, но затем Госдума запретила спецслужбе иметь следственные изоляторы.

Взаимопонимания между правозащитниками и администрацией «Лефортово» не было никогда, но в последние месяцы ситуация обострилась, подтвердила РБК ведущий аналитик УФСИН по Москве и бывший член ОНК Анна Каретникова. По ее словам, сотрудники изолятора «мешают нормальному общению в камерах, повышают голос, говорят хором с правозащитниками, когда они пытаются задать вопросы». А в последнее время визиты ОНК организуют так, что все беседы с заключенными происходят в индивидуальном порядке. «Теперь каждый должен изъявить желание побеседовать с членом ОНК, и его должны куда-то вывести. Хорошо, что в «Лефортово» не очень много людей. Но если взять обычную камеру на сорок человек, то сотрудники и правозащитники будут заняты на целый день», — подчеркнула Каретникова.

Новый глава ОНК Вадим Горшенин оказался не в курсе обращения коллег. «Я в «Лефортово» был буквально на прошлой неделе, общался с тремя заключенными. Нас пускали абсолютно ко всем, с кем мы хотели поговорить. Провожали в отдельный переговорный бокс, приводили заключенных,​ и мы с ними могли иметь беседы, естественно, не касаясь существа уголовных дел», — сказал РБК руководитель комиссии. По его словам, особых проблем в специзоляторе он не видит: «Да, в «Лефортово» намного более жесткие условия, нежели в других СИЗО Москвы. Но там и составы преступлений совсем иные».