Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
ФСБ рассекретило информацию об эстонских карателях Общество, 06:56 Мэр Благовещенска соберет экстренную комиссию из-за стрельбы в колледже Общество, 06:42 МВД сообщило подробности стрельбы в колледже Благовещенска Общество, 06:38 Моралес объявил США в организации переворота в Боливии Политика, 06:17 Алена Владимирская — о выборе между карьерой и собственным бизнесом РБК и Сбербанк Первый, 06:15 СМИ опубликовали видео с места стрельбы в колледже Благовещенска Общество, 05:59 Обвиняемый в убийстве доцент СПбГУ предложил оплатить похороны аспирантки Общество, 05:45 Студент устроил стрельбу в колледже Благовещенска Общество, 05:34 В Бурятии мужчина взорвал в квартире похожий на гранату предмет Общество, 05:29 В Минобороны заявили о создании новой базы в Сирии Политика, 05:28 Чубайс назвал систему надзора в России проблемой для инноваций Общество, 04:57 Семь человек погибли в результате аварии с микроавтобусом в Забайкалье Общество, 04:53 Россияне высмеяли новое название аэропорта Челябинска «Игорь» Общество, 04:31 ЦБ назвал неприемлемой рассылку кредитных карт через Почту России Финансы, 03:48
Общество ,  
0 
ФАНО получит право засекречивать разработки российских ученых
Федеральное агентство научных организаций получит право засекречивать сведения о научных разработках в военной сфере и о любых достижениях науки, которые могут быть использованы при создании новых продуктов и технологий
Фото: Lori

Федеральное агентство научных организаций (ФАНО) просит у президента права относить к государственной тайне разработки ученых из вверенных агентству институтов Российской академии наук, а также присоединенных к ней Российской академии медицинских наук и Российской академии сельхознаук. Непосредственно правом относить разработки к числу секретных предложено наделить руководителя ФАНО (сейчас это Михаил Котюков). Проект соответствующего указа президента, разработанный ФАНО, опубликован в среду, 3 августа, на портале проектов нормативных актов.

ФАНО просит включить его в перечень организаций, имеющих право распоряжаться секретными сведениями. Эти ведомства, уполномоченные относить к гостайне те или иные категории сведений, упомянуты в президентском указе, которым также определены категории сведений, подлежащих засекречиванию. Впервые перечень таких сведений и ведомств был определен президентом Борисом Ельциным в 1995 году и с тех пор многократно расширялся. Руководитель ФАНО, согласно проекту агентства, должен быть включен в распоряжение президента, в котором перечислены должностные лица, уполномоченные засекречивать сведения, которыми располагают их ведомства, они несут личную ответственность за признание сведений тайными, что следует из закона о гостайне. Этот закон разрешает засекречивать сведения и, соответственно, ограничивать их распространение как с момента их получения, так и заранее.

В основном ФАНО намерено засекречивать сведения о научных разработках в военной сфере, следует из проекта указа президента. Речь, в частности, о результатах работ по созданию и модернизации вооружений, информации о проводившихся ранее работах в области оружия массового поражения,  сведениях о показателях гособоронзаказа, достижениях науки и техники в военной сфере, технологиях двойного назначения, расходах на научно-исследовательские работы по созданию вооружений и т.д. Но кроме того, ФАНО сможет причислять к гостайне и прогнозные оценки научно-технического прогресса по направлениям, определяющим обороноспособность государства, сведения о внешней политике и внешней торговле России и данные о достижениях науки, «которые могут быть использованы в создании принципиально новых изделий, технологических процессов в различных отраслях экономики», следует из проекта.

Основанием для подготовки документа, как сказано в пояснительной записке к проекту указа, стало поручение президента от 11 июня 2016 года (в открытом доступе оно отсутствует, РБК не нашел его ни на сайте Кремля, ни на портале pravo.gov.ru). Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков не смог предоставить оперативный комментарий.

