Лента новостей
Фудтраки и автолавки: как устроен уличный бизнес на «колесах» РБК и ГАЗ, 18:47 Mail.Ru Group и «Яндекс» отчитались о росте выручки Технологии и медиа, 18:45 ФАС одобрила сделку по покупке Мордашовым 42% сети гипермаркетов «Лента» Бизнес, 18:37 Зеленский обвинил ЦИК в затягивании признания его победы Политика, 18:35 ВЦИОМ сообщил о самом высоком с 1990 года уровне счастья россиян Общество, 18:34 Компании из США назначили штраф за нарушение санкций против «Роснефти» Политика, 18:32 Минобороны заявило об отсутствии планов менять цвет погон у десантников Общество, 18:31 Криптовалюта от Nike: что известно о монете Крипто, 18:30 США запретили въезд в страну главе правительства Чечни Политика, 18:27 На «Юле» выставили на продажу визитку Путина времен СССР Общество, 18:20 Звезды криптоиндустрии: кто есть кто в блокчейн-бизнесе Партнерский материал, 18:19 «Енисей» выиграл первый за пять месяцев матч в чемпионате России Спорт, 18:19 Бизнес без отговорок: кто справился со страхами и открыл свое дело РБК и «Билайн» Бизнес, 18:13 Дэниел Крэйг и Рами Малек сыграют в новом фильме бондианы Общество, 17:58
Политика ,  
0 
Главное из интервью вице-премьера Юрия Борисова РБК
Вице-премьер Юрий Борисов в интервью РБК рассказал, как ОПК будет преодолевать сокращение гособоронзаказа, сколько в отрасли тратят на выплаты процентов по кредитам и многом другом. Его ключевые высказывания — в подборке РБК
Юрий Борисов (Фото: Владислав Шатило / РБК)

О сокращении гособоронзаказа

«Оборонзаказ всегда цикличен. Его бюджет год от года, в зависимости от целей и задач государства, может колебаться в пределах 30%, как, например, в США. В 2011 году была принята госпрограмма вооружений (ГПВ) на 19 трлн руб. до 2020 года. Ее основная цель — переоснастить армию современным оружием и техникой, доля которых на тот момент составляла всего 16%. <...> Теперь уровень современности вооружения в нашей армии приближается к 60%, а к концу 2020 года стоит задача достичь в среднем 70% и поддерживать его до 2027 года и далее. Это некий порог, при котором считается, что армия в полной мере дееспособна. Объективно, гособоронзаказ будет падать».

Об экспорте оружия

«Россия занимает второе место в мире по экспорту вооружений и держит 22% мирового рынка. Мы сотрудничаем практически со 100 странами мира. На экспорт идет 21,4% продукции нашего ОПК. В условиях санкций беспрецедентного давления на иностранных покупателей нашей техники какого-то прорыва ждать не стоит. Дай бог удержать сегодняшние позиции, а они неплохие. На протяжении последних лет портфель заказов держался на уровне не ниже $45 млрд. Сейчас мы вышли на цифру $55 млрд».

О диверсификации ОПК

«Программа диверсификации — это, скорее, упреждающий шаг, призванный в будущем обеспечить устойчивость экономики такой ведущей для страны отрасли, как оборонно-промышленный комплекс. Ключевое слово здесь — «устойчивость». И речь, разумеется, идет не о кастрюлях и сковородках, а о создании и продвижении на гражданских рынках высокотехнологичных и конкурентоспособных продуктов».

О рисках сокращения гособоронзаказа

«ОПК — самый крупный работодатель в России. Это 1337 организаций, где трудятся порядка 2 млн человек. И чтобы социального взрыва не случилось, нужно удержать экономику предприятий».

Об ущербе от санкций

«Не могу вам сказать, что это неправда и они совсем не достигают своей цели. Да, нам приходится корректировать свои планы, заниматься импортозамещением. Но для нас это не только вызов, но и окно возможностей. У российских предприятий ОПК появился шанс доминировать, по крайней мере на внутреннем рынке. Пример с селом у всех на слуху».

О директивах госкомпаниям по закупке гражданской продукции ОПК

«Будут. Не понимаю, почему нельзя совместить рыночный механизм и методы государственного регулирования там, где это важно и нужно? Мы не можем командовать частниками, а вот крупным корпорациям с государственным участием, включая госмонополии, вполне можно поставить задачи и достичь результата. Такого рода мероприятия обсуждались и в Сочи.

Стоит задача — до нового года поправить ряд законов и постановлений, в частности ФЗ-44 и ФЗ-223 (о закупках госорганов и о закупках госкомпаний. — РБК). Нужно четко определить номенклатуру и долю гражданской продукции ОПК, подлежащей закупке естественными монополиями, госкорпорациями и федеральными органами исполнительной власти»

О роли ОПК в нацпроектах

«В течение шести лет на нацпроекты будет направлено из всех источников порядка 28 трлн руб. Это беспрецедентная для нас по размерам сумма. Вопрос: куда уйдут эти деньги? Возьмем здравоохранение — улучшение качества медицинских услуг. Как этого достигать? Закупать импортное оборудование, оснащать им больницы и садиться в очередной раз на западную иглу? Его же обслуживать нужно. Выиграет от этого наше население? Вряд ли.

Нет задачи на 100% всю медицинскую технику выпускать отечественную, но желательно, чтобы при реализации этого национального проекта максимально были использованы возможности российской промышленности».

Об отказе от дивидендов в пользу диверсификации

«Думаю, это один из источников. Но такие вещи надо обосновывать. Не просто: «Освободите меня от выплаты дивидендов по акциям, я тут подиверсифицируюсь». Предприятия должны принести план инвестиций, технико-экономическое обоснование, доказать, что, освободившись от выплаты дивидендов, они получат определенный результат, увеличат выручку и через налогообложение эти деньги вернутся государству».

О Госпрограмме диверсификации

«Президент поставил вопрос диверсификации наравне с выполнением обязательств по государственной программе вооружения. Мы серьезно думаем о разработке Государственной программы диверсификации. <...> Надо проводить аналогичную работу: проанализировать реальные возможности предприятий ОПК по выпуску гражданской продукции, их производственные возможности, оценить их конкурентные преимущества или недостатки, разработать меры поддержки. Скорее всего, это логично делать с принятием новой госпрограммы вооружений в 2023 году».

О проблемах с выполнением оборонзаказа

«Сегодня ситуация, конечно, не такая, как в 2011 году, когда у нас выполнимость госзаказа была чуть больше 80%. За последние три-четыре года мы с предприятиями научились этот показатель доводить до 97–98%. Это на самом деле неплохо. Но, с другой стороны, что такое 2–3% невыполнения? Это десятки миллиардов рублей. Госзаказ у нас примерно 1,5 трлн руб. в год».​

Об опорном банке для ОПК

«Нормативно опорный банк пока не определен. Сумма его будущего капитала примерно понятна — она должна составлять существенную часть суммы гособоронзаказа. Передача кредитов без капитала невозможна, а детали уточняйте у [первого вице-премьера, министра финансов Антона] Силуанова. Как зампреда правительства, ​отвечающего за развитие ОПК, меня опорный банк интересует в первую очередь в качестве источника более дешевых кредитов для оборонных предприятий».

О закредитованности отрасли

«Закредитованность сектора очень существенная. Она возникла не за один год, ведь ставка привлечения кредитных средств была 10, 11, 12%. Теперь предприятия ОПК, как велотренажер: педали крутишь, а не едешь. Потому что средства, которые приходится выплачивать банкам, громадные. Конечно, нужно проводить реструктуризацию долговых обязательств, перекредитовываться под более льготные условия. Тогда и средств господдержки понадобится меньше. Только на выплату процентов по кредитам предприятия ОПК ежегодно тратят 135 млрд руб.».

О публикациях «Новой газеты» про закупки в КТРВ через компанию дочери гендиректора

«Я знаю [гендиректора КТРВ] Обносова очень давно. И знаю его как одного из неплохих, а может быть, даже одного из лучших директоров оборонного комплекса. И знаю, что факты, изложенные в этой статье (я получил объяснения от него на этот счет), мягко говоря, спорные и в большей степени надуманные. Я бы рекомендовал господину Обносову обратиться в суд. Только суд может решить степень вины по тем или иным фактам, изложенным в этих статьях».

О заявлении Счетной палаты по финансовым нарушениям в «Роскосмосе»

«Результаты Счетной палаты появились по итогам проверок предыдущих лет. Основные выводы — по результатам 2017 года. Нынешний руководитель Дмитрий Рогозин находится во главе «Роскосмоса» с мая 2018 года. Я точно знаю, что инициатором проверки Счетной палаты был он сам. И это нормально — вы приходите, вступаете в должность, что вы делаете? Аудит».