Лента новостей
Строители нашли пустоты в фундаменте здания Госдумы на Охотном ряду Общество, 04:10 Ozon назвал самые популярные товары после премьеры «Игры престолов» Общество, 03:51 Зеленский попросил ЕС об усилении антироссийских санкций Политика, 03:17 «Осасуна» вернулась в высший дивизион Испании Спорт, 03:07 Россия увеличила поставки нефти в США Экономика, 02:43 Замглавы администрации Януковича подал заявление против Порошенко Политика, 02:32 Посол России заявил о неудачной попытке срыва конференции «Валдай» в Вене Политика, 02:09 Австрия проиграла Италии и вылетела из элитного дивизиона ЧМ по хоккею Спорт, 01:56 Представитель Британии перебил Небензю в ходе заседания СБ ООН по Украине Политика, 01:45 Huawei разрешили временно возобновить свою деятельность в США Технологии и медиа, 01:02 3 правила от Аполлона: как правильно фотографировать на смартфон РБК Стиль и HUAWEI, 00:42 Израиль и ХАМАС заключили перемирие на полгода Политика, 00:33 В «Валдае» заявили об отказе партнеров из Австрии предоставить площадку Политика, 00:15 Гройсман потребовал от Зеленского внесения кандидатуры нового премьера Политика, 00:00
«Дело ЮКОСа» ,  
0 
Дмитрий Гололобов Продадут ли акционеры ЮКОСа имущество РПЦ
Драматизировать новости об аресте имущества России по делу ЮКОСа не стоит. Если эти активы и продадут, то немногое и нескоро. Но это важный сигнал властям РФ: они слишком долго вели себя в международных судах пассивно

Вчера вечером многие СМИ почти одновременно опубликовали новость об аресте российских активов в Бельгии. Указывалось, что арестованы даже активы «архиепископства Брюссельского и Бельгийского РПЦ». Некоторые даже поспешили заявить, что Бельгия «объявила войну России» в связи с неисполнением решения ЕСПЧ о взыскании с России около $2 млрд по корпоративно-налоговому делу ЮКОСа. В отношении этого дела российский Минюст заявлял, что Россия решение суда исполнять не будет, а депутаты Госдумы направили соответствующий запрос в Конституционный суд.

Но драматизировать новости из Европы не стоит.

Во-первых, никакое решение Европейского суда таким образом не исполняется: в соответствии с Конвенцией и документами ЕСПЧ, его решения исполняться принудительно, путем ареста зарубежных активов государства-участника конвенции, просто не могут. На самом деле началось давно ожидаемое исполнение решения Третейского суда в Гааге о взыскании с Российской Федерации $50 млрд в пользу бывших акционеров ЮКОСа. Что, конечно, не легче в финансовом смысле, но это вопрос сугубо частный и ни к какому политическому противостоянию привести не может.

Во-вторых, никаких российских активов, как принадлежащих государству, так и принадлежащих частным компаниям, арестовано не было. Органы, занимающиеся исполнением судебных решений, уведомили 47 зарегистрированных в брюссельском регионе организаций — бельгийских, российских, международных, — о необходимости в течение 15 дней предоставить перечень имеющегося у них имущества и средств, принадлежащих Российской Федерации. Что они, разумеется, и сделают.

Те, которые частные, заявят, что имущества Российской Федерации не имеют. А которые все-таки владеют имуществом, формально принадлежащим российскому государству, заявят о своем иммунитете. Если что-то останется (подозреваю, что очень мало), то эти активы, не покрытые иммунитетом, и будут арестованы, а впоследствии, возможно, и проданы. Но все это произойдет очень нескоро. О аресте активов «Роснефти», «Газпрома» и российских госбанков речь вообще пока не идет.

В-третьих, попытка проанализировать случаи исполнения судебных решений «против Российской Федерации» была бы смехотворно короткой. Фактически за последние два десятка лет речь идет только о двух делах: известное дело швейцарской фирмы Noga, закончившееся ее капитуляцией из-за неуспешных попыток что-то взыскать с России и огромных юридических расходов, и дело Mr. Franz Sedelmayer v The Russian Federation, где в итоге было арестовано и продано здание торгпредства в Швеции. Однако дело Зедельмайера нисколько не обнадеживает взыскателей: сумма долга там составляла всего несколько миллионов евро,а само решение до конца до сих пор не исполнено. Миллиардов с России никто еще не взыскивал. Хотя все, как известно, когда-то случается в первый раз.

В-четвертых, акционеры ЮКОСа, вне всякого сомнения, на крошечной Бельгии не остановятся. Они уже заявляли о том, что начали процедуру исполнения решения Третейского суда в США, Германии, Франции. Процедура и правила в разных юрисдикциях разные, и новую попытку арестовать актив России мы можем увидеть как через месяц, так и через год. И если в Британии относительно недавнее решение La Générale des Carrières et des Mines v FG Hemisphere Associates LLC [2012] UKPC 27 делает возможность «наезда» на активы «Роснефти» и «Газпрома» практически эфемерной, то в других юрисдикциях вопрос может потребовать масштабных судебных разбирательств. В любом случае отделаться спесивыми заявлениями Минюсту и Минфину уже не получится: пришла пора платить огромные гонорары юристам в добром десятке стран.

Вне зависимости от исхода попыток группы «МЕНАТЕП» арестовать активы Российской Федерации в Бельгии и по всему миру, ясно, что эта ситуация — результат абсолютно пассивной позиции России по международным процессам, связанным с делом ЮКОСа. Никто у России ничего не выиграл — она сама проиграла и $2 млрд в Европейском суде и $50 млрд в Гааге. И видеть за этими решениями «политические козни Запада» наивно и недальновидно. Если Россия и дальше будет надеяться на то, что все «само собой рассосется», то ее активы и вправду рано или поздно арестуют и продадут. Так что попытка ареста активов в Бельгии в чем-то даже положительна для России: теперь окончательно ясно, что пора или по-настоящему воевать с акционерами ЮКОСа, или договариваться. А то это дело стало уж слишком напоминать Столетнюю войну.

Об авторах
Дмитрий Гололобов принципал частной практики Gololobov and Co
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.