Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Автомобиль с характером: Mercedes-Benz GLE купе РБК и Mercedes-Benz, 20:13 В Москве на территории приюта для животных нашли мертвым его директора Общество, 20:02 УЕФА разрешил болельщикам вернуться на трибуны Спорт, 20:01 Стартовало производство первого электрокара Volvo Авто, 19:51 Осенний шопинг: что и как покупать на рынке акций в этом сезоне РБК и СберПервый, 19:44 Минздрав обновил методические рекомендации по лечению коронавируса Общество, 19:40 Что смотреть на ММКФ: 12 главных фильмов Стиль, 19:29 Обострение конфликта в Нагорном Карабахе. Карта на 1 октября Политика, 19:25 Соперниками российских клубов в Лиге чемпионов стали «Бавария» и «Челси» Спорт, 19:18 Правительство продлило мораторий на банкротства до 7 января 2021 года Экономика, 19:15 В Москве ужесточили удаленку, нефть ниже $40. Главные новости РБК Общество, 19:15 «Арсенал» арендовал двух футболистов «Спартака» Спорт, 19:12 Чек-лист для бизнеса: какие возможности оптимизации вы упускаете РБК и Райффайзенбанк, 18:59 Как DeFi совершенствует независимую финансовую систему Крипто, 18:58
Общество ,  
0 

Стала известна жалоба капитана, который привез взорвавшийся груз в Бейрут

Бывший капитан Rhosus Борис Прокошев рассказывал, что оказавшиеся на задержанном в порту Бейрута судне моряки не получали зарплаты, а владелец объяснял невозможность продажи Rhosus опасным грузом на борту
Фото:Борис Прокошев / ok.ru
Фото: Борис Прокошев / ok.ru

Еще в 2014 году капитан судна Rhosus, на котором в Бейрут были доставлены более 2 тыс. т взорвавшейся 4 августа 2020 года селитры, жаловался на проблемы из-за опасного груза. В своей жалобе (есть у РБК), направленной в 2014 году в профсоюз моряков в Новороссийске, Борис Прокошев сообщал, что моряки, оставшиеся на задержанном местными властями из-за неуплаты портовых сборов судне, не получают зарплаты.

«Судовладелец намерен, по его словам, продать судно и рассчитаться с экипажем, однако продать его не может, так как на судне опасный груз нитрата аммониума, который не разрешают в порту Бейрут выгружать и перегружать на другое судно», — говорилось в документе.

Инспектор Международной федерации транспортных рабочих (ITF) Ольга Ананьина, к которой обращался за помощью в 2014 году капитан судна Rhosus, рассказала РБК, что тот жаловался на тяжелую ситуацию и отсутствие продовольствия. В письме, которое Ананьина получила от Прокошева в марте 2014-го, он называл поведение судовладельца «верхом вероломства».

Причиной взрыва в Бейруте назвали груз со связанного с россиянином судна
Общество
Фото:Mohamed Azakir / Reuters

«Люди предложили ему подписать бумагу, что он отказывается от судна, взамен хотели заплатить за него долги команде, порту, агенту и прочим, с тем чтобы выпустили судно из Бейрута, и перегнать в порт Фамагуста, там его разгрузить и затем отправить в металлолом. Тот заартачился и отказался подписывать предложенный ему вариант разрешения ситуации», — сообщалось в письме.

Video

В обоих документах Прокошев также жаловался на отсутствие помощи от российских дипломатов в Ливане.

Как выглядит порт Бейрута спустя сутки после взрыва. Фоторепортаж
Фотогалерея 

«Судно везло селитру из Грузии в Мозамбик. Судно арестовали, там была невыплата зарплаты членам экипажа, еще были технические проблемы. И судовладелец на самом деле судно бросил. Инспектора Международной федерации транспортников им помогали выбраться оттуда. Насколько я знаю, выбрались они в конечном счете даже без зарплаты, но по крайней мере им удалось уехать. С тех пор, я так понимаю, эта селитра там и была, и вроде как она была перегружена на склад», — рассказал РБК первый заместитель председателя Российского профессионального союза моряков Игорь Ковальчук.

В интервью порталу «Сибирь.Реалии» Борис Прокошев рассказал, что владельцем Rhosus был российский предприниматель Игорь Гречушкин, который только самому капитану остался должен в счет невыплаченной зарплаты $60 тыс.

«Пароход арестовали ливанские власти за неуплату портового сбора. Не знаю, о какой сумме шла речь. Кроме этого, команда узнала, что он не платил предыдущему экипажу судна, и забастовала: никуда мы не пойдем! В принципе, можно было уговорить экипаж дойти до Кипра, но из Бейрута нас не выпустили. Часть команды смогла покинуть Ливан, а меня, старшего механика, третьего механика и боцмана отказались выпускать. И мы там торчали 11 месяцев! Ни копейки нам не платили. И продукты он нам даже не покупал. Можно сказать, оставил нас в заведомо опасной ситуации, обрек на голод. Кормил нас порт», — рассказал Прокошев.

По его словам, после того как морякам в конце концов удалось добиться от ливанских властей разрешения покинуть судно и страну, более 2 тыс. т аммиачной селитры с Rhosus выгрузили и отправили на склад.

«Они сами виноваты. Незачем было арестовывать это судно, от него надо было скорее избавиться! Когда просили выпустить, надо было сказать: идите уже, ничего с вас не надо! А они начали требовать, чтобы им долг вернули за портовый сбор, — и вот что получилось. Ну и второе: этот нитрат аммония, удобрение, они могли бы вывезти на поля и запахать. Если груз никто не спрашивает, значит, он ничейный», — добавил Прокошев.

Последствия взрыва в порту Бейрута. Фоторепортаж
Фотогалерея 

Сухогруз Rhosus, на котором в 2013 году в Бейрут был доставлен груз селитры, вез ее из Грузии в Мозамбик. По данным порталов Marinetraffic, Vesseltracking и VesselFinder, судно было построено в 1986 году, неоднократно меняло названия и ходило под флагом Молдавии. Премьер-министр Молдавии Ион Кику 5 августа сообщил, что Rhosus был исключен из госреестра судов страны в феврале 2014 года. По словам Прокошева, Rhosus «года два-три назад» утонул. «У него была небольшая дырка, надо было периодически откачивать воду. А если экипажа нет, некому это делать», — сказал бывший капитан.

Детонация хранившейся на одном из складов селитры предварительно названа причиной взрыва, прогремевшего в порту Бейрута 4 августа 2020 года. Гриб от взрыва было видно за десятки километров, а взрывной волной повредило жилые дома и офисы в радиусе нескольких километров. Верховный совет обороны Ливана объявил город зоной бедствия.

Из-за взрыва без жилья остались около 300 тыс. человек. По оценкам властей, ущерб может составить не менее $3–5 млрд.