Лента новостей
Зеленский заявил о выступающих против звонка Путину «партнерах Украины» Политика, 20:13 Донбасс предложил Киеву обменять всех пленных Политика, 20:07 Гендиректор «Зенита» назвал спекуляцией интерес клуба к Гильерме Спорт, 20:05 Киев засекретил данные о реакции на указ Путина по паспортам для Донбасса Политика, 20:02 Как выглядит Нотр-Дам спустя три месяца после пожара. Фоторепортаж Общество, 19:55  Полиция ввела план «Перехват» после стрельбы у метро «Коломенская» Общество, 19:47 Лукашенко пообещал вернуться на Валаам с топором и пилой Политика, 19:46 Как начать бегать: правильный подход РБК и Philips, 19:46 Эскобар, Коротышка и другие: пять самых известных наркобаронов Общество, 19:45  Российские банки впервые заработали триллион рублей за полугодие Pro, 19:42 Поездка Путина и Лукашенко на остров Валаам. Фоторепортаж Политика, 19:35  В Петербурге задержали подкинувших наркотики подростку росгвардейцев Общество, 19:32 Суд отклонил иск управляющего НПФ «Сафмар» к «Открытию» на ₽9,5 млрд Бизнес, 19:22 Россельхозбанк отменил комиссии для экспортеров АПК Пресс-релиз, 19:10
Офшорный скандал ,  
0 
Расплата за офшор: угрожает ли российским политикам «панамское досье»
Российские чиновники нарушили закон, если руководили принадлежавшими им офшорными компаниями, констатируют эксперты, анализируя «панамского досье». Но на практике опасность представляют только новые западные санкции
Фото: Алексей Филиппов/ТАСС

Что грозит героям расследования в России

Авторы расследования по материалам «панамского досье» обнаружили офшорные компании в семьях 13 российских депутатов и чиновников. При строгом соблюдении отечественного антикоррупционного законодательства некоторым фигурантам расследования могло бы угрожать увольнение, следует из комментариев замдиректора Центра антикоррупционных исследований «Transparency International Россия» (ТИР) Ильи Шуманова.

В российском законе о противодействии коррупции нет понятия «офшор», но его положения не позволяют российским чиновникам и депутатам распоряжаться иностранными фирмами, отмечает Шуманов. С 2013 года госслужащим запрещается участвовать в бизнес-операциях за границей и пользоваться иностранными финансовыми инструментами в виде счетов, займов, векселей. Офшор является иностранными финансовым инструментом, поэтому руководить им госслужащий не имеет права, подчеркивает Шуманов.

Госслужащий вправе быть выгодоприобретателем, бенефициаром офшора, но по закону чиновник должен его задекларировать. Кроме того, не должно быть конфликта интересов между деятельностью офшора и госслужащего.

По словам Шуманова, если госслужащий является бенефициаром (выгодоприобретателем) офшора, это не означает, что он является обладателем зарубежного счета. «Счетом владеет юридическое лицо, а не физическое», — объясняет эксперт.

В российском антикоррупционном законодательстве есть пробел: если госслужащий передал в доверительное управление свой офшор, правоохранительные органы могут закрыть на это глаза. «Просто в договоре о передаче в доверительное управление должно быть прописано, что меняется выгодоприобретатель», — говорит Шуманов.

Эксперт добавляет, что из-за ошибок компаний-регистраторов может оказаться, что госслужащий в базах значится владельцем офшора, хотя передал его в доверительное управление. Именно об этом заявили несколько опрошенных РБК фигурантов расследования, в частности депутат Виктор Звагельский и челябинский губернатор Борис Дубровский.

Как СМИ вскрыли гигантскую сеть офшоров по всему миру

Панамские документы

Год назад неизвестный предоставил немецкой газете Sueddeutsche Zeitung доступ к 11,5 млн документов панамской юридической компании Mossack Fonseca, занимающейся сопровождением сделок и регистрацией офшоров.

Немецкая газета не имела возможности проанализировать весь материал самостоятельно и подключила к работе Международный консорциум журналистов-расследователей (ICIJ), который в свою очередь обратился более чем к сотне редакций и организаций, ведущих борьбу с коррупцией по всему миру. Всего в работе с добытыми документами приняли участие более 370 журналистов из 76 стран мира.

В воскресенье они представили результаты своей работы: в «Панамских документах» (The Panama Papers) им удалось связать с офшорами имена 12 действующих и бывших мировых лидеров, 128 политиков и 29 миллиардеров из списка Forbes.

Кто финансирует расследования

Информация о фондах и организациях, которые финансируют ICIJ, представлена на сайте консорциума. Среди этих организаций — основанный Джорджем Соросом фонд «Открытое общество», фонд «Адессиум» (Нидерланды), Фонд Форда, Фонд Дэвида и Люсиль Пакард, британский Sigrid Rausing Trust, американский Pew Charitable Trust и ряд других. Среди организаций, которые оказывают поддержку Центру по расследованию коррупции и организованной преступности (OCCPR), названы «Открытое общество», а также Агентство США по международному развитию (USAID).

Большинство владельцев офшоров на практике занимаются предпринимательской деятельностью, подчеркивает эксперт. «Хотя есть и такие офшоры, которые заниматься коммерцией не могут», — говорит он. Депутатам Госдумы запрещается принимать участие в какой-либо предпринимательской деятельности.

По закону о противодействии коррупции в случае, если у госслужащего будет обнаружен незадекларированный иностранный актив, в том числе финансовый, ему грозит дисциплинарная ответственность — снятие с должности.

Фотогалерея 
«Отношения не имел»: как чиновники реагировали на расследование OCCRP

Проверку госслужащего на нарушение антикоррупционного законодательства должна инициировать прокуратура. В случае с депутатами решение о сложении мандата принимает думская комиссия по контролю над достоверностью сведений о доходах. По закону она может начать проверять декларации еще и на основании обращения руководителя политической партии и редакции СМИ, пояснил РБК зампредседателя комиссии Владимир Поздняков, сама комиссия не может инициировать проверку.

Но в реальности, когда речь заходит о публичных расследованиях на тему коррупции высокопоставленных чиновников, правоохранительные органы, как правило, на них никак не реагируют, сказала РБК юрист Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) Любовь Соболь. «Реакция есть, когда наши сотрудники не публично подают заявления о нарушениях, когда нет упоминания о том, что это заявление от Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального», — рассказывает Соболь. По ее словам, для власти возбудить уголовное дело после публичного и громкого расследования означает проявить слабость.

Возможны ли санкции за рубежом

Публикация подобных расследований может являться поводом для проверки того, исполнил ли госслужащий в своей стране требования налогового законодательства о раскрытии компаний и уплате налогов и требования законодательства для публичных должностных лиц, говорит РБК старший юрист по международному налогообложению юридической фирмы Goltsblat BLP LLP Артем Топоров.

Проверяющие могут исследовать также, не образуют ли сделки, проведенные через компании, самостоятельные составы преступлений, не нарушены ли специальные законодательные требования и т.д.

Что журналисты узнали о друге президента

Рекламщик

Друг юности Владимира Путина Сергей Ролдугин был одним из акционеров крупнейшего продавца телевизионной рекламы в России «Видео Интернешнл» (Vi), владея через офшоры 20% компании. В 2010 году, когда было объявлено, что 100% Vi купили структуры банка «Россия», «Сургутнефтегаза» и основного акционера «Северстали» Алексея Мордашова, 12,5% селлера получила кипрская Med Media Network — 100-процентная «дочка» еще одной офшорной структуры International Media Overseas, реальным бенефициаром которой называют Сергея Ролдугина.

Промышленник

Ролдугин оказался одним из бенефициаров компаний, владевших пакетами акций автозаводов — КамАЗа и АвтоВАЗа. В его интересах могла действовать «Тройка Диалог» Рубена Варданяна, скупавшая акции этих предприятий. Около 32,2% из 54,4% акций КамАЗа «Тройка» владела через кипрскую Avtoinvest Limited. В 2007 году «Тройка» передала все права по управлению Avtoinvest офшору Avto Holdings Ltd. В 2008 году компания Ролдугина Sonnette Overseas приобрела 15% Avto Holdings и заключила акционерное соглашение с другими ее совладельцами, в том числе с «Тройкой». Конечной целью соглашения было получить контрольный пакет КамАЗа через Avtoinvest. Аналогичные договоренности между «Тройкой» и офшорами, связанными с Ролдугиным, были и по поводу акций АвтоВАЗа.

В свою очередь, транзакции с использованием средств незаконного происхождения могут быть квалифицированы как легализация денежных средств, приобретенных преступным путем или в результате совершения преступления. А это может привести к заморозке средств и активов и выдвижению уголовных претензий не только в России, но и за рубежом, говорит эксперт.

Информация, содержащаяся в «панамских документах», повышает риск новых санкций США против людей, считающихся близкими к президенту Владимиру Путину, и связанных с ними компаний. Виолончелист Сергей Ролдугин — один из немногих в окружении Путина, кто избежал американских санкций весной 2014 года. Банк «Россия», названный Минфином США «личным банком» высокопоставленных российских чиновников, «очевидно, пытался использовать эту лазейку» [то, что Ролдугин не попал под санкции], пишет The Guardian, участвовавшая в журналистском расследовании. В 2014 году, после введения санкций против Юрия Ковальчука и банка «Россия», швейцарский юрист Андрес Баумгартнер помог открыть секретный счет в швейцарской «дочке» Газпромбанка для офшора International Media Overseas, принадлежащего Ролдугину.

OFAC (подразделение Минфина США, отвечающее за санкции), как правило, «очень озабочено проблемой обхода существующих санкций: если про какое-то лицо выясняется, что оно помогает обходить действующие санкции, OFAC может внести его в список SDN (лица, чьи активы в американской юрисдикции блокируются), говорит РБК юрист американской Jacobson Burton Kelly PLLC Дуг Джейкобсон, специализирующийся на санкциях. При этом OFAC может опираться на любые источники информации, включая журналистские данные, отмечает юрист.

Под риск санкций из-за «панамской» утечки попадают и две компании: крупнейший в России продавец телерекламы «Видео Интернешнл» (Vi) и кипрский RCB Bank, на 46% принадлежащий ВТБ, считают эксперты.

Возможные проверки

Европейские регуляторы заявили о готовности проверить банки, фигурирующие в «панамских документах». Внимание местных регуляторов могут привлечь швейцарская «дочка» Газпромбанка — Russische Kommerzial Bank (RKB) и RCB Bank, который на 46% принадлежит ВТБ и на 19,85% — «ФК Открытие».

Официальный представитель швейцарского регулятора финансовых рынков FINMA Винсен Матис в ответ на запрос РБК сказал, что публикации в медиа о так называемых панамских документах будут приняты во внимание. «В рамках своей надзорной деятельности FINMA уточнит, в какой степени банки участвовали в схемах и соблюдались ли швейцарские законы», — говорится в ответе FINMA. При этом FINMA отказался комментировать деятельность отдельных организаций и отдельные имена.

Как утверждают журналисты-расследователи (в частности, «Новая газета»), одним из основных источников финансирования для офшорных компаний, связанных с Ролдугиным были значительные необеспеченные кредиты от RCB Bank. The Guardian передает слова «высокопоставленного источника в Москве», который описывает RCB как «частный кошелек» для высших государственных лиц. До осени 2014 года ВТБ владел 60% кипрского банка, пока не продал часть акций банку «Открытие». Благодаря этой сделке RCB Bank перестал подпадать под автоматические секторальные санкции (ограничения на привлечение западного финансирования) как «дочка» ВТБ. По мнению партнера Paragon Advice Group Александра Захарова, если западные власти заинтересуются выводами расследования, у RCB появятся потенциальные риски, связанные с возможностью проведения проверок со стороны OFAC. Сейчас RCB не входит в группу ВТБ (госбанку принадлежит только 46% акций) и не числится в санкционных списках.

Из «панамского архива» следует, что Ролдугин в 2010–2015 годах был секретным акционером Vi через кипрскую Med Media Network, чьи бенефициары ранее не были известны. Документы Mossack Fonseca показывают, что владельцем 100% Med Media является офшор Ролдугина International Media Overseas. Ролдугин контролировал 20% Vi по крайней мере до 2015 года, когда пакет был передан офшору Robertson Financial, бенефициары которого не установлены.

Представитель OFAC не ответил на запрос РБК, а представитель Госдепартамента США сказал, что Госдеп, как правило, «не комментирует утечки». «Неясно, как и когда OFAC использует информацию Mossack Fonseca, но я уверен, что эти документы им интересны, и OFAC тщательно изучит эту информацию», — говорит Джейкобсон.

После публикации этой статьи RCB Bank предоставил РБК расширенный комментарий, который заключается в следующем:

RCB Bank Ltd — это банк, действующий в соответствии с законодательством Республики Кипр и включенный в Единый надзорный механизм (SSM) Европейского центрального банка. Банк неукоснительно соблюдает все требования и ограничения, включая санкции, введенные властями США и Евросоюза. RCB Bank, в соответствии с применимым законодательством Республики Кипр, никогда не раскрывает третьим сторонам, включая СМИ, информацию, относящуюся к его клиентам, их операциям и транзакциям.

Представитель банка также заявил РБК, что Сергей Ролдугин никогда не был клиентом банка ни как частное лицо, ни как бенефициар каких-либо компаний, которые держат счета в RCB Bank.

Независимо от лиц или компаний, которые упоминаются в расследовании [международного консорциума журналистов], RCB Bank никогда не предоставлял и не предоставляет необеспеченные займы. При выдаче займов RCB Bank выполняет все необходимые процедуры и, в частности, всегда в полной мере понимает цели планируемых транзакций. Соблюдение банком установленных процедур неоднократно и тщательно проверялось Центральным банком Кипра и ЕЦБ. Вместе с тем RCB Bank добровольно передал вопросы и документы, полученные от журналистов за неделю до публикации, компетентным властям Кипра, чтобы те смогли произвести собственную независимую оценку.

RCB Bank не оказывал и не оказывает никаких услуг лицам, включенным в санкционные списки, и не помогает таким лицам или компаниям обходить санкционные ограничения. Более того, вопросы, которые мы получили от журналистов в рамках их расследования, относятся к транзакциям, выполненным в 2009—2011 годах, за два года до кипрского финансового кризиса и за три года до введения первых санкций в отношении России.

После кипрского кризиса RCB Bank пересмотрел свою стратегию. Ради улучшения операционной стабильности банк принял решение в декабре 2013 года открыть филиал в Люксембурге (это произошло в феврале 2014 года) и перейти к дальнейшему расширению и развитию своих операций на Кипре и в других европейских странах. В связи с этим банк решил увеличить уставный капитал и привлечь нового стратегического инвестора, финансовую корпорацию «Открытие», вторую по величине частную банковскую группу в России. Поэтому утверждение, что увеличение капитала RCB Bank было направлено на то, чтобы избежать санкций, иррационально и некорректно.

Банк ВТБ также выпустил комментарий, который заключается в следующем:

В состав группы ВТБ кипрский RCB Bank входил до 2014 года, последние полтора года ВТБ — основной акционер RCB, сообщила пресс-служба ВТБ. «В этой связи заявляем, что в группе ВТБ все кредиты выдаются в строгом соответствии с политикой рисков, требованиями регуляторных органов и законодательства. Нам как акционеру банка известно, что RCB Bank не выдавал и не выдает необеспеченные кредиты, его деятельность регулируется европейским Центробанком и соответствует всем требованиям, предъявляемым ЕЦБ», — говорится в сообщении ВТБ.