Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
NYT узнала о сокрытии военными факта удара по Boeing от президента Ирана Политика, 09:55 Власти сообщили о первой жертве коронавируса на Хайнане Общество, 09:49 В регионах оценили идею реновации жилья по всей России Общество, 09:44 Лайнер из Хабаровска в Москву развернулся после сообщения о минировании Общество, 09:38 Кому доверить вопросы собственной красоты и здоровья РБК и L’Oréal Professionnel, 09:36 В Москве завели уголовное дело после конфликта водителей со стрельбой Общество, 09:33 В Гонконге произошел взрыв в больнице Общество, 09:12 Глава Гидрометцентра пообещал «не суперхолодный» февраль Общество, 08:58 Премьер Госсовета КНР приехал в ставший очагом коронавируса город Ухань Общество, 08:57 Bloomberg сообщил о технологии для доступа в интернет из "мертвых зон" Pro, 08:51 Овечкин назвал погибшего баскетболиста Брайанта мировой легендой Спорт, 08:46 Какие могут быть риски при инвестировании в недвижимость РБК и Level Group, 08:35 Полицейские нашли мать брошенных в Шереметьево детей Общество, 08:30 Россияне назвали желаемую зарплату Финансы, 08:24
Мнение ,  
0 
Кирилл Титаев

Наивная хитрость: какую ошибку допустила Россия в отношениях с WADA

Выполнявшие указание о подмене данных российских спортсменов в базе допинг-проб понимали, что никто не сможет ни проверить качество их работы, ни привлечь потом к ответственности

История с корректировкой базы данных, которую Россия предоставила WADA, и ее печальные результаты дают очень важный урок, причем не только в сфере управления спортом. Он хорошо показывает, как у нас принимаются решения. Было достаточно очевидно, что подмену данных о допинг-пробах российских спортсменов обнаружат. Такую операцию можно было бы скрыть, если бы сотрудники WADA вообще не стали бы разбираться с предоставленными данными, на что явно не стоило рассчитывать. Почему же столь простая мысль не пришла в голову тем, кто задумывал подмену?

Тень вне конкуренции

Начать придется издалека. Есть рынки с информационной асимметрией, на них потребитель практически не может оценить качество и цену поставляемого продукта. Традиционно к ним относятся такие рынки, как высшее образование (школьники и их родители очень редко обладают достаточными знаниями, чтобы отличить хороший вуз и факультет от плохого) или предоставление сложных информационных услуг. На открытых рынках с высокой асимметрией нам на помощь приходят конкуренты и другие пользователи. Конкуренты внимательно следят за ошибками других компаний, делают их публичными. Пользователи могут сравнивать цены. Потребители не всегда могут оценить качество полученной услуги, но хотя бы получают возможность принимать осознанные решения.

Но что происходит, когда рынок с высокой информационной асимметрией оказывается закрытым или даже криминальным? Причем иногда он работает вполне «нормально». Например, заказчик заказного убийства формально не имеет никакого отношения к результату, но платит за него и может оценить его качество без больших усилий. Конечно, и тут остаются риски — поставщик услуги может обмануть или начать шантажировать заказчика, сделать работу так, что его связь с заказчиком будет очевидна, и так далее. И все же тут все относительно понятно.

А что происходит, когда потребитель сам планирует пользоваться товаром, купленным на теневом рынке с высокой асимметрией, или продает его кому-то от своего имени? Тут всегда получается плохо. Потому что у поставщика товара или услуги практически нет стимулов делать свою работу хорошо. Она должна выглядеть хорошо на первый взгляд и проходить самые простые проверки. А когда что-то пойдет не так, привлечь поставщика к ответственности, тем более легально, будет уже невозможно. Не подадите же вы в суд на человека, который по вашему заказу, скажем, подделал доверенность, если подделка оказалась вскрыта?

Кажется, что остаются механизмы неформальной ответственности. Можно найти нехорошего поставщика и наказать. Но на практике издержки на то, чтобы найти поставщика, убедиться, что у него нет более сильной неформальной защиты, наказать его, очень велики. И если в частном секторе еще есть такие возможности, так как может обнаружиться лично обиженный предприниматель, то государство тут оказывается в самой слабой позиции. Почему? Казалось бы, у него есть множество инструментов вплоть до ФСБ и ГРУ. Однако ответ на этот вопрос очевиден для любого, кто работал во властных структурах. Сначала несколько месяцев уйдет на то, чтобы выяснить, кто принимал решение. Выяснено это не будет: ничто другое чиновники не умеют так хорошо, как размазывать ответственность. Потом будет обсуждаться вопрос, как привлечь какой-нибудь силовой ресурс, и первый вопрос держателя ресурса будет: «А почему мне не сказали?» И только потом наступит стадия поиска исполнителей по принципу «разберемся как следует и накажем кого попало», потому что ответственность исполнителей точно так же размазана.

Преимущества честности

Вот именно об этом и должны были подумать те, кто инициировал правку базы для WADA. Если это делалось силами внешнего поставщика, то и он, и покупатель услуги понимали, что никто не сможет ни проверить качество работы, ни привлечь поставщика к ответственности. Если вы делаете это собственными силами, то все понимают, что это сложная операция со многими участниками и вину потом свалят на кого-нибудь уволившегося, а лучше — умершего. В любом случае вы получите плохо сделанную работу и в результате непригодный для использования продукт.

Это касается почти всего — систем нелегальной прослушки, которые ставят компании, чтобы следить за сотрудниками, подделок, любых других сложных товаров и услуг, появляющихся на черном рынке. Либо у них будет очень низкое качество, либо, как произошло, например, с торговлей наркотиками в даркнете, даже криминальный рынок становится открытым и конкурентным.

Именно поэтому государство должно быть честным. Дело не только в том, что нарушение закона — это плохо, государство в современных условиях практически не способно совершать правонарушения и оставаться неузнанным. Недаром мы узнаем о «тайных операциях» спецслужб не из мемуаров, а из новостей. В демократических странах государственная нечестность приводит к смене политических лидеров. В не совсем демократических на претензии собственных граждан можно просто не реагировать. Но как только мы выходим на международную арену, тайное, ставшее явным, начинает очень дорого обходиться всем, кто проявляет такую наивную хитрость или хитрую наивность.

Об авторах
Кирилл Титаев, ассоциированный профессор по социологии права им. С.А. Муромцева ЕУСПб
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.