Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Глава Еврокомиссии назвал Россию «стратегической проблемой Европы» Политика, 01:43 Бастрыкин поручил возбудить дело после нападения на детей в Ставрополье Общество, 01:37 Путин предложил странам БРИКС присмотреться к цифровым технологиям России Политика, 01:00 Путин заявил о процветающем протекционизме в мировой торговле Политика, 00:47 Трамп оценил встречу с Эрдоганом в Белом доме Политика, 00:39 Путин заявил об избежавшей рецессии России Политика, 00:36 Трамп пообещал решить с Турцией вопрос с поставками российских С-400 Политика, 00:34 Адвокат ответил на сообщения о версии об убийстве аспирантки СПбГУ во сне Общество, 00:26 В Крыму ответили на заявление Киева о запуске поездов на полуостров Политика, 00:07 Аналитики предсказали снижение ипотечных ставок до 8,5% в 2020 году Финансы, 00:00 Упадут ли ставки по ипотеке до 8,5% уже в 2020 году Pro, 00:00 Путин назвал связи с Китаем неподверженными влиянию извне Политика, 13 ноя, 23:31 С кем лучше всего поехать в спонтанное путