Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В Челябинске загорелся склад на территории металлургического комбината Общество, 11:53 В Абхазии задержали ранившего двоих россиян мужчину Общество, 11:48 В Петербурге за сутки умерло максимальное число людей с COVID с февраля Общество, 11:43 Сбербанк сообщил о трехкратном росте спроса на ипотеку на частные дома Недвижимость, 11:39 Росреестр сообщил о росте спроса на вторичное жилье Москвы в 1,5 раза Недвижимость, 11:36 В Подмосковье впервые с января выявили более 1,1 тыс. зараженных COVID-19 Общество, 11:31 Какие проекты из России вышли в финал девелоперского «Оскара» Недвижимость, 11:31 Куда выгоднее инвестировать: выбор серийного предпринимателя РБК и СберПервый, 11:30 «Академия Сервиса» выведет аутсорсинг и аутстаффинг на новый уровень Пресс-релиз, 11:27 Subaru обновила кроссовер Forester Авто, 11:24 В России за сутки выявили более 14 тыс. новых заражений COVID Общество, 11:20 Мишустин поручил расширить программу скрининга новорожденных Общество, 11:17 Пандемия коронавируса. Самое актуальное на 15 июня Общество, 11:16 Эриксен впервые обратился к болельщикам после остановки сердца на Евро Спорт, 11:16
Общество ,  
0 

Эксперты зафиксировали неудачу реформ Медведева по защите бизнеса в судах

Реформы Дмитрия Медведева не повлияли на то, как правоохранительные органы и суды преследуют предпринимателей. Ситуация изменилась только благодаря общим либеральным реформам, считают эксперты
Фото: Антон Ваганов/Коммерсантъ
Фото: Антон Ваганов/Коммерсантъ

Общая либерализация

При президенте Дмитрии Медведеве не удалось создать особый правовой статус для предпринимателей, а число подсудимых по экономическим делам снизилось по всем социальным группам благодаря общим либеральным реформам уголовного законодательства. Такие выводы содержатся в докладе Института проблем правоприменения (ИПП) «Уроки либерализации: отправление правосудия по уголовным делам в экономической сфере в 2009–2013 годах» (есть у РБК). Как отмечается в тексте, снижение количества осужденных не связано с основными нововведениями, которые зависели от наличия статуса предпринимателя.

ИПП при Европейском университете в Санкт-Петербурге изучает судебную статистику и правоприменение. Институт также занимается разработкой реформ: например, в 2013 году совместно с Комитетом гражданских инициатив бывшего министра финансов Алексея Кудрина ИПП предложил упразднить Следственный комитет, ФСКН и МВД, создав муниципальную, региональную и федеральную полицию.

Доклад подготовила младший научный сотрудник института Ирина Четверикова. Анализ проводился на основе информации о судебных процессах за 2009–2013 годы. «В исследовании использовались дезагрегированные данные, то есть не сводная информация, а данные о каждом подсудимом. Это позволяет сопоставлять конкретные случаи и делать выводы о тенденциях», — отмечается в тексте. Массив информации содержит сведения о социальных характеристиках подсудимых, особенностях квалификации преступлений и расследовании дел.

«На основе сведений о социальном и должностном положении подсудимых мы выделили группу предпринимателей — собственников или руководителей предприятий и других коммерческих компаний, глав крестьянско-фермерских хозяйств, а также индивидуальных предпринимателей. Для сравнения была сформирована группа экономически активных — от рабочих до государственных служащих, а также группа безработных, включая тех, кто не зарегистрирован на бирже труда», — подчеркивает Четверикова.

Подсудимые и осужденные

Точкой отсечения для доклада стали реформы Медведева: отмена нижних и снижение максимальных сроков заключения, распространение альтернативных видов наказания, декриминализация лжепредпринимательства и контрабанды.

«За период реформ количество подсудимых по экономическим делам значительно снизилось», — говорится в исследовании. В начале президентского срока Медведева число фигурантов по экономическим делам составляло 60 тыс. человек, из них 6,7 тыс. — предприниматели. К 2013 году эта цифра сократилась до 41 тыс., 4,1 тыс. — предприниматели. Процент оправдательных приговоров не превышает 1%.

Количество предпринимателей, осужденных за экономические преступления, снизилось с 5 тыс. человек в 2009 году до 3 тыс. в 2013 году. «Доля осужденных среди предпринимателей, представших перед судом как до, так и после реформ, составляла схожие 75–76%. Соответственно, основной вклад в снижение количества осужденных предпринимателей внесло уменьшение количества подсудимых. Более того, также снизилось количество осужденных за экономические преступления из других социальных групп», — уверены в ИПП. По мнению экспертов, из этого следует, что снижение количества осужденных предпринимателей и других осужденных по экономическим делам имеет общие причины.

Важным изменением стало уменьшение доли приговоров к реальному лишению свободы. Вместо этого судьи стали чаще назначать альтернативные виды наказаний — штрафы и исправительные работы. Но такая практика затронула скорее безработных и экономически активных обвиняемых, а доля приговоренных к реальному лишению свободы среди предпринимателей осталась примерно такой же, как в дореформенный период, подчеркивается в докладе.

Снизились сроки по экономическим делам: в 2009 году медианный показатель (половина сроков больше этого значения, а другая половина меньше) был четыре года, в 2013 году — 3,3 года. «Дело в том, что до реформ безработные и экономически активные осужденные за экономические преступления получали более мягкие приговоры в части сроков реального лишения свободы, чем предприниматели», — утверждается в докладе. После реформ Медведева предпринимателей стали наказывать так же, как и остальных.

Без особых мер

«Анализ динамики судебных решений показывает, что смягчение в большей степени обязано общей либерализации уголовного закона, чем особым мерам в отношении предпринимателей», — резюмируется в докладе. Четверикова отмечает: в исследованных данных не удалось найти подтверждения того, что «практика заключения под стражу предпринимателей по экономическим делам значительно поменялась».

Сработали только точечные меры, например конкретизация незаконного предпринимательства, объяснила Четверикова в разговоре с РБК: после изменений количество обвиняемых по этой статье значительно упало.

«Практика привлечения к уголовной ответственности изменяется по не зависящим от конкретных законодательных инициатив причинам», — отметила эксперт. Изменение Уголовного кодекса под конкретную задачу редко приводит к изменениям на практике. А законодательные инициативы часто игнорируют имеющуюся правоприменительную практику.