Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Представитель ВОЗ назвала возможную причину появления омикрон-штамма Общество, 23:12
Какие выплаты получили владельцы лайнера Costa Concordia после затопления РБК и Росгосстрах, 23:01
«Ювентус» проиграл «Аталанте» Миранчука в матче чемпионата Италии Спорт, 22:47
Александр Емельяненко проиграл бразильцу на турнире в Сыктывкаре Спорт, 22:46
Посол России заявил о «кадровом голоде» из-за высылки дипломатов из США Политика, 22:44
В Ульяновской области ослабят антикоронавирусные меры с 1 декабря Общество, 22:27
Глава МЧС назвал причину гибели спасателей в шахте Общество, 22:24
Какой бизнес в IT-сфере будет в тренде в 2022 году РБК и SAP, 22:10
Зеленский пообещал изучить вопрос о запрете въезда россиян на Украину Политика, 21:47
Спасатели вновь приостановили поисковую операцию в шахте «Листвяжная» Общество, 21:16
На что ориентироваться при выборе объекта недвижимости для инвестиций Партнерский материал, 21:16
Вторая партия матча за мировую шахматную корону завершилась вничью Спорт, 21:14
Пять российских фигуристок отобрались в финал Гран-при Спорт, 21:12
Столтенберг призвал Россию снизить напряженность на границе с Украиной Политика, 21:08
Общество ,  
0 

Обвиняемый в хищении 7,5 млрд руб. экс-глава банка умер под арестом

Бывший глава банка «Огни Москвы» Денис Морозов, фигурант дела о хищении 7,5 млрд руб., умер в Боткинской больнице, куда был доставлен из изолятора. Морозов много раз обжаловал арест, указывая на плохое состояние здоровья
Фото: Алексей Филиппов / РИА Новости
Фото: Алексей Филиппов / РИА Новости

Подсудимый по делу о хищении 7,5 млрд руб. из банка «Огни Москвы», экс-председатель правления финучреждения Денис Морозов скончался под арестом, рассказали РБК три источника, знакомых с ходом расследования уголовного дела, и подтвердили двое знакомых топ-менеджеров.

Банк «Огни Москвы» был лишен лицензии в мае 2014 года и вскоре признан банкротом. В 2015 году по заявлению Агентства по страхованию вкладов против руководителей банка было возбуждено уголовное дело. По версии следствия, обвиняемые фальсифицировали документы о разрыве договоров с клиентами, а деньги со счетов клиентов переводили подконтрольным фирмам, писал «Коммерсантъ»: такая «двойная бухгалтерия» действовала в банке задолго до того, как его возглавил Морозов. Сейчас это дело в отношении восьми фигурантов рассматривает Басманный суд Москвы, Морозову вменялись два эпизода мошенничества (ч. 4 ст. 159 УК), один эпизод присвоения или растраты (ч. 4 ст. 160 УК) и организация преступного сообщества (ст. 210 УК). Свою вину он частично признал.

Морозов скончался 12 мая в реанимации городской клинической больницы им. С.П. Боткина. Ему было 42 года, у него осталось трое детей, рассказал на условиях анонимности родственник топ-менеджера. Бывшего председателя правления банка госпитализировали 19 февраля из СИЗО-4 с острым нарушением мозгового кровообращения. Вскоре он впал в кому и так и не пришел в себя. Морозов страдал наследственным заболеванием, связанным со свертываемостью крови, — болезнью Виллебранда-Диана; этого заболевания нет в перечне диагнозов, препятствующих содержанию под стражей. Подобным больным периодически требуется введение препаратов плазмы; за все время содержания в СИЗО Морозову ни разу не сделали переливание крови, уточнил собеседник РБК. В конце августа Морозов перенес полостную операцию: «Его оперировали в 40-й больнице и оттуда вернули назад в СИЗО. Даже швы снимали уже не в больнице».

Морозов неоднократно просил отпустить его из изолятора и подавал жалобы на продление ареста, однако в их удовлетворении было отказано, рассказали в пресс-службе Мосгорсуда. Копии постановлений есть в распоряжении РБК: в них указано, что фигурант дела в том числе ссылался на плохое состояние здоровья и на то, что ему требуются регулярные переливания крови.

В Боткинской больнице отказались комментировать РБК смерть Морозова, сославшись на отсутствие полномочий; в департаменте здравоохранения Москвы объяснили такой же отказ требованиями конфиденциальности.

В столичном управлении ФСИН сказали, что не знают ничего о смерти арестованного; собеседник в ведомстве уточнил, что Морозов мог находиться в больнице без конвоя: «В таком случае он не числился за изолятором». Позднее в столичном управлении ФСИН заявили, что 9 марта Басманный суд изменил Морозову меру пресечения на домашний арест. Информацию об этом РБК подтвердили пресс-секретарь суда Юнона Царева и родственник Морозова. Последний отметил, что на тот момент банкир уже несколько недель находился в коме; до изменения меры пресечения он содержался в больничной палате под конвоем и в наручниках. Из-под стражи его просили выпустить адвокат и прокуратура. «Представители надзорного ведомства ждали ответа из больницы о его состоянии здоровья и возможности участвовать дальше в судебном следствии. И только когда они получили все медицинские документы, ему была избрана мера пресечения в виде домашнего ареста», — уточнил родственник банкира.

Уголовно-процессуальный кодекс запрещает заключать под стражу обвиняемых в преступлениях в сфере предпринимательской деятельности, в том числе по статьям о мошенничестве и растрате. В 2016 году пленум Верховного суда подтвердил этот запрет. «В некоторых случаях мошенничество рассматривается как общеуголовное преступление. Это зависит от того, как сформулировано обвинение; если следователю нужно, чтобы человека арестовали, он может не признать предпринимательский статус и экономическую деятельность, а может просто добавить к обвинению какую-то общеуголовную статью», — пояснил РБК федеральный судья в отставке Сергей Пашин.

«Обычно такие преступления под предпринимательскую деятельность не подходят. Но четких критериев нет. Когда в банке специально создается преступная группа для обналичивания средств — я не уверен, что это предпринимательская деятельность», — добавил председатель коллегии адвокатов «Князев и партнеры» Андрей Князев.

По делу банка «Огни Москвы» на стадии следствия в отдельное производство были выделены материалы против предполагаемого организатора хищений, экс-президента банка Марии Росляк. Она дочь аудитора Счетной палаты, бывшего сенатора Совета Федерации и заместителя мэра Москвы по экономике Юрия Росляка. Обвиняемая полностью признала вину, и в феврале 2016 года суд в особом порядке приговорил ее к четырем годам колонии. Росляк отправится в колонию только через 14 лет: на момент вынесения приговора она была беременна, и суд позволил ей понести наказание только после того, как ее младший ребенок достигнет дееспособного возраста.