Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Овечкин забил 699-ю шайбу и не спас «Вашингтон» от поражения Спорт, 07:05 Эксперты рассказали о страхах россиян в связи с уходом Путина Политика, 07:00 МИД России назвало спланированным вбросом обвинения Грузии в кибератаках Политика, 06:52 Во Вьетнаме обвинили семь человек по делу гибели 39 мигрантов в Британии Общество, 06:32 Трамп возмутился вручением «Оскара» южнокорейскому фильму «Паразиты» Политика, 06:31 Двое вывезенных с Diamond Princess австралийца заболели коронавирусом Общество, 06:01 Глава А1 объяснил участие в «деле Батуриных» Финансы, 06:00 Глава А1 — РБК: «Окологосударственные инвесторы получают больше влияния» Бизнес, 06:00 Хуситы запустили ракеты по Саудовской Аравии Политика, 05:39 Избирком Боливии отказал Эво Моралесу в регистрации кандидатом в сенаторы Политика, 05:27 Twitter предложил яркие предупреждения для фейковых постов политиков Технологии и медиа, 05:07 Посол России в США заявил об отсутствии стремления к гонке вооружений Политика, 05:01 Число погибших от коронавируса в Китае увеличилось до 2236 человек Общество, 04:31 Землетрясение магнитудой 5,0 произошло в китайском Тибете Общество, 04:29
Прогнозы – 2020 ,  
0 
Анджела Стент

Новая игра: какими будут отношения России и США после войны на Донбассе

После краха СССР было предпринято четыре попытки перезагрузить отношения США и России, и все они закончились разочарованием. Возможна ли новая перезагрузка в будущем – и на каких условиях? Эта статья публикуется в рамках проекта РБК «Сценарии-2020», в котором известные ученые рисуют сценарии развития России в ближайшие годы

Отношения между Москвой и Вашингтоном сегодня достигли самой низкой точки с начала 1980-х, когда у власти в СССР находился Леонид Брежнев. Проблемы в отношениях двух стран существовали уже некоторое время, но резкий разворот к худшему произошел из-за разногласий о реакции на события на Украине. Конфликт на Украине выявил фундаментальные разногласия по поводу порядка отношений в Европе после холодной войны. И в конечном счете проблема будет разрешена, только когда будет пересмотрен общий вопрос о системе безопасности в Европе. 

Для администрации Барака Обамы спад в отношениях России и США начался в августе 2013 года, когда российский президент Владимир Путин предоставил политическое убежище Эдварду Сноудену, контрактнику АНБ, который похитил миллионы засекреченных документов и начал «сливать» их. Не добившись его экстрадиции в Соединенные Штаты, Обама призвал к «паузе» в российско-американских отношениях и отменил свой саммит с Путиным. Тем не менее вскоре Вашингтон и Москва вновь сотрудничали в рамках успешной инициативы Путина по ликвидации сирийского химического оружия. Отношения США и России весьма сложны, и периоды конфликта в них сосуществуют с моментами, когда обе страны в состоянии вполне продуктивно сотрудничать по вопросам взаимной значимости.

Украинский кризис продемонстрировал несколько трещин в этих отношениях. Прежде всего это фундаментальное расхождение в понимании базовых фактов: кто стоял за первыми демонстрациями на Майдане, как и почему бежал Виктор Янукович, какова была природа поддержки противников Януковича со стороны США, насколько легитимно присоединение Крыма к России, какую роль Россия играет в гибридной войне в Донбассе и кто ответствен за сбитый малайзийский «Боинг».

Это расхождение чрезвычайно осложняет какие-либо шаги к разрешению кризиса. С точки зрения Вашингтона, Москва скрывает свое вмешательство и создает «замороженный конфликт» на юго-востоке Украины, который крайне осложнит функционирование нового правительства в Киеве. У Москвы совсем другая точка зрения, которую озвучил президент Путин на пресс-конференции на прошлой неделе – что Запад ведет кампанию по ослаблению России и стремится привести НАТО к ее границам.

Есть и другая проблема – информационная война, которая ведется между Россией и Западом. Российские медиа обвиняют Соединенные Штаты и их европейских союзников не только в украинском кризисе, но и в ведении антироссийской политики по другим направлениям. На Валдайском клубе в октябре Путин обвинил США в создании Исламского государства Ирака и Ливии (ИГИЛ) – в результате поддержки моджахедов в Афганистане в 1980-х и помощи сирийским повстанцам, выступающим против режима Башара Асада, – а также в поддержке неонацистов на Украине.