Проблемы с лицензиями

Поводом для разработки документа послужила возникшая у многих подведомственных ФАНО организаций проблема с получением лицензий на работу со сведениями, составляющими гостайну, поясняет агентство. Исследования и работы в интересах обороны и безопасности государства выполняет значительная часть вверенных ФАНО организаций, отмечается в пояснительной записке. С 2013 года для получения лицензий на работу с секретными сведениями они должны получать подтверждение степени секретности сведений, с которыми намерены работать. Но у ФАНО нет таких полномочий. Представитель пресс-службы ФАНО говорит, что организациям агентства «приходилось обращаться в различные министерства и ведомства в зависимости от специфики деятельности за получением подтверждения степени секретности». Из-за этого возникали проблемы, которые отягощались «территориальной удаленностью заявителей, что выливалось в финансовые и временные потери». Если указ будет изменен, то научные организации смогут «централизованно обращаться в ФАНО России, что в итоге облегчит для подведомственных ФАНО организаций процедуру получения необходимых лицензий», отметил собеседник РБК.

Новые полномочия также позволят ФАНО «обеспечить защиту результатов исследований в перспективных высокотехнологичных областях науки и техники, которые принципиально могут относиться к сведениям, составляющим государственную тайну», сказано в пояснительной записке к проекту указа. Сейчас, согласно положению о ФАНО, не имея полномочий распоряжаться секретными сведениями, оно все равно должно защищать гостайну в пределах своей компетенции и координировать ее защиту в подведомственных ему организациях.

Если подготовленный ФАНО проект будет подписан президентом, агентство наряду с другими органами власти сможет лишать права собственности на информацию любые предприятия, учреждения, организации и любых граждан, следует из закона о гостайне. Материальный ущерб, причиненный засекречиванием такой информации, должен быть возмещен государством. Взамен бывший собственник информации должен обещать не распространять тайную информацию — право распоряжаться ею получает орган власти, который ее засекретил, отмечено в законе. Гражданин или компания могут обжаловать в суде засекречивание их информации, а также отказаться подписать договор о переходе властям права собственности на информацию, но все равно будут предупреждены об ответственности за ее распространение. Российские власти не могут запретить распространять лишь ту информацию, которая законно получена иностранными компаниями и гражданами других государств, говорится в законе.

Большинство сведений, распоряжаться которыми намерено ФАНО, уже доверены близкому ученым Министерству образования и науки, видно из действующего указа президента. Получить комментарий Минобрнауки на момент публикации не удалось.

«Что секретить?»

По словам ведущего научного сотрудника Института прикладной физики РАН Вячеслава Вдовина, существуют списки различных министерств и ведомств, в которых обозначено, какие разработки в той или иной сфере считать секретными. В научных организациях работают эксперты, как правило, под управлением замдиректора по науке, которые знают списки своей области. «Например, в одном из списков написано, что все технологии, касающиеся разделения изотопов урана, — это секретно. Эксперты читают научную статью или отчет сотрудника института и подписывают экспертное заключение, в котором отмечают, составляют ли эти сведения гостайну или нет», — говорит Вдовин. Если эксперты накладывают гриф, то, например, статья будет публиковаться уже в секретном журнале, а научный отчет передаваться по фельдсвязи. «Вообще все НИР, секретные или нет, выполняются по заказу каких-то министерств или ведомств, которые и отвечают за режим секретности этих работ. ФАНО нам ничего не заказывает. Все программы фундаментальных исследований курирует РАН, военные и атомщики курируют свои. Неясно, что ФАНО будет секретить», — удивляется собеседник.

В некоторых институтах, которые работают правопреемниками советских разработчиков космических, военных и ядерных программ, до сих пор работают аналоги «первого отдела» — спецотделы по контролю за секретными сведениями. Но в большинстве институтов, чьи разработки не составляют гостайну, их нет, говорит и сотрудник одного из московских научно-исследовательских институтов.

Вдовин опасается, что решения по присвоению грифа могут стать некомпетентными, если их будет принимать ФАНО: сейчас какого-то специализированного подразделения у агентства нет. «А в пояснительной записке написано, что изменения не потребуют дополнительных вложений. Но придется же нанимать специальных людей! Обеспечивать их специализированными помещениями, специальной оргтехникой», — рассуждает он. Кроме того, отмечает Вдовин, передача ФАНО таких функций противоречит принципу разделения функций РАН и ФАНО, который был заложен в реформе Академии наук (ФАНО отвечает за хозяйственно-финансовую деятельность подведомственных ему структур, а РАН и Минобрнауки — за научную). «ФАНО создавалось под флагом, что надо избавить ученых от необходимости заниматься хозяйством и дать заниматься наукой. И вдруг они начинают влезать в нашу науку, решать, что в ней секрет, что не секрет. Я не хотел бы давать эти полномочия бухгалтерам», — говорит Вдовин.