Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
90 млрд руб. на облачные решения: страхи и надежды российских компаний РБК и #CloudMTS, 13:13 Бизнес на прокачку: как грамотно упаковать соцсети РБК и Альфа-Банк, 13:08 Центризбирком исключил Грудинина из списка КПРФ на выборы в Думу Политика, 12:57 Половина россиян решила не следить за Олимпиадой в Токио Спорт, 12:47 Как сэкономить 35% бюджета на ИТ-расходах. Тест РБК и Онланта, 12:34 Рублев и Хачанов вылетели на старте Олимпиады в турнире пар Спорт, 12:30 В результате наводнения в Сочи погиб полицейский Общество, 12:20 Минздрав обновил методические рекомендации о вакцинации взрослых от COVID Общество, 12:14 ЦИК предложила снять Грудинина с думских выборов после письма жены Политика, 12:01 Как разнообразить свой уикенд РБК и Lexus, 11:55 РФС обсудил с Карпиным и «Ростовом» невозможность «агентских игр» Спорт, 11:50 Суточная смертность от коронавируса в России повторила рекорд Общество, 11:35 Рискованные инвестиции: куда опасно вкладывать деньги Инвестиции, 11:30 Матыцин словами «счет открыт» оценил первую медаль России на Олимпиаде Спорт, 11:26
Общество ,  
0 

Суд отпустил из-под ареста осужденного врача Мисюрину

Мосгорсуд смягчил меру пресечения гематологу Елене Мисюриной, осужденной на два года за врачебную ошибку. Ранее ее постановили содержать под стражей до вступления приговора в силу
Елена Мисюрина
Елена Мисюрина (Фото: Олег Яковлев / РБК)

Мосгорсуд отпустил из-под стражи под подписку о невыезде руководителя гематологического отделения московской горбольницы № 52. Такое решение принял судья Олег Гривко, передает корреспондент РБК.

Мисюрина, приговоренная 22 января к двум годам колонии по делу о врачебной ошибке, была взята под стражу до вступления приговора в силу. Изменение меры пресечения обжаловали как адвокаты медика Анатолий Клейменов и Мария Зайцева, так и прокуратура Юго-Западного округа Москвы.

Рассмотрение жалобы на арест врача Елены Мисюриной. Фоторепортаж
Фотогалерея 
В понедельник, 5 февраля, Мосгорсуд отпустил из-под ареста врача-гематолога Елену Мисюрину. 22 января 2018 года ее признали виновной в смерти пациента и приговорили к двум годам колонии общего режима.

Представитель прокуратуры заявила, что меру пресечения Мисюриной изменили необоснованно, поскольку за четыре года следствия и суда она ни разу не нарушила подписку о невыезде. Кроме того, у нее на иждивении восьмилетний ребенок и родители-инвалиды. Суд первой инстанции никак не обосновал необходимость арестовывать медика после приговора, добавила адвокат Мария Зайцева.

Те же доводы привела и сама Мисюрина, выступившая совсем кратко. «Я бы хотела вернуться не только к детям, но и к своим пациентам. Очень большой объем работы нужно сделать», — сказала врач.

Адвокат Клейменов рассказал суду, что у него есть личные причины просить освобождения Мисюриной. «Более полувека назад по «делу врачей-вредителей» первым был арестован мой дедушка Яков Этингер», — заявил защитник. «Право врачей в данном случае использовать эту формулу, «дело врачей» (хотя я не поклонник этого), сегодня объясняется тем, в какое положение их поставил законодатель. Врач сегодня находится под серьезным риском понести незаслуженное наказание», — сказал Клейменов.

Он пояснил, что «понимает сложности, с которыми сталкивается суд». «Учитывая мою семейную биографию, меня сложно уличить в приязни к любому правоохранительному ведомству в этой стране, в том числе к Следственному комитету. Но я поддерживаю усилия его руководства, направленные на защиту пациентов. И, обращаясь к вам сегодня, я прошу вас проявить не милосердие к Мисюриной — хотя кто, как не она, этого заслуживает — и не уважение к сотням тысяч ее коллег и десяткам ее пациентов. Я прошу вас об этом потому, что для ее освобождения есть все правовые основания», — заключил Клейменов.

