Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Митингующие в Киеве пригрозили Зеленскому «рейсом в Ростов» Политика, 17:15 В подмосковном Наро-Фоминске загорелась автомойка Общество, 17:07 Экс-председатель британских тори заявил об отсутствии денег из России Политика, 16:59 Сделка с совестью: как не платить проценты за покупки РБК и Совесть, 16:33 Космический корабль Dragon пристыковался к МКС Технологии и медиа, 16:25 Кудрин прокомментировал сокращения в основанном им фонде Политика, 16:24 В Ивановской области с оторвавшейся льдины спасли шесть рыбаков и ребенка Общество, 16:18 Сын певицы Валерии попал в больницу после ДТП по пути в Петербург Общество, 15:40 Власти Германии заявили о «тревожной картине» из-за убийства в Берлине Политика, 15:37 От 15 до 20: чем живет поколение Z РБК Стиль и YE’S apartaments, 15:30 Бывший тренер «Спартака» Каррера возглавил греческий АЕК Спорт, 15:28 В Минске протестующие против интеграции пришли к посольству России Политика, 15:28 Киев предупредил о «послевкусии разочарования» после саммита в Париже Политика, 15:15 Еще один губернатор сделал 31 декабря выходным днем Общество, 15:01
Украинский кризис ,  
0 
Николай Митрохин Небоевая потеря: как убийство Моторолы вписывается в историю ДНР
Никто в самопровозглашенных республиках, включая первых лиц, в ближайшее время не гарантирован от направленного на него покушения

Убийство в Донецке Арсена Павлова (Моторолы) — яркой медийной фигуры, раскрученной российской прессой, вызвало два вида реакции. Одну демонстрирует рядовой зритель российского телевидения, для которого сообщения новостной программы о том, что убийцы подосланы украинским правительством, являются непреложной истиной. Тем более что эту идею озвучил сам председатель правительства ДНР Александр Захарченко, который по этому поводу объявил очередную войну Киеву.

Для тех, кто ситуацию в регионе отслеживает не по российскому телевидению, включая многих бывших соратников Павлова, ясно, что это далеко от реальности. Официальные представители правительств и правоохранительных органов ЛДНР последовательно обвиняют украинские диверсионно-разведывательные группы (ДРГ) в каждом громком политическом убийстве на своей территории. Однако они делают это, как правило, спустя несколько часов после совершения преступления, ничем не обосновывают свои выводы, не представляют журналистам ни одного члена подобных ДРГ и никак не могут объяснить, как те умудряются свободно действовать в центре «столиц» политических новообразований.

Место в иерархии

Несмотря на свою популярность у журналистов, Павлов не был особенно крупной политической фигурой в ДНР. Диковатый даже на фоне других лидеров ЛДНР, боевик возглавлял сравнительно небольшой отряд. В период боевых действий тот находился на передовой, в период затишья — выполнял особые задания Захарченко. Вполне возможно, это была последняя группировка боевиков, которая выполняла его распоряжения. Все крупные формирования ДНР были не просто включены в сформированный российскими военными 1-й корпус Народной милиции Министерства обороны ДНР (2015). После провала подготовленного Захарченко в июне 2015 года наступления в районе села Марьинка упоминаний о его участии в командовании армией нет ни в украинских, ни в сепаратистских источниках.

Вместе с тем готовность в любой момент выставить для «разборки» вооруженный отряд была основой политического, социального и материального капитала новых хозяев Донбасса. Как только по мере вхождения в объединенные силовые структуры была ликвидирована возможность выдвинуть куда-то «бронегруппу» (т.е. танки и БТРы с десантом) для защиты или захвата территории или недвижимости от конкурентов, «решение вопросов» было передано в руки профессиональных убийц. Вместо развязывания боевых действий в городских условиях (каковыми были первые налеты верных Плотницкому отрядов на казачьи гарнизоны в Луганской области в ноябре—декабре 2014 года) они стали просто отстреливать руководителей группировок вместе со всей их охраной.

Охота на своих

Мартиролог убитых глубоко в тылу командиров — «героев Новороссии» — весьма пространен. С ноября 2014 года практически каждый месяц убивают по одному заметному персонажу, пусть большинство их имен (в отличие от таких известных жертв «разборок», как Алексей Мозговой или Павел Дремов) известны только в среде боевиков. Реже убийство происходит при «задержании» (как в случае с Александром Бедновым («Бэтменом») 1 января 2015 года) или сразу после ареста — как это произошло 24 сентября этого года с бывшим премьером ЛНР Геннадием Цыпкаловым. По словам представителя прокуратуры республики, он повесился после задержания, «опасаясь за свою жизнь». На «новороссийских» пабликах всех их перечисляют уже списком, добавляя «новичка» в конец.

