Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Минкульт ответил на посты музыкантов о закрытии факультета Консерватории Общество, 22:04 Финляндия-Бельгия. Онлайн матча Евро Спорт, 22:00 Россия - Дания. Онлайн решающего матча Евро Спорт, 22:00 Двух игроков сборной Англии изолировали из-за контакта с заболевшим COVID Спорт, 21:51 Телеканал RTVi объяснил приостановку вещания на территории Белоруссии Технологии и медиа, 21:42 Росавиация назвала города, из которых разрешены полеты в Турцию Общество, 21:37 Пашинян заявил о завершении политического кризиса в Армении Политика, 21:34 Шансы сборной России на выход в плей-офф Евро с третьего места снизились Спорт, 21:32 Эрдоган объявил об отмене комендантского часа в Турции Политика, 21:27 Едем на пикник: генератор счастливых моментов в путешествиях РБК и Lexus, 21:17 Синоптик предупредил москвичей об «атмосферном монстре» в выходные Общество, 21:00 Россиянам разрешат участвовать в обсуждении ценовых справочников ОСАГО Финансы, 20:54 Объявлен состав сборной России на решающий матч с Данией на Евро Спорт, 20:53 Промес дебютировал на Евро в победном матче Нидерландов Спорт, 20:53
Мнение ,  
0 
Виктор Курилов

Карт-бланш на реформы: почему саудовскому принцу Сальману надо спешить

Программа реформ нового наследника должна дать эффект раньше, чем развитие сланцевой добычи и альтернативной энергетики лишат Саудовскую Аравию привычных доходов

Cмену наследника престола Саудовской Аравии многие поспешили назвать «мягкой революцией». За 85 лет существования королевства им последовательно правили король Сауд и шесть его сыновей. Передача власти «от брата к брату» привела к тому, что политику государства стала определять все более стареющая элита. Король Абдулла взошел на престол в 2005 году в возрасте 81 года, король Сальман в 2015 году — в возрасте 79 лет. Между тем​ из-за падения цен на нефть в 2014–2015 годах Саудовская Аравия встала перед необходимостью радикальных реформ. И король Сальман решил взять курс на «омоложение».

Пересмотр контракта

Принцу Мухаммеду бин Сальману 31 год, он считается технократом, готовым отстаивать свою позицию перед религиозными и другими группами интересов. В начале 2016 года он опубликовал программу реформ «Взгляд 2030» и начал ее выполнение со смены министров энергетики, экономики и финансов.

Саудовская Аравия оказалась перед необходимостью пересмотра «социального контракта» из‑за долгосрочных вызовов: быстрого роста численности населения, сокращения нефтяных доходов, усиления политических конфликтов (прежде всего с Ираном). Обещанные Сальманом реформы нацелены на диверсификацию экономики. Планируется увеличение поступлений от ненефтяного сектора, рост доли среднего и мелкого бизнеса в ВВП, развитие сферы развлечений, культуры и туризма, повышение занятости и экономической активности населения.

Ключевой пункт плана — продажа 5% акций Saudi Aramco (диапазон оценок — $50–100 млрд) и вложение полученных средств в развитие несырьевого сектора. Работу над IPO принц Сальман передал в сферу ответственности нового министра энергетики Халида аль-Фалиха, бывшего главой Saudi Aramco с января 2009-го по апрель 2015 года. Также власти планируют приватизировать государственные активы еще на $200 млрд.

В рамках программы «Взгляд 2030» в бюджет этого года впервые заложено $11 млрд по статье «Национальная трансформационная программа», направленной на развитие несырьевых отраслей. Еще $60 млрд предполагается потратить в 2018–2020 годах.

Истощение резервов

Но в целом прогресс пока небольшой, инициативы Сальмана встречают сопротивление. Госслужащие и бизнес недовольны сокращением доходов из-за ужесточения бюджетной политики государства и стагнации спроса. В то время как ненефтяной сектор балансирует на грани рецессии, власти увеличивают налоговые сборы. В первом квартале 2017 года ненефтяные доходы бюджета, за вычетом процентных доходов от суверенного фонда страны (PIF) и саудовского центробанка (SAMA), выросли на 16,3% по сравнению с прошлым годом.

IPO Saudi Aramco тоже сталкивается с трудностями. Финансы компании и государства долгое время были «переплетены» и далеки от прозрачности. Saudi Aramco нужно опубликовать отчетность за три года и раскрыть данные по запасам нефти. Консультанты уже сообщают, что стоимость компании оценивается в $1,0–1,5 трлн (власти рассчитывали на $2 трлн). Наконец, цены на нефть начали падать, несмотря на ограничения на добычу со стороны ОПЕК и других экспортеров.

Принц Сальман поставил цель отделить Saudi Aramco от финансирования государственных программ. Но парадокс в том, что это может лишить кронпринца эффективного инструмента для проведения реформ. Власти королевства долгое время использовали Saudi Aramco как надежный источник для реализации крупных проектов, вплоть до строительства стадионов (таких как стадион короля Абдуллы в городе Джидде стоимостью $560 млн).

Но и тянуть с реформами нельзя: отсчет времени для принца Сальмана идет по утекающим, как песок, международным резервам королевства. Они снижались даже при относительно высоких ценах на нефть: ‑$35,5 млрд за январь—апрель 2017 года. Это соответствует темпам истощения резервов в 2015-м (‑$115,9 млрд) и 2016 году (-$80,6 млрд). Власти заложили в государственный бюджет снижение дефицита до $53 млрд в 2017 году (в сравнении со $103 млрд в 2015-м и $83 млрд в 2016 году).

При этом в конце апреля король Сальман отменил мораторий на выплату бонусов госслужащим, введенный в конце 2015 года. А в момент назначения Мохаммеда бин Сальмана наследником король пообещал выплатить недополученные за время моратория доходы. На зарплату госслужащих уходит порядка 50% расходов бюджета. Если повышение заработных плат составит 10%, то обязательства бюджета сразу вырастут на $45 млрд.

Гонка со временем

В ближайшие десять лет принц Сальман имеет хорошие возможности для проведения реформ. Наличие финансовых резервов и политический капитал отца создают благоприятные возможности, чтобы сглаживать конфликты интересов внутри королевства.

Однако по мере истощения финансовых резервов сдерживать внутренние конфликты будет сложно. Фактически программа реформ заочно конкурирует с развитием технологий сланцевой добычи, альтернативной энергетики и распространением электромобилей. Если прогресс в этих технологиях застопорится, это даст принцу дополнительное время для реформирования страны, и он, возможно, успеет воспитать новое поколение саудитов.

В пессимистичном сценарии — снижение роли нефти в энергетике и провал реформ — Саудовская Аравия окажется перед перспективой междоусобиц и нищеты, в которой она пребывала до открытия нефтяных месторождений в 1930-е годы. Среди прочего это приведет к снижению интереса США к поддержанию союзнических отношений с королевством. Тогда главной задачей Сальмана станет уже не проведение реформ, а сохранение власти.

Впрочем, картина может оказаться и сложнее. Из-за опасений терроризма и потоков мигрантов из Саудовской Аравии в Европу западные страны постараются избежать наиболее мрачного сценария. В любом случае за гонкой принца Сальмана с развитием новых технологий будет очень интересно наблюдать.

Об авторе
Виктор Курилов Виктор Курилов заведующий сектором «Моделирование» экономического департамента ИЭФ
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.