Ответной реакцией США стала скоординированная с европейскими союзниками серия санкций в ответ на действия России и сепаратистов, которых она поддерживает на Украине. Эти санкции теперь оговариваются в законе, который Обама подписал на прошлой неделе и который дает Белому дому свободу во введении новых санкций или отмене ранее введенных. В обозримом будущем эти санкции останутся в силе, если только Россия не добьется, чтобы сепаратисты покинули Донбасс, что позволит Киеву восстановить контроль над этой территорией.

В Соединенных Штатах убеждены, что санкции уже навредили российской экономике и будут дальше наносить ей ущерб. При этом администрация США признает, что санкции, похоже, не повлияли на политику России в отношении Украины. Но, учитывая, что инструменты Вашингтона в этом кризисе ограничены, санкции пока что останутся ключевым элементом политики США на российском направлении. 

Сегодня оказались под вопросом положения Будапештского меморандума 1994 года, который подписали Россия, Украина, США и Британия и который гарантирует суверенитет и территориальную целостность Украины в обмен на ее отказ от ядерного оружия. Если этот принцип не будет соблюдаться, выводы для других постсоветских государств могут быть весьма серьезными. Более того, рассуждения президента Путина о том, что долг Москвы – защищать «русский мир», может в будущем иметь последствия для Казахстана и стран Балтии, где также есть заметное русское население. Поэтому еще одним элементом политики США и Европы будет стремление сдержать возможные подобные посягательства России в будущем. 

Сейчас, когда рубль обесценился, а цены на нефть упали, политики и эксперты и в Европе, и в США пытаются предвидеть дальнейшую политику России. Убедят ли экономические трудности президента Путина, что пришло время для неких жестов, способных привести к смягчению санкций? Речь идет о соблюдении Минского соглашения о прекращении огня, отказе России от поддержки сепаратистов в Донбассе и ее участии в постоянном и эффективном диалоге по деэскалации. Или, может быть, Россия займет более конфронтационную позицию по Украине, а то и по другой стране в своем окружении? Превратится ли восток Украины в зону неразрешенного конфликта, что приведет к продолжительному провалу в отношениях России и Запада и к крайнему ослаблению самой Украины? 

Если говорить в целом, то в американском внешнеполитическом сообществе сложилось мнение, что в отношениях с Россией началась новая эра. Она требует пересмотра базовых предпосылок той ситуации, которая, как ожидалось, сложится после 1992 года, – что США и Европа смогут построить настоящее сотрудничество с Россией, отказавшейся от наследия холодной войны, стремящейся интегрироваться в глобальную экономическую и политическую систему с выгодой для себя. Путин на Валдайском клубе критиковал эту систему как попытку Вашингтона навязать Москве свои правила игры и призвал к созданию нового глобального порядка. Неясно, впрочем, как этот порядок предполагается строить. 

После краха СССР было предпринято четыре попытки перезагрузить отношения США и России, о которых я рассказываю в своей книге «Почему Америка и Россия не слышат друг друга». Четыре американских и три российских президента пытались улучшить эти отношения в начале своих сроков, и все эти попытки закончились разочарованием – у каждой стороны свое представление о продуктивных отношениях. Перезагрузка времен первого срока Обамы принесла свои плоды, но теперь с ней покончено. Пока что маловероятно, чтобы отношения двух стран улучшились до конца второго президентского срока Обамы. Соединенные Штаты будут и дальше работать с Россией по вопросам, которые для обеих стран представляют принципиальный интерес: Иран, Сирия, борьба с терроризмом. Но ждать качественных перемен особенно не стоит. 

Вполне может быть, что следующий президент США попытается возродить эти отношения на другой основе – но пока что в обеих американских партиях нет значимой поддержки для такого шага. Возможно также, что Кремль возьмет на себя инициативу в перезапуске отношений с Америкой. Мы знаем, что президент Путин – прагматик, способный удивить внешний мир. Но если этого не случится, то в обозримом будущем партнерство Вашингтона и Москвы будет довольно напряженным и все более ограниченным.

Об авторах
Анджела Стент, Профессор Джорджтаунского университета, автор книги «Почему Америка и Россия не слышат друг друга?»
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.