Некоторые из наиболее известных, или умных, или нужных сбежали или были насильственно вывезены в Россию. Впрочем, убийство в Подмосковье 19 сентября создателя харьковского «Оплота» Евгения Жилина и арест в Ростове 26 сентября уже бывшего председателя парламента ЛНР Александра Карякина показали, что теперь и этот шаг не всегда способен спасти жизнь беглеца.

Не гарантирована жизнь даже первых лиц «народных республик». 6 августа произошло почти удавшееся покушение на главу ЛНР Игоря Плотницкого — он был тяжело ранен, 7 августа Захарченко едва не взорвали рядом с КПП бригады «Кальмиус» (случайно или нет, но командир бригады, еще один бывший «стрелковец», Александр Немогай скончался месяц спустя в больнице — по данным украинских СМИ, от отравления), а 22 августа бомбу нашли рядом с его домом. При этом удалось установить, что изготовили ее в доме одного из вице-премьеров республики.

За Павловым, который, как говорилось выше, считался последним и последовательным соратником Захарченко, шла постоянная охота. В июне на него с помощью взрывных устройств покушались дважды, причем в результате первого покушения он был серьезно ранен.

Проблема крыши

Кажется при всем этом невероятным, что федеральный центр, который держит ситуацию в ЛДНР под своим контролем, допускает там «кровавую мясорубку». Последним термином бывшие и действующие боевики характеризуют происходящее, особенно события последних двух месяцев, когда внутренняя борьба группировок в руководстве республик стала более чем очевидна.

В то же время известно, что различные федеральные структуры (от администрации президента до ФСБ) имеют в регионе свои интересы и свои группы влияния. Вполне конкретные люди в Москве опираются в ЛДНР на различных чиновников, могут иметь с ними общие бизнесы (от возврата откатов за трансферы и распродаваемую «гуманитарную помощь» до торговли углем, металлом и не исключено, что оружием), а также поддерживать эти интересы силой. Так, чего стоит пример неонацистской группировки «Еноты» из Подмосковья, которая публично выкладывала ролики о том, как она занималась поставками гуманитарной помощи в Донбасс и попутно принимала активное участие в зачистках городских администраций от «казаков».

Недаром большую часть профессиональных и жестоких убийств командиров ЛДНР в «проновороссийских» пабликах связывают даже не с внутрирегиональными «специалистами», а с деятельностью подразделений ГРУ Министерства обороны, ФСБ, а также с легендарной (иначе тут эту малопонятную структуру не опишешь) ЧВК (частной военной компанией) Вагнера.

Радикальной интерпретацией этих убийств, свойственной части бывших «бойцов Новороссии», является мнение о том, что «Путин сливает Донбасс» Украине и потому убирает наиболее яркие и самостоятельные фигуры, символизирующие «сопротивление». Однако имеющийся опыт показывает, что многие герои сворачивали свои дела в Донбассе в течение суток, если на то поступал соответствующий приказ.

Таким образом, из смерти Павлова можно сделать следующие выводы. Никто в ЛДНР, включая первых лиц регионов, в ближайшее время не гарантирован от направленного на него покушения. Общая нестабильность ситуации и борьба разных российских «крыш» (в Ростове и Москве) обеспечивают дальнейшую борьбу на взаимное уничтожение между полевыми командирами. Очевидно, что угроза нависла и над «героями вчерашних дней» — типа Игоря Гиркина (Стрелкова), Игоря Безлера или первого главы ЛНР Валерия Болотова. Они, особенно Гиркин, сейчас занимают резко критическую позицию по отношению к Путину и нынешним лидерам ЛДНР. Соответственно, защитный козырек над ними может внезапно протечь. Любопытно, что у Гиркина за день до убийства бывшего подчиненного — Моторолы — была взломана его страница в ЖЖ. В те же дни представители конкурирующих с ним за внимание ветеранов «Новороссии» взломали ряд прогиркинских пабликов в социальных сетях и удалили оттуда порядка 10 тыс. аккаунтов подписчиков. Ранее подобная выходка по отношению к бывшему символу этой войны была бы невозможна.

Вместе с тем подобные убийства усиливают влияние непубличных фигур, таких как номинальный министр обороны ДНР Владимир Кононов, которые не доставляют особых беспокойств своим московским кураторам (в том числе ненужными вылазками на украинские позиции или скандальным поведением на камеру) и готовы вовремя и правильно делиться. Однако, как мы видим, ​ любое «усиление влияния» в ЛДНР может быть скоро и жестоко сведено к красивому памятнику над могилой очередного «героя».

Об авторах
Николай Митрохин историк
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.