Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Семья заочно арестованного Петрова решила продать автодилера «Рольф» Бизнес, 19:35 Миллер не увидел «розовую» зиму после «темно-синего» лета Общество, 19:33 9 рецессий: какими были кризисы, которым предшествовала инверсия Quote, 19:30 Личный опыт: я живу в дореволюционном доме РБК и Элитная недвижимость, 19:27 Минюст объяснил внеплановую проверку Фонда борьбы с коррупцией Политика, 19:13 Что случилось за день. Главные новости РБК Общество, 19:07 Однокурсники исключили травлю открывшего стрельбу в колледже студента Общество, 19:05 Алексей Васильчук — о фудмолле «Депо.Москва» и как удержаться на плаву РБК Стиль и Henderson, 18:57 Эрдоган исключил отказ Турции от С-400 Политика, 18:51 Фигуристка Трусова заявила о желании соревноваться с мужчинами Спорт, 18:47 Сооснователь Refformat — о том, как стоматология становится доступнее Стиль, 18:31 6 подводных камней в бизнесе с Китаем РБК и Открытие, 18:29 СК заявил о задержании напавшего с ножом на детской площадке мужчины Общество, 18:24 Аналитик: вскоре цена Bitcoin достигнет $12 000 Крипто, 18:20
Дело Серебренникова ,  
0 
Дело давшего на Серебренникова показания бухгалтера вернули в прокуратуру Это существенный поворот в процессе над «Седьмой студией», но в итоге обвинение может даже ужесточиться
Судья решила вернуть в прокуратуру дело Нины Масляевой, которая дала ключевые обвинительные показания по делу «Седьмой студии». Эксперты считают это поворотным моментом в резонансном процессе
Нина Масляева (Фото: Владимир Астапкович / РИА Новости)

Мещанский суд Москвы вернул в прокуратуру дело бывшего главного бухгалтера АНО «Седьмая студия» Нины Масляевой. Такое решение приняла судья Татьяна Изотова.

Обвинительное заключение содержит нарушения, которые невозможно устранить в суде: к примеру, роль Масляевой при совершении мошенничества не конкретизирована, заявила Изотова. По ее словам, следствие и гособвинение фактически оставляют суду необходимость устанавливать все обстоятельства преступлений, тогда как это исключительная прерогатива предварительного следствия. К тому же на заседании Масляева, которая заключила досудебное соглашение со следствием, заявила, что ей неизвестны все обстоятельства хищений, а именно — кто конкретно и в каком объеме их совершал, указала судья.

Гособвинитель в ходе заседания возразила, что не усматривает никаких нарушений в обвинительном заключении.

Мера пресечения Масляевой оставлена прежняя — домашний арест до 19 июля. Остальные фигуранты, которые не признают вину, 8 апреля по решению суда были освобождены под подписку о невыезде.

Общество
Кирилла Серебренникова перевели на подписку о невыезде

Дело Серебренникова

Бывшим сотрудникам «Седьмой студии» вменяется мошенничество с ущербом в 133 млн руб. с госсубсидиями, выделенными в 2011–2014 годах на проект по популяризации современного искусства «Платформа». По делу проходят режиссер Кирилл Серебренников, бывший генеральный продюсер «Седьмой студии» Алексей Малобродский, бывший руководитель департамента господдержки искусства Минкультуры, директор РАМТ Софья Апфельбаум и объявленная в розыск бывший продюсер «Седьмой студии» Екатерина Воронова.

Дело Масляевой было выделено в отдельное производство и рассматривается в особом порядке, поскольку она единственная из всех обвиняемых заключила сделку со следствием. Оно рассматривается в особом порядке, без исследования доказательств, так как бухгалтер полностью признает вину.

Остальные фигуранты дела не согласны с обвинением. Они настаивают, что все обналиченные деньги расходовались строго на мероприятия в рамках «Платформы».

Что Масляева рассказала суду

Гособвинитель на заседании заявила, что Масляева дала полные и подробные показания по поводу «своей преступной деятельности и деятельности других членов организованной преступной группы» и помогла привлечь их к ответственности.

Масляева перед выступлением попросила у суда разрешение воспользоваться своими записями, показания она читала с листа. Бухгалтер рассказала, что выполняла все указания руководства АНО «Седьмая студия» и «в огромном количестве обналичивала денежные средства», часть из которых тратилась на проект «Платформа», а часть расхищалась. «Седьмая студия», по ее словам, подавала в Минкультуры фальшивую финансовую отчетность, о чем знала «поддерживавшая близкие отношения» с Серебренниковым, Итиным и Малобродским чиновница Софья Апфельбаум. За свою деятельность Масляева получала вознаграждение 150 тыс. руб. в месяц. «По моим подсчетам, было похищено более 130 млн руб. Более точная сумма была установлена следствием», — заявила Масляева.

Общество
В «Гоголь-центре» отреагировали на освобождение Серебренникова

«Мои руководители неоднократно пытались довести и до следствия, и до общественности через средства массовой информации, что все деньги похитила я. Но ни один бухгалтер не обналичивает без указаний начальства, — заявила Масляева, призвав суд не доверять этим заявлением. — Я виновна только в том, что я содействовала Итину, Серебренникову, Малобродскому и Апфельбаум в хищении средств». По ее словам, обнальные фирмы в основном привлекали генпродюсеры, о части из них Масляева узнала только в ходе следствия. Фиктивные договоры с однодневками также составляли генпродюсеры, утверждает обвиняемая.

Отвечая на вопросы судьи, Масляева заявила, что не знает, кто именно расхищал обналиченные деньги.

Показания на процессе по делу Серебренникова

В январе Масляева выступила свидетелем обвинения на процессе по основному делу «Седьмой студии». Тогда ее показания отличались от данных 11 апреля. Масляева заявила, что вообще ничего не знает о судьбе обналиченных денег, в частности, действительно ли они были расхищены.

Масляева рассказывала, что ее, ранее судимую, пригласили в «Седьмую студию» лично Итин, Серебренников и Малобродский. Они сразу поставили перед ней задачу организовать обналичивание бюджетных денег; для этого Масляева привлекла своих знакомых индивидуальных предпринимателей и фирмы-однодневки, с которыми заключались фиктивные контракты. Обнальщики брали комиссию 9–12%, рассказала Масляева.

По ее словам, за все время существования «Седьмой студии» 90 млн бюджетных рублей было израсходовано законно и еще около 120 млн обналичено по подложным договорам. Существенная часть обналиченных денег пошла на зарплаты и другие платежи, пояснила Масляева.

Она также утверждала, что между официальной и реальной зарплатой руководителей «Седьмой студии» был большой разрыв (30–40 тыс. руб. в отчетности и около 100 тыс. руб. на руки), а также что сотрудники периодически брали из сейфа, где хранились наличные, деньги в долг на собственные нужды.

Масляева предположила, что субсидия «Седьмой студии» выделялась по согласованию с Апфельбаум, «которая была в доле», однако отметила, что это лишь ее догадки.

Главбух была уволена из «Седьмой студии» после того, как вскрылась пропажа 5 млн руб., рассказывали другие обвиняемые. В ходе суда бухгалтер подтвердила эти сведения: по словам Масляевой, у нее возник конфликт с Вороновой, и главбуха уличили в хищении сначала 15, затем 10 и, наконец, 5 млн руб. Руководство «Седьмой студии» инициировало аудит, который подтвердил хищение, однако он был неофициальным, проходил без участия Масляевой (никаких вопросов ей проверяющие не задавали), а на время аудита документация «Седьмой студии» вывозилась из офиса в неизвестном направлении.

Как решение о Масляевой скажется на деле Серебренникова

«Это очень серьезный признак, что поступила команда на разворот дела. Это не юридическая работа, хотя я с огромным уважением отношусь к тому, что сделала защита Серебренникова», — считает руководитель юридического департамента фонда «Русь сидящая» Алексей Федяров.

По словам юриста, такое развитие событий не обязательно благоприятно для остальных обвиняемых: «Возможно, что Масляевой усилят обвинение, то же самое сделают и с делом Серебренникова, вернув в прокуратуру и его. А может быть, вернут, соединят и рассмотрят вместе всех, включая Масляеву. Но точно одно: поиск компромиссного варианта будет очень и очень сложным для следствия. И еще сложнее для ФСБ», — заявил он.

«На мой взгляд, после довольно резонансного решения отпустить Серебренникова и других из-под домашнего ареста судья просто побоялась связываться и первой выносить решение. Это было бы слишком смело. Именно поэтому дело было возвращено для устранения недостатков. Судья просто подождет, когда будет вынесено решение по основному делу», — считает председатель коллегии адвокатов «Князев и партнеры» Андрей Князев.

«Я против того, чтобы все трактовать как сигналы. Но видно, что в деле наметился новый поворот, — считает политолог Екатерина Шульман. — Признательные показания Масляевой — это центр обвинения, его основная доказательная база. Если судья отправляет дело в прокуратуру, то это вынимает ключевой камень из всего здания, построенного обвинением». Однако перспективы дела Серебренникова не стали более очевидными, полагает Шульман: «Все менее и менее понятно, как сюжетно это все может завершиться. Пока мы видим некое затягивание процесса, но яснее, чем дело может кончиться, не стало».