Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
«Надпись на форме не купишь». Реакция на игру команды Шевченко Спорт, 08:08 Маск назвал условие для возврата к биткоинам при продаже Tesla Бизнес, 07:30 Дерипаска проиграл иск в США об отмене санкций против него Бизнес, 07:23 В США обозначили сферы для сотрудничества с Россией Политика, 07:10 Умер один из пострадавших при стрельбе в Техасе Общество, 07:01 Россия и США нарастили число ядерных боеголовок в оперативном управлении Политика, 06:56 Байден и Эрдоган сравнят свои впечатления о Путине Политика, 06:47 Основатель Pink Floyd отказал Цукербергу в использовании песни Общество, 06:20 Байден перепутал Ливию и Сирию Политика, 05:59 Роспотребнадзор назвал основных переносчиков новых штаммов COVID-19 Общество, 05:42 Псаки оценила готовность Байдена к диалогу с Путиным Политика, 05:23 Роспотребнадзор напомнил о безопасности вакцин для репродуктивной функции Общество, 05:04 Футболист Эриксен сообщил о своем самочувствии после остановки сердца Спорт, 04:45 СМИ узнали об отмене масочного режима для привитых в магазинах Apple Общество, 04:40
Война санкций ,  
0 

Сергей Рябков — РБК: «Список недружественных стран может и расширяться»

Замминистра иностранных дел Сергей Рябков в блиц-интервью РБК рассказал о предстоящих переговорах Сергея Лаврова и Энтони Блинкена, подготовке первой встречи президентов России и США и критериях снятия ограничений с Америки
Сергей Рябков
Сергей Рябков (Фото: Эмин Джафаров / «Коммерсантъ»)

— Россия внесла США в список недружественных государств. Будет ли список расширен, а применяемые к его участникам ограничения — ужесточены? Что могут сделать США, чтобы быть исключенными из этого перечня?

— Начну со второго. Я не знаю, насколько все это имеет значение для Вашингтона. Пока к нам не поступало просьб об исключении США из списка государств, осуществляющих недружественные действия. Так или иначе критериями исключения из этого перечня служат поведение властей другого государства и их готовность предпринять практические шаги.

Мы видим много сигналов из США, слышим правильные слова. О том, как важны предсказуемость и стабильность в наших отношениях. О том, что нам нужно выстраивать прагматический диалог. Все это совпадает с нашим подходом. У нас не осталось иллюзий по поводу отношений с США, и, разумеется, что ни о какой перезагрузке 2.0 сейчас не может идти и речи. Поэтому, если что-то в содержании американской политики на российском направлении начнет меняться в лучшую сторону, тогда мы можем задуматься об отмене ограничений. Правительство Российской Федерации при наличии веских на то оснований может принимать и решения об изменении списка.

Впрочем, список недружественных стран может и расширяться, хотя мы не хотели бы, чтобы этот перечень государств становился безразмерным. Пока наиболее оголтелую, скажем так, позицию в противостоянии с нами заняли именно Вашингтон и Прага. То, что мы видим в соответствующем распоряжении правительства, — это отражение фактического положения дел. Здесь нет элемента риторики.

Россия в апреле сообщила о решении выслать десять американских дипломатов, в мае США были внесены в список недружественных государств, а посольству было запрещено нанимать на работу россиян. В связи с сокращением численности сотрудников посольство США в Москве сообщило о прекращении выдачи неиммиграционных виз для недипломатических поездок.

— Какие вопросы будут обсуждаться на переговорах министра иностранных дел России Сергея Лаврова и госсекретаря США Энтони Блинкена?

— Встреча станет первым очным контактом министра с госсекретарем, хотя до этого они общались по телефону. Поэтому повестка дня переговоров всеобъемлющая и включает в себя как двусторонние, так и международные вопросы.

