Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В Грузии опровергли слова врача о возможной госпитализации Саакашвили Политика, 04:47
Трусова выиграла короткую программу Гран-при по фигурному катанию в США Спорт, 04:26
Цзю отреагировал на победу Емельяненко словами «рано списали со счетов» Спорт, 04:02
В РПЦ исключили обязательную вакцинацию от COVID-19 для священников Общество, 03:43
Емельяненко поблагодарил Нурмагомедова за слова поддержки после победы Спорт, 03:24
Захарова назвала провокацией планы Украины открыть пункты связи с Крымом Политика, 03:04
Как увольняли и нанимали на крупные и средние предприятия. Инфографика Общество, 03:00
Госдеп отнес желающих получить визу россиян к «бездомным национальностям» Политика, 02:45
«У меня отвалилась челюсть». Что говорили после победы Емельяненко Спорт, 02:36
Из тюрьмы в Нигерии сбежали более 500 заключенных Общество, 02:23
Вартанян назвал предсказуемой победу Емельяненко над Джонсоном Спорт, 02:04
Федор Емельяненко ответил на вопрос о завершении карьеры Спорт, 01:52
Адвокат назвала решающий фактор получения Исмаиловым убежища в Черногории Политика, 01:49
Ферстаппен выиграл квалификацию Гран-при «Формулы-1» в США Спорт, 01:31
Мнение ,  
0 
Денис Волков

Пределы терпения: как люди перестали мириться с привычным обликом власти

Снижение уровня жизни и отсутствие надежд на перемены к лучшему, о которых говорят социологические исследования, увеличивают готовность граждан к протестам и заставляют их болезненно реагировать на заявления и поведение чиновников

В недавних откровениях государственных служащих о том, что государство ничего не должно своим гражданам, что прожить можно и на мизерную зарплату, а тем, кто недоволен заработком, следовало бы подумать о другой работе, для наших сограждан нет ничего нового. Данные опросов показывают: люди в большинстве своем убеждены, что на госслужбу идут не для того, чтобы помогать другим, а ради собственных интересов. Простых же людей, по мнению половины наших респондентов, чиновники воспринимают как назойливых попрошаек, которые только путаются под ногами.

Однако сейчас мы видим, что изменилась реакция на поведение и слова чиновников: об этом пишут, это обсуждают, на это обижаются. То, что раньше воспринималось как норма и не вызывало особых эмоций, сегодня начинает вызывать раздражение.

Это очень похоже на то, как в конце 2000-х годов менялось отношение общества к нарушениям на выборах разного уровня: что никого не трогало еще в 2009-м, в 2011-м вдруг стало поводом к массовым протестам. Дело в том, что как раз к этому времени недовольство и напряжение, копившиеся в обществе после экономического кризиса 2008–2009 годов, достигли критического уровня и при первом удобном случае вырвались наружу.

Так и сегодня; реакция на «искренность» госслужащих — симптом того, что напряжение накапливается и начинает выплескиваться: в разговорах о чиновниках, в точечных и локальных протестах (против застройки, вырубки парков, завоза мусора, сноса домов и т.д.), которые сами по себе никого не впечатляют, но могут оказаться прологом к более серьезным акциям.

Потеря доверия

Сходство с динамикой семилетней давности не случайно. В уходящем году в обществе произошло стремительное нарастание пессимизма. Оно нашло свое отражение в падении всех компонентов индекса социальных настроений, который регулярно измеряется Левада-центром. Ощутимо снизились оценки личного положения дел респондентов и ситуации в стране в целом. Ухудшились ожидания по поводу будущего. Заметно снизились и рейтинги власти.

Наибольшее падение всех показателей наблюдалось летом, сразу после объявления планов пенсионной реформы. Однако первые признаки ухудшения настроений были заметны уже во время кампании по выборам президента в конце 2017-го — начале 2018 года. К октябрю—ноябрю падение основных показателей замедлилось, а рейтинги исполнительной и законодательной власти даже немного выправились. Однако факторов для дальнейшего роста пока нет: оценки экономической ситуации по-прежнему продолжают ухудшаться.

Сегодняшние настроения особенно контрастируют с периодом роста оптимизма, который фиксировался начиная с середины 2016-го и до конца прошлого года. Тогда улучшение настроений происходило на фоне постепенной адаптации населения к новым экономическим условиям и надежды на дальнейшее улучшение ситуации.

Сейчас таких надежд в обществе остается все меньше. И это еще один признак возможного приближения новой протестной волны. Ведь люди выходят на улицы не только, когда есть проблемы, но и когда исчезает надежда на улучшение ситуации. В 2011 году ее как раз не было: люди были уверены, что страна движется в тупик, а власть не хочет или не может изменить положение дел к лучшему.

Источники недовольства

Сегодняшнее ухудшение общественных настроений происходит по нескольким причинам. Отчасти это следствие полного исчерпания крымского эффекта: оценки исполнительной и законодательной власти, в том числе президентской, окончательно вернулись к докрымскому уровню. Большой удар по авторитету федеральной власти нанесла пенсионная реформа. По мнению большинства, с ее помощью государство решает проблему нехватки средств за счет граждан, а для чиновников, представителей большого бизнеса изменения не столь чувствительны, как для обычных людей.

По сути, происходит разрушение прежнего негласного договора между властью и обществом. Тем более что за уходящий год, по субъективным оценкам наших респондентов, их благосостояние ухудшилось: группа тех, кому не хватает на еду или хватает только на еду, за 11 месяцев увеличилась минимум на 3 п.п. В октябре—ноябре она достигла 28% населения.

Дополнительным раздражающим фактором в последний год или два становится участие России в международных конфликтах. Это происходит не столько из-за людских потерь, сколько из-за того, что такое участие становится в глазах все большего числа людей символом упущенных возможностей. По их мнению, за пределами страны за прошедшие пять лет было потрачено слишком много денег. Люди на фокус-группах говорят: хватит помогать всем подряд, пора помочь самим себе, потратить деньги дома — глядишь, и пенсионный возраст повышать не пришлось бы.

А поскольку надежды на изменения к лучшему слабеют, то на поверхность начинают прорываться признаки общественного недовольства. Пока непонятно, способна ли власть переменить ситуацию к лучшему, какие будут контуры нового социального контракта между обществом и властью. Но если этого не произойдет, число открытых проявлений недовольства будет только нарастать.

Об авторе
Денис Волков Денис Волков социолог Левада-центра
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.