Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Спецдокладчики ООН обвинили Россию в отравлении Навального Политика, 20:30 Путин поздравил Большунова с победой на чемпионате мира по лыжным гонкам Спорт, 20:25 Мишустин уволил курировавшего газомоторное топливо замминистра энергетики Политика, 20:25 ВОЗ впервые за 7 недель зафиксировала рост заболеваемости COVID-19 в мире Общество, 20:09 Как устроен Берлинский кинофестиваль образца 2021 года Стиль, 20:05 CAS приступил к рассмотрению иска Союза биатлонистов России к IBU Спорт, 19:59 РБК Pro: как магазины дьюти-фри выживают в мире без путешествий Pro, 19:59 CNN узнал о сроках санкций США против России из-за дела Навального Политика, 19:54 Филолог, психиатр и музыкальные критики — о новом альбоме Земфиры Стиль, 19:48 В Англии на стене бывшей тюрьмы появилось граффити в стиле Бэнкси Технологии и медиа, 19:35 Аресты в «Барселоне». В чем обвиняют экс-главу испанского топ-клуба Спорт, 19:12 Сын Усамы бен Ладена рассказал о детстве и увлечении живописью Стиль, 19:10 В Volkswagen намекнули на выпуск нового электрического кабриолета Авто, 18:59 Пашинян допустил возврат Армении к полупрезидентской форме правления Политика, 18:45
Мнение ,  
0 
Антон Табах

Расхождение денег: к чему может привести выход крупных банков из АРБ

Раскол может быть преодолен разными путями, но лучшим вариантом было бы придание различным банковским ассоциациям статуса саморегулируемых организаций

Посреди летнего затишья финансовый мир был потрясен новостью о выходе восьми крупнейших банков, представляющих более двух третей активов банковской системы России, из состава Ассоциации российских банков. Было объявлено, что крупнейшие банки могут присоединиться к ассоциации «Россия» или же создать свою альтернативную структуру.

Причины раскола

Трения между АРБ и крупнейшими банками нарастали постепенно, хотя такого масштабного ухода никто не ожидал. Еще весной на съезде АРБ Альфа-банк объявил о приостановлении членства — из-за несогласия с докладом к съезду, крайне критичном по отношению к Банку России. Глава ВТБ выразил несогласие с этим документом прямо с трибуны съезда. И в целом позиция АРБ в последние годы расходилась с интересами и целями крупнейших государственных и частных банков. Зачистка банковского сектора, проходящая в последние четыре года, больше всего ударила по средним банкам, которые в силу правила «один банк — один голос» имели преимущество в решениях АРБ.

Не секрет, что у системообразующих банков вопросы к регулятору разительно отличаются от тех, что волнуют средних игроков и регионалов. Есть и другие линии разлома: у потребительских монолайнеров мало общих интересов с якорными банками финансовых конгломератов и промышленных империй.

Политика нового руководства ЦБ, склонного напрямую консультироваться с банковским сообществом, меньше опираясь на посредников в виде ассоциаций, в целом соответствует интересам крупных игроков. Именно поэтому защита интересов других участников рынка потенциально осложняла их отношения с регулятором. Потенциально АРБ могла бы стать зонтичной организацией, выступающей только за консенсусные идеи и избегающей острых вопросов, но тогда смысл ее существования точно оказался бы под вопросом. Во все времена расколы в ассоциациях возникали не столько из-за конкретных личных конфликтов — руководство АРБ всегда отличалось дипломатичностью, сколько в результате «обострения классовой борьбы по мере приближения к социализму».

Смена формата

Раскол может быть преодолен разными путями, но сам факт ставит на повестку вопрос о роли банковских ассоциаций в современной финансовой системе. Парадоксально, но банковский сектор — единственный крупный сегмент финансового рынка, не имеющий саморегулируемых организаций (СРО). Страховщики, МФО и пенсионные фонды обязаны входить в такие организации. В коалиции с регулятором СРО занимаются введением лучших практик, контролем за членами и жалобами на них, облегчая жизнь Центральному банку и потребителям. Проблемы есть и в работе СРО, но все же конкуренция между ними в других секторах финансовой индустрии способствует поддержанию баланса интересов. Можно отметить, что участники рынка группируются и лоббируют групповые интересы более эффективно, а в случае необходимости объединяются и для борьбы за интересы всего сектора, как происходит с АНПФ и НАПФ при решении вопросов сохранения обязательного пенсионного страхования. В банковском секторе этого нет, и вся тяжесть регулирования ложится на ЦБ, Роспотребнадзор и суды.

Крупным банкам (в том числе с иностранным участием) выгодно усиление регулирования, хотя они и выступают с заявлениями в противоположном духе. Перемены будут способствовать перетоку бизнеса из «более рискованных» институтов к крупным игрокам. Введение ограниченных лицензий для региональных банков создает еще одну группу со своими интересами. Про иностранные банки слышно в последние годы мало, но при стабилизации ситуации в банковском секторе возможны изменения и здесь, в том числе из-за санкционного и контрсанкционного режима. Одна или две организации, функционирующие по принципу простого большинства, не могут представлять интересы столь отличающихся группировок.

Известна ленинская фраза — «Прежде чем объединиться, надо размежеваться», вот и банковский бизнес тоже разошелся по углам. Вполне возможно, что «уход в раскол» крупнейших банков приведет к созданию более узких ассоциаций или клубов крупнейших банков, банков с ограниченными лицензиями, принадлежащих государству или иностранным банковским группам. Неформально такие клубы и рабочие группы существовали всегда.

В таких условиях стоило бы задуматься о придании банковским ассоциациям статуса СРО — это повысит их силу и авторитет, улучшит регулятивную среду и позволит группироваться по интересам. Саморегулирование, скорее всего, снимет часть нагрузки с надзорного блока, позволит начинать решение проблем в превентивном порядке, а те же частые переходы между СРО будут сигналом для регулятора и рынка.

Другой перезревшей мерой является придание официального статуса финансовому омбудсмену, работающему при АРБ, но при поддержке ЦБ, для посредничества в решении проблем потребителей. Отсутствие понятного финансирования и официального статуса, а также обязанности финансовых институтов подчиняться его решениям сильно ослабляет этот потенциально полезный институт. Потребители вынуждены идти с достаточно мелкими вопросами в суды и к регулятору, перегружая их и не всегда получая результат. Иски заемщиков и к заемщикам сейчас занимают второе место (после автостраховых) среди гражданских исков, подаваемых в России. В таких условиях нормально функционирующий омбудсмен был бы полезен для снижения числа тяжб и быстрого разрешения споров.

Об авторах
Антон Табах Антон Табах, главный экономист рейтингового агентства «Эксперт РА», доцент ВШЭ
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.
Магазин исследований Аналитика по теме "Банки"