В защиту Мисюриной выступил также президент НИИ неотложной детской хирургии и травматологии Леонид Рошаль, ставший ее поручителем. «Мы считаем, что сегодня идет волна, необъяснимая и необоснованная, травли врачебного сообщества», — заявил он. Сейчас в гематологическом отделении 52-й больницы лежат около 80 человек, добавил Рошаль. «Кому хорошо от того, что она арестована? Им? Или тем, кто придет им на смену? А кто ответит, если кто-то из пациентов умрет, потому что рядом не было Елены Николаевны и ее квалифицированного мнения?». Доктор напомнил, что Мисюрина не покинула страну, будучи под следствием, хотя ей разрешали выезжать на международные конференции: «И я являюсь поручителем того, что, если вы освободите ее в зале суда, она будет исполнять все ваши требования». На вопрос судьи о том, что побудило его прийти в суд, Рошаль ответил: «Коротко говорю — совесть».

Дело Мисюриной

22 января Черемушкинский суд Москвы приговорил Мисюрину к двум годам колонии по ст. 238 УК (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшее по неосторожности смерть). Летом 2013 года в частную московскую клинику, где работала Елена Мисюрина, обратился пациент с несахарным диабетом, миелофиброзом и раком предстательной железы. Врач сделала забор костного мозга, чтобы определить тактику дальнейшего лечения. После процедуры мужчина ушел домой и через несколько дней умер в клинике «Медси». По мнению следствия, врач случайно проткнула мужчине кровеносный сосуд иглой, что и стало причиной смерти. Сама Мисюрина уверяет, что этого не могло произойти и пациент умер по другой причине.

Елена Мисюрина
Елена Мисюрина (Фото: Олег Яковлев / РБК)

Дело в отношении Мисюриной было возбуждено только спустя полтора года после смерти мужчины. Изначально ее преследовали по ч. 1 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности). Обвинение было переквалифицировано на более тяжкий состав, когда срок давности привлечения к ответственности по ст. 109 стал подходить к концу.

Приговор Мисюриной вызвал возмущение медицинского сообщества. Медики начали флешмоб в соцсетях в поддержку гематолога. Озабоченность ее делом высказал мэр Москвы Сергей Собянин, в защиту Мисюриной также выступил его заместитель по социальным вопросам Леонид Печатников. «Как врач я читал историю болезни пациента и считаю обвинения, которые вынесены Мисюриной, абсурдными. Тем не менее в истории болезни существуют экспертные заключения, которые дали возможность судье сделать обвинительное заключение, — сказал Печатников. — Наиболее абсурдным мне представляется то, что она осуждена по статье, которая предусматривает умысел, а это вообще беспрецедентный случай».

Следственный комитет ответил на возмущение медиков. «Вызывает крайнее удивление, когда приговор суда медицинскому работнику берутся комментировать другие люди, в том числе из сферы медицины, даже не будучи ознакомленными с материалами конкретного уголовного дела, по сути, подвергая сомнению компетенцию своих же коллег, дававших экспертное заключение по этому делу. В данном случае они не только нарушают элементарную этику, но и провоцируют недоверие граждан к медицинской системе в целом», — говорилось в заявлении официального представителя ведомства Светланы Петренко. По ее словам, следователи, работающие с делами о врачебных ошибках, проходят специальные курсы и «имеют полное представление о специфике врачебной деятельности».

Video

Решение суда по делу Мисюриной обжаловала не только ее защита, но и Генпрокуратура (на суде по существу гособвинитель требовал для нее условного срока). Петренко в ответ заметила, что представитель прокуратуры в суде полностью поддерживал следствие. За последние пять лет количество жалоб в СКР на врачебные ошибки увеличилось втрое — с 2,1 тыс. до 6 тыс., отчиталась официальный представитель СКР. При этом в 2017 году было возбуждено 1791 уголовное дело, связанное с медициной.

Замгенпрокурора Владимир Малиновский еще в 2016 году обращал внимание подчиненных на многочисленные случаи необоснованного преследования врачей, выяснил РБК. Как следует из документов СКР, следователи должны регулярно отчитываться о раскрываемости ятрогенных (связанных с причинением вреда пациенту) уголовных дел.