Что касается двусторонних отношений, то в последнее время они развиваются по нисходящему тренду, который нужно в обязательном порядке, по крайней мере, остановить. Говоря о международных темах, это, само собой, ситуация вокруг палестино-израильского конфликта, ситуация на Ближнем Востоке в целом, ход переговоров по урегулированию вокруг иранской ядерной программы и возвращению сторон к полноформатному выполнению СВПД. Учитывая переход председательства в Арктическом совете к России, тематика Арктики тоже будет затронута.

Не могу не упомянуть тему стратегической стабильности и контроля над вооружениями. Мы все еще должным образом не проработали вопрос о том, когда, как и по какой повестке дня Москва и Вашингтон могли бы возобновить обсуждение этой тематики. Мы готовы работать с американцами по этим вопросам и «включиться» буквально в тот момент, когда они продемонстрируют собственную готовность.

Сергей Лавров и Сергей Рябков
Сергей Лавров и Сергей Рябков (Фото: Алексей Даничев / РИА Новости)

— Блинкен говорил, что хочет стабильных отношений с Россией и что США не стремятся к эскалации. Есть ли сейчас предпосылки для выстраивания таких отношений? Что этому мешает?

— Мы заинтересованы в стабильности и предсказуемости не меньше, чем США. На разных отрезках работы с Вашингтоном мы предлагали множество схем, как остановить деградацию и начать постепенно выправлять отношения. У нас были идеи в рамках тактики малых шагов, то есть попыток хотя бы фрагментарно, точечно решить накопившиеся проблемы. Речь идет, например, о гуманитарных случаях, которые у всех на слуху, — скажем, о случаях в прямом смысле захвата российских граждан на территории третьих стран по американским ордерам или даже напрямую сотрудниками американских госорганов. Многим из этих россиян были вынесены приговоры с огромными сроками. Это одна из иллюстраций. Другой сюжет касается того, как нормализовать ситуацию в области функционирования загранучреждений.

Не мы привели нынешний комплекс вопросов в настолько удручающее состояние. Наоборот, на протяжении очень длительного времени, фактически еще со времен администрации Обамы (Барак Обама занимал пост президента США с января 2009 года по январь 2017 года. — РБК), мы проявляли терпение и выдержку. Мы пытались дать Вашингтону возможность не усугублять ситуацию, а остановиться и начать эту ситуацию выправлять. Увы, к результатам это не привело, и сегодня мы имеем то, что имеем. Мы готовы отменить введенные ограничения, но только строго на взаимной основе. Если американцы готовы нормализовать функционирование наших загранучреждений в США — за нами не заржавеет. Однако пока таких признаков нет.

Попытки повлиять на Россию путем, что называется, выколачивания каких-то односторонних уступок или шагов навстречу Вашингтону лишены смысла. Мы уже давно об этом говорим и продолжаем твердо стоять на своей позиции: качественный диалог с США возможен только в условиях взаимного уважения и учета наших интересов. В Вашингтоне не желают договариваться на разумной основе. Мы неоднократно предлагали американцам комплексные, всеобъемлющие развязки — вплоть до полного обнуления всех ограничений и возвращения к ситуации, которая существовала 15 лет назад. Но, увы, пока что у нас не выходит вывести сменяющие друг друга администрации США на здравый разговор на эти темы.

— На какой стадии находится подготовка к встрече Владимира Путина и Джо Байдена, намечены ли место и время проведения саммита?

— Сейчас прорабатываются разные аспекты этого вопроса. Мы зафиксировали все, что говорилось на эту тему американской стороной, в том числе на самом высоком уровне.

Мы смотрим на потенциальный саммит как на крупнейшее мероприятие в наших двусторонних отношениях, а также как на очень серьезный сигнал всему международному сообществу. Если и когда окончательная договоренность о саммите будет достигнута, подготовка будет глубокой и потребует определенного времени. При этом считаю правильным, если бы в ближайшее время наметились хотя бы фрагментарные сдвиги к лучшему в наших отношениях, что позволило бы остановить эскалационную спираль противостояния. Подчеркну: этого следовало бы достигнуть независимо от того, как решится вопрос с саммитом. Мы призываем американцев воздерживаться от шагов, которые могли бы создать дополнительный балласт и проблемы для диалога. Мы также призываем их избегать попыток надавить на Москву. Ни к чему из того, что хотела добиться американская администрация, это не приведет.

— Какие вопросы обсуждаются в рамках консультации с послом Анатолием Антоновым? Намечены ли примерные сроки его возвращения в США? Могут ли повлиять на эти сроки переговоры Лаврова и Блинкена?

— Посол Антонов продолжает контакты и в государственных структурах, и в общественно-политических кругах. Эта работа требует усилий и времени, и мы находимся с ним в теснейшем контакте. Я по-прежнему не готов прогнозировать даже примерные сроки его возвращения в Вашингтон.

Сергей Рябков, Анатолий Антонов и Сергей Лавров (слева направо)
Сергей Рябков, Анатолий Антонов и Сергей Лавров (слева направо) (Фото: Александр Щербак / ТАСС)

Что касается встречи министра Лаврова с госсекретарем Блинкеном, то там посла не будет, он остается в Москве. После разговора глав внешнеполитических ведомств, возможно, появятся какие-то дополнительные аспекты, где позиция США будет проясняться. Хочется надеяться, что эта позиция будет содержать позитивные элементы. В таком случае это тоже станет частью консультаций Антонова в наших госструктурах.

Посол России в США Анатолий Антонов был приглашен в Москву на консультации 21 марта, после того как в США ввели новый раунд санкций в отношении России. Российские власти рекомендовали послу США в России Джону Салливану также отправиться в Вашингтон на консультации, что он и сделал в апреле.

— В посольстве США в Москве заявили о приостановке выдачи неиммиграционных виз, кроме дипломатических, из-за введенных ограничений. Испытывают ли такие проблемы с выдачей виз в российской дипмиссии в США? Готовы ли в МИДе обсудить с американской стороной, как сгладить негативные последствия ограничений?

— Решение США о резком ограничении выдачи неиммиграционных виз и в целом о сокращении объема оказываемых ими госуслуг — это именно американское решение. Ничто не мешало американской стороне от него воздержаться.

Мы много раз предупреждали американцев, что при отсутствии с их стороны позитивного отклика на наши предложения, как выправлять условия функционирования загранучреждений, дело может приобрести серьезный оборот. Это подразумевало ограничения, включая при необходимости полный запрет на прием на работу местного персонала. Сейчас это произошло. Американцы пользуются этой ситуацией как предлогом для того, чтобы «закрыть» какие-то свои вопросы, связанные с функционированием консульских учреждений.

Я не берусь давать американской стороне какие-то советы, но просто подчеркиваю — вопреки всем попыткам Вашингтона оказать на наши загранучреждения массированное давление, мы продолжаем, насколько это возможно, работать, не снижая уровень оказания консульских услуг. Мы намерены это делать и дальше. При этом можно вспомнить, как несколько лет назад американцы потребовали закрытия наших генеральных консульств в Сан-Франциско и Сиэтле. В результате все западное побережье оказалось лишено прямого консульского доступа к услугам, которые просто необходимы. Для получения этих услуг многие люди были вынуждены ездить или на восточное побережье, или в Хьюстон.

Пока мы не видим в американских шагах ничего, кроме демонстративных мер. В США не озабочены вопросом, как сделать так, чтобы людям было удобно пользоваться услугами и здесь, и там.

Сергей Рябков занимает пост замминистра иностранных дел с 2008 года. Курирует вопросы двусторонних отношений со странами Северной и Южной Америки, нераспространения и контроля над вооружениями, проблематику иранской ядерной программы и участие России в объединении БРИКС.

Родился в 1960 году, в 1982-м окончил МГИМО. С 1982 года работал в МИДе.