Лента новостей
Партия «Оппозиционный блок» назвала кандидата в президенты Украины Политика, 20:24 Правила рождественского базара: как найти сокровища и не переплатить РБК и Путешествие в Рождество, 20:12 Трамп заявил о скорой отставке министра внутренних дел США Политика, 19:50 Порошенко поедет в январе с митрополитом Епифанием за томосом в Стамбул Политика, 19:32 В РПЦ назвали «канонически ничтожным» объединительный собор в Киеве Политика, 19:24 Сборная России по хоккею разгромила Чехию на Кубке Первого канала Спорт, 19:22 Как легально, выгодно и безопасно продать криптовалюту в России РБК и EXMO, 19:07 Мартен Фуркад выиграл гонку преследования на этапе Кубка мира по биатлону Спорт, 18:51 Недовольный планами Cirque du Soleil Запашный получил поддержку Путина Общество, 18:47 На объединительном соборе избрали главу украинской церкви Политика, 18:28 Число задержанных во время протестов в Париже возросло до 120 человек Политика, 18:15 В РПЦ сравнили участие иерархов УПЦ в соборе Киева с предательством Иуды Политика, 18:10 Готовим правильный «Цезарь»: кейл, романо и ломтики жареного цыпленка РБК и Белая Дача, 18:03 Путин пообещал обсудить с экспертами нецензурную лексику в поп-культуре Общество, 17:41
Свое дело ,
0
Конец легких денег: как инвесторы ICO взялись за ум
Первичное размещение монет, ICO, многим казалось легким способом привлечь инвестиции, однако стало орудием мошенников и авантюристов. Спасти ситуацию может только появление на крипторынке крупных и известных игроков
Фото: Максим Шипенко / EPA

Интернет-издание TechCrunch 8 января сообщило, что Telegram собирается провести крупнейшее ICO в истории: по данным издания, лишь на стадии пресейла организаторы намерены собрать до $500 млн, а следующий этап кампании может поднять капитализацию токенов ​Gram до $3–5 млрд. Нет сомнений, что токены от Павла Дурова будут пользоваться спросом — впервые на ICO выходит компания с популярным и востребованным продуктом, а не стартап с неясными перспективами.

Еще летом 2017 года ICO воспринималось как простой и доступный каждому способ привлечения денег. Чтобы провести первичное размещение акций (IPO), компания должна пройти аудит и иметь хорошие финансовые показатели. От компаний, собирающихся выходить на ICO, криптоинвесторы не требовали предъявить ни готовый продукт, ни даже работающий прототип — ничего, кроме White Paper, в которой описывается суть проекта и на каких условиях его создатели привлекают деньги.

Но эпоха легких криптоденег заканчивается. «Регуляторы разных стран пытаются внедрить ICO и криптовалюты в существующее правовое поле», — говорит Наталья Малёва, директор по глобальным коммуникациям Waves Platform. Так, в конце декабря 2017 года Министерство финансов России внесло на обсуждение в Госдуму законопроект о регулировании криптовалют, а в Белоруссии уже легализовали ICO и криптовалюты. В США SEC еще в июле 2017 года предупредила всех участников рынка, что продажа токенов посредством ICO должна соответствовать федеральным законам о «настоящих» ценных бумагах.

Становятся все более требовательными и сами инвесторы: проекты, собравшие рекордные суммы, но до сих пор не представившие никаких зримых результатов своей работы, стали получать первые иски от акционеров.

Что такое ICO

ICO (Initial Coin Offerings — англ. «первичное размещение монет») — интернет-аналог IPO, только вместо акций компании выпускают токены. Выпуск происходит на специализированных блокчейн-платформах, например Waves или Ethereum. Блокчейн — это выстроенная по определенным правилам цепочка транзакций. Информацию в цепочках можно перепроверить, но нельзя изменить. Инвесторы — пользователи платформы — покупают токены, платя за них криптовалютой. Привлечь средства с помощью ICO может кто угодно, главное, чтобы концепция понравилась пользователям. Ценность токенов не гарантирует никто, кроме компании, их выпустившей. Токены торгуются на специальных криптобиржах, например Bitfinex.com и HitBTC.com.

Жертвы доверчивости

В конце 2017 года американский регулятор финансового рынка — Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC) — впервые заблокировал активы компании, начавшей процедуру ICO. Следователи SEC обвинили основателей стартапа PlexCoin в мошенничестве. Расследование в отношении PlexCoin стало первым делом нового подразделения комиссии, Cyber Unit, созданного специально для выявления махинаций в сфере блокчейна и ICO. В официальном сообщении, выпущенном SEC, отмечается, что предприниматели заманивали инвесторов, обещая доходность на уровне 1354% в течение 29 дней. Юристы Cyber Unit решили, что фантастическое обещание нарушает законодательство о рынке ценных бумаг.

PlexCoin обманул инвесторов и в другом: в рекламных сообщениях стартап то и дело цитировал несуществующих экспертов рынка. Еще следствие установило, что $200 тыс. из собранной суммы основатели — Доминик Лакруа и Сабрина Паради-Руайе — успели потратить на личные нужды. До публикации сообщения PlexCoin уже успел собрать сумму в криптовалюте, эквивалентную $15 млн. Однако через три дня, после того как новостные агентства опубликовали новость о блокировке активов PlexCoin, цена токенов упала в десять раз. Верховный суд Квебека приговорил Доминика Лакруа, являющегося гражданином Канады, к двум месяцам тюрьмы, правоохранительные органы США ведут свое расследование.

Фотогалерея 
Деньги из интернета: топ-5 криптовалют мира

Дело PlexCoin — далеко не первый скандал, связанный с ICO. Ярким примером одурачивания доверчивых криптоинвесторов служит история проекта Confido, объявившего о намерении разработать систему «условного депонирования при помощи смарт-контрактов». В ноябре 2017 года проект выпустил токены, собрал около $375 тыс., а затем просто удалил все странички с информацией о себе. Платформа TokenLot, на которой Confido провела свое ICO, признала проект мошенническим. В течение суток, прошедших после этого, токены, стоившие $1,20, упали до $0,02.

Наконец, New York Post в начале января 2018 года сообщила, что основатель проекта Fantasy Market Джонатан Лукас сбежал. В сентябре—декабре 2017 года ему удалось привлечь $4,4 млн, которые компания собиралась направить на разработку платформы, где токенами можно было бы оплачивать просмотр порнографии. Какие меры будут предприняты в отношении мошенника, пока не известно.

Мошенничество уже успело превратиться в неотъемлемую часть ICO-индустрии. Так, почти 10% (около $150 млн) денег, инвестированных в ходе ICO через платформу Ethereum в течение восьми первых месяцев 2017 года, были присвоены руководителями проектов-фальшивок или украдены хакерами. В новостях о командах, которым удалось провести удачное ICO, все чаще встречается слово scam — у него появилось новое значение: мошеннический криптопроект, созданный, чтобы воспользоваться деньгами простаков.

Заложники биткоина

Даже если отвлечься от такого рода примеров, изначально криминальных, инвесторы все чаще перестают доверять проектам, в которые вложились. В октябре прошлого года инвесторы блокчейн-проекта Tezos, собравшего на ICO рекордные $232 млн, подали против его руководителей два иска. Истцы утверждают, что те ввели их в заблуждение относительно сроков, когда должна была начаться работа над платформой. Ранее основатели Tezos, супруги Артур и Кэйтлин Брайтман, утверждали, что разработка начнется к декабрю 2017 года, однако в октябре перенесли дату на февраль 2018 года.

Отразились ли эти новости на курсе токенов Tezos? Если считать в долларах, возникнет обманчивое впечатление, что он рос, несмотря на все скандалы: если в июле токены стоили всего $1,3 за штуку, то к 10 января их цена увеличилась четырехкратно — до $5,34. Но если считать курс в биткоинах, в которых обычно оценивают токены, то выяснится, что цена токенов за тот же период упала в два раза.

Тот же тренд характерен для токенов большинства широкоизвестных проектов. 12 июня платформа для децентрализованного обмена криптотокенов Bancor стала рекордсменом по скорости сбора средств — всего за три часа ей удалось собрать сумму в криптовалюте, соответствующую $153 млн. Но если долларовая цена токенов Bancor росла, то их цена в криптовалюте после короткого июньского пика в 0,03 биткоина к 10 января снизилась в 43 раза, до 0,0007041​ биткоина. Примеры можно было бы множить, и в большинстве случаев причина одна и та же: проекты не сообщают о каких-то результатах.

Это приводит к быстрому отрезвлению инвесторов. «Время дикого хайпа проходит, — уверен совладелец агентства Blockchain13 Александр Карелин. — Если поизучать проекты на таких ресурсах, как ICOscanner, мы увидим, что число тех, кому удалось собрать суммы свыше $5 млн, стало гораздо меньше, а средний чек инвестора, еще недавно составлявший $800–1000, упал до $200–300». С октября начала снижаться и доля проектов, которым удается убедить инвесторов в своей состоятельности. «Еще полгода назад большей части проектов, проводивших ICO, удавалось собрать заявленную сумму. Сейчас мы наблюдаем обратную ситуацию», — говорит Наталья Малёва. Например, лишь 23% проектов, выходивших по всему миру на ICO в ноябре 2017 года, сумели собрать заявленную сумму.

Получается, что рост курса токенов в реальных деньгах часто обеспечивается только ростом курса криптовалют, за которые они покупались. «И это порождает у инвесторов закономерный вопрос: зачем мне сейчас вкладывать в ICO, если биткоин растет на 10% в день? И при всей своей волатильности, конечно же, вызывает больше доверия, чем 80–90% всех ICO», — говорит Карелин. После декабрьского пика в $19,3 тыс. цена биткоина упала до $13,9 тыс. к 11 января 2018 года, но в целом за последние шесть месяцев эта криптовалюта выросла в цене почти в шесть раз.

Не гибель, а эволюция

В 2017 году российские проекты оказались на втором месте после США по объемам привлеченных с помощью ICO инвестиций. История некоторых из них проливает свет на то, в каком направлении сейчас меняется этот инструмент привлечения инвесторов.

В мае расположенная в Московской области ферма «Колионово» Михаила Шляпникова привлекла на ICO 400 биткоинов (около $5,5 млн по курсу на 12 января). Однако собранные деньги до сих пор лежат мертвым грузом. Шляпников признается, что пока не понимает, зачем они ему: с помощью ICO он хотел не средства привлечь, а построить стабильную и независимую от курса рубля систему расчетов с потребителями своей продукции.

Фотогалерея 
«Я втянулся в тему»: как добывают биткоины в России

Еще в 2014 году, когда рубль стал стремительно обесцениваться, фермер напечатал свою локальную валюту — колионы, за которые его соседи и односельчане могли приобретать продукты. Однако суд запретил ее использование. Весной 2017 года Шляпников понял, что идею можно возродить с помощью криптовалюты — провел продажу токенов-колионов: «Я воспринимал аббревиатуру ICO буквально — публичное предложение своих монет. Колионы позволили реализовать основную задачу — связь между производителем и потребителям». С помощью собственной валюты фермер рассчитывает победить кассовые разрывы — деньги на то, чтобы вырастить гусей и картошку, нужны весной—летом, а поставить их покупателям он может лишь осенью—зимой. Если же осуществлять расчеты в рублях, то нужно писать долговые расписки и учитывать риски инфляции.

Клиенты фермы уже покупают ее продукцию за колионы. Более того, они могут покупать за токены товары любых предприятий, которые согласились использовать колионы в расчетах с потребителями. По словам Шляпникова, такие есть не только в России, но и в Китае, Молдавии, Греции, Израиле, на Украине: «На днях я спросил, кто мне продаст дойную корову за колионы. Откликнулось несколько хозяйств».

Шляпников хотел бы, чтобы его криптовалюта стала популярным платежным средством. Но получится это или нет, во многом зависит от законодательного регулирования. С февраля, по словам предпринимателя, он займется выстраиванием системы расчетов в колионах в Белоруссии, где физлицам разрешили легально владеть токенами и обменивать их на обычные деньги. В России статус криптовалют пока не ясен и трудно гарантировать, что электронные колионы не запретят вслед за бумажными. Курс колиона после ICO в мае снизился на 20% и остается стабильным с августа — сейчас токен стоит 0,0006 биткоина.

Выпускник акселератора GenerationS — стартап Cindicator — использовал ICO для привлечения лояльных пользователей. Основной продукт Cindicator — платформа предиктивной аналитики для хедж-фондов и инвесторов, построенная на коллективном разуме: тысячи подключенных к системе аналитиков делают рыночные прогнозы, а машинное обучение и искусственный интеллект выводят на их основе итоговый торговый индикатор. За счет привлеченных с помощью открывшегося в сентябре токенсейла $15 млн Cindicator увеличил команду разработчиков и в декабре выпустил первые продукты — бета-версию веб-платформы и два аналитических инструмента.

«Мы хотели, чтобы владельцами наших токенов стали только те, кто может принести проекту пользу: трейдеры, аналитики, специалисты по big data, чья экспертиза помогла бы улучшить продукт, — рассказывает сооснователь Cindicator Михаил Брусов. — Поэтому каждый покупатель должен был заполнить анкету и написать мини-эссе о том, как он собирается развивать наш проект».

В итоге из 35 тыс. желающих купить токены проекта были отобраны только 4 тыс. Суммы инвестиций от каждого тоже были ограничены — никто не мог внести более $100 тыс., а большинство инвесторов и вовсе были ограничены суммами $2–5 тыс. «Это было нужно, чтобы на руках у людей не скапливались крупные суммы токенов, которыми они бы спекулировали», — говорит Брусов. Инвестор Cindicator — это не акционер: он не может рассчитывать на прибыль. Токены​ играют роль клубных карт: тот, у кого есть 5 тыс. токенов (это эквивалент $50 на момент токенсейла), получает доступ к самым простым продуктам компании; для того чтобы пользоваться более сложными инструментами, нужно обладать сотнями тысяч токенов.

По мнению Брусова, именно такой подход и придает ценность ICO. «В ближайшем будущем этот инструмент будут использовать только те проекты, где токен является частью бизнес-модели и технологии. Сейчас 90% проектов вполне могли бы обойтись без токенов, для них это просто способ привлечь деньги. Такой подход неправилен, и госрегуляторы будут приравнивать это к выпуску ценных бумаг — в качестве метода фандрайзинга он скоро перестанет работать», — уверен Брусов.

Примеры «Колионово» и Cindicator показывают, как приживается использование токенов в России — в качестве внутренней валюты и «карты лояльности». ​Именно по этому пути пойдет Telegram — там токены будут использоваться для расчетов пользователей друг с другом и монетизации каналов.

Не все токены одинаково бесполезны

По оценке Российской ассоциации криптовалют и блокчейна (РАКИБ), сейчас в стране ежедневно анонсируется от пяти до 20 новых проектов, собирающихся выйти на ICO, но каждый четвертый из них разваливается, не успев выпустить токены, из-за несостоятельности и внутренних проблем. Еще у 67% не получается достичь нижнего порога инвестиций, необходимого для реализации проекта. Как правило, в таких случаях они возвращают криптовалюту покупателям. Другие 5% набирают заявленную сумму, но вскоре после этого их проекты оказываются заморожены. И лишь 3% из всех, кто вышел на ICO, отчитались, что у них все идет по плану.

По словам Михаила Брусова, стартапы сейчас сами перестают стремиться к рекордным сборам: «Уходит отношение к криптоинвесторам как к наивным хомячкам, которые готовы нести деньги куда попало. Число ICO растет: если еще летом в мире проводилось около 30 ICO в месяц, сейчас их число выросло десятикратно. А вот число инвесторов растет не так быстро, и проекты вынуждены сражаться за инвесторов, предлагая им все более понятные и прозрачные схемы работы».

Судя по всему, уже в ближайшем будущем «акционеры» ICO станут оценивать проекты куда придирчивей и обращать внимание станут на те же самые моменты, которые учитывают обычные инвесторы при покупке настоящих акций, в частности на репутацию компании. Оценить большинство продуктов, существующих пока в виде идеи, криптоинвесторам почти невозможно, а это значит, что предпочтение отдавать они будут тем, кто собирает деньги на доработку уже действующего продукта.

Хорошим примером может служить российский облачный сервис на блокчейне для стриминга компьютерных игр Playkey, которому в начале декабря 2017 года удалось собрать на ICO $10,5 млн. Разработка сервиса, позволяющего играть в компьютерные игры через интернет без необходимости устанавливать их на компьютер, велась с 2012 года. С начала 2014 года он работал в режиме открытого бета-тестирования. Инвесторы могли сами испытать сервис и имели ясное понимание, что их деньги пойдут на повышение мощности серверов и улучшение функционала. «Мы еще на этапе бизнес-планирования четко понимали, на что понадобятся средства», — говорит Егор Гурьев, сооснователь Playkey.

Сыграло свою роль, что еще до того, как компания объявила о желании выйти на ICO, в нее инвестировал 160 млн руб. Фонд развития интернет-​инициатив (ФРИИ). «Гейминг — самая динамично растущая индустрия в мире, — говорит Сергей Негодяев, директор по управлению портфелем ФРИИ. — Графика становится все реалистичнее, и для запуска каждой новой игры требуется все более мощное «железо». Playkey как раз решает эту проблему: позволяет играть в самые требовательные компьютерные игры с самого слабого ПК».

Легких денег на рынке ICO становится все меньше, а в конкуренции за них будут выигрывать компании, имеющие готовый продукт, например Telegram. «В будущем году, например, в США все больше проектов, выходящих на ICO, будут проводить сбор средств в соответствии с правилами SEC, что означает доступ к ICO только квалифицированных инвесторов», — говорит Наталья Малёва. Грань между крипто- и обычным инвестированием продолжит стираться, и этому станут способствовать как государственное регулирование, так и нежелание инвесторов зарывать свои деньги на «поле чудес».

Магазин исследований: аналитика по теме "Криптовалюта"
Следующая новость раздела