Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Экс-министру ДНР Ташкенту дали 3,5 года колонии за мошенничество Общество, 02:57
Узбекская диаспора предложила создать батальон для отправки на Украину Политика, 02:33
Путин заявил о победе правды и света над ложью и силами тьмы Политика, 02:29
Россия запросила заседание СБ ООН из-за обстрелов Запорожской АЭС Политика, 02:03
Умер бас-гитарист The Pogues Дэррил Хант Общество, 01:48
В МИДе заявили, что США и Россия обсудят приостановку инспекций по СНВ-3 Политика, 01:19
Экс-глава МИД Австрии Кнайсль рассказала об угрозах и переезде в Ливан Политика, 01:10
«Ужас и беспредел». Реакция на давление на фигуристов из шоу Навки Спорт, 01:00
Новости, которые вас точно касаются
Самое актуальное о ценах, штрафах и кредитах — в одном письме каждый будний день.
Подписаться за 99 ₽ в месяц
США призвали Россию вернуть Украине контроль над Запорожской АЭС Политика, 00:34
Глава Минэнерго Болгарии допустил возобновление закупок российского газа Бизнес, 00:20
«Монако» Головина вылетел из Лиги чемпионов Спорт, 00:04
Ростуризм сообщил о спокойной обстановке на курортах Крыма после взрывов Общество, 00:02
Киевское «Динамо» вышло в раунд плей-офф квалификации Лиги чемпионов Спорт, 00:01
Эксперты назвали самые дорогие торговые улицы России Недвижимость, 00:00
Мнение ,  
0 
Иван Курилла

Уход или протест: как отреагируют историки на «победу» Мединского

Решение президиума ВАК сохранить звание доктора исторических наук за Владимиром Мединским может убить институт присуждения научных степеней в России

Как писал известный политический экономист Альберт Хиршман, порча среды, снижение качества, увеличение издержек сохранения лояльности заставляет потребителей (если речь идет о товаре) или граждан (если речь об обществе и государстве) выбирать между отказом (уходом из своей сферы деятельности/отъездом из страны) и протестом (триада «лояльность», «выход» и «голос»). Труднее всего бывает понять, что становится событием, после которого сохранение лояльности более невозможно.

Кто главный?

У меня, наверное, такая лента друзей в Facebook — в ней много историков и интересующихся историей, — но я не помню всплеска негодования, подобного тому, что захлестнул ее 20 октября, после известия о решении президиума Высшей аттестационной комиссии сохранить степень доктора исторических наук Владимиру Мединскому. Возмущены были все — радикалы и консерваторы, государственники и либералы. Научное сообщество оскорблено, как никогда еще в новейшей истории.

После заявления нескольких академиков об антинаучности «методологии» Мединского, после признания ее не имеющей научной ценности экспертным советом ВАК по истории — высшим органом профессиональных историков, облеченным правом рассмотрения содержания диссертационных исследований, после выявленной в последние недели странной подмены автореферата и вероятного отсутствия самой процедуры утверждения диссертации ВАК шесть лет назад, репутация Мединского как историка приобрела отчетливо отрицательные величины.

Именно поэтому решение президиума ВАК является оскорбительным для ученых. Его единственный смысл — показать, кто здесь главный, утвердить приоритет бюрократии над научным сообществом. Да, мы вас услышали, как бы говорят чиновники этим решением, и именно поэтому делаем по-своему. Не научное сообщество является «держателем» степеней, а бюрократическая корпорация. Не эксперты определяют научность работы, а чиновники.

Решение президиума ВАК по поводу диссертации Мединского стало, однако, лишь виньеткой на многолетнем наступлении чиновничества на науку и образование. В большинстве российских университетов профессорам давно не оставлено времени на исследования и подготовку занятий со студентами — все их время съели чиновные забавы с различными формами отчетов и описаний процесса преподавания. Недавняя реформа РАН создала еще одно чиновное агентство — ФАНО, которое внедряет такое же безумие в научных институтах. Кто важнее в науке — президент РАН или начальник ФАНО? Ответ на этот вопрос совсем не очевиден (и перетягивание рычагов руководства наукой в ФАНО продолжается). Атака на Европейский университет в Санкт-Петербурге, какие бы интересы за ней ни стояли, осуществлена в форме бюрократического «наезда» и руками образовательных чиновников. Везде бюрократия определяет эффективность ученых на основании придуманных чиновниками критериев, порождающих тонны никому не нужных бумаг, под которыми погребены научные проекты профессоров и научных сотрудников.

Ученая степень влияния: громкие скандалы с диссертациями
Фотогалерея 
20 октября президиум ВАК сохранил Владимиру Мединскому докторскую степень по истории за его диссертацию «Проблемы объективности в освещении российской истории второй половины XV—XVII веков». Окончательное решение примет Министерство образования и науки на основе рекомендации президиума.

Этот вопрос оставался открытым с апреля 2016 года, когда доктора исторических наук Вячеслав Козляков и Константин Ерусалимский, а также активист сообщества «Диссернет», филолог Иван Бабицкий подали заявление о лишении Мединского ученой степени. Они указывали на «абсурдность» диссертации министра. 2 октября 2017 года профильный экспертный совет ВАК рекомендовал его этой степени лишить, указав на то, что работа Мединского ненаучна.

Pro
Стать инноватором. 5 привычек лидеров, меняющих мир
Pro
Автодилерам придется сокращать персонал. Кто первый в зоне риска
Pro
Фото: Shutterstock Как бренды доходят до абсурда в текстах о себе
Pro
Фото: Stephen Brashear / Getty Images «Игровая площадка для взрослых»: каково работать в Google — в 6 пунктах
Pro
Фото: Ethan Miller / Getty Images «Ты — просто винтик»: каково работать в Microsoft — в 5 пунктах
Pro
Правда ли, что мед, стевия и фруктоза полезнее сахара
Pro
Фото: Игорь Зотин / ТАСС Советский велнес: эффективны ли методы оздоровления, знакомые с детства
Pro
Фото: Oli Scarff / Getty Images Секреты slow life: как жить не спеша и оставаться продуктивным

Возможная реакция

Много лет российские ученые пытались отстоять горизонтальные структуры сотрудничества, оценку равными (то, что в мировой науке называется peer-review, и на чем держится вся система оценивания) — «диссертация» Мединского, утвержденная чиновничеством, выглядит как разворот в прямо противоположную сторону.

Многие успели написать о том, что ВАК подписала этим решением свой приговор, — теперь ничего не остается, как передать окончательное решение по диссертациям на уровень диссертационных советов и довериться механизмам «рыночного регулирования»: через некоторое время ученые в стране разделятся на «мединских докторов» и настоящих, в зависимости от места защиты. Другие комментаторы уповают (или сетуют) на то, что экспертиза научной состоятельности ученых теперь будет полностью перенесена за рубеж (только обладатели степени PhD, полученной в зарубежном университете, в стране, где бюрократия еще не присвоила себе право назначать соискателей учеными, будут восприниматься как настоящие ученые и в России), — решение ВАК убило институт отечественных научных степеней, который начал было понемногу очищаться при помощи «Диссернета».

Я бы, однако, не торопился закрывать историю вслед за министром образования и науки Ольгой Васильевой, поспешившей обрадоваться тому, что «все закончилось». На казус Мединского можно посмотреть еще с одной стороны. Господин Мединский — министр. Чиновная корпорация, которая его защищает, сегодня представляет Российское государство, отождествляет себя с ним. Противопоставляя себя профессионалам, чиновничество обрекает государство на стратегическую слабость, победа над учеными может быть только пирровой. Нынешняя российская власть никак не могла придумать, как отметить столетие революции в России, но вот сейчас стало ясно: главным историческим сюжетом юбилейного года стало окончательное размежевание государства с историками. Для режима, легитимирующего себя через прошлое, это событие становится новой «точкой невозврата». На придуманной, мифологизированной истории невозможно ни строить планы на будущее, ни защищать настоящее.

История трех активистов, боровшихся в ВАК за лишение Мединского степени доктора наук, в этот момент перешла в новое качество: научное сообщество российских историков поставлено перед решением, с которым невозможно смириться. Историки в России уже успели показать, что они готовы отстаивать свою научную свободу. Они добивались успеха (пусть и не полной победы) в таких непростых сюжетах, как нейтрализация «комиссии по борьбе с фальсификацией истории» или проекта «единого учебника истории». Не берусь предполагать, что смогут противопоставить историки мединским. Возможно, протест приобретет новые организационные формы. Может быть, пополнятся ряды Вольного исторического общества. Не исключаю и громких индивидуальных заявлений и шагов известных историков, дорожащих своей репутацией. В среднесрочной перспективе историки будут искать пути избавления от контактов с ВАК и Министерством культуры — теперь это будет просто неприличным. Наконец, я уверен, что для заметного числа ученых эта история переполнит чашу терпения и в соответствии с формулой Хиршмана, отказавшись от лояльности, они начнут выбирать между уходом из науки и протестом. Думаю, что точка в этой истории еще не поставлена.

Об авторе
Иван Курилла Иван Курилла историк, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.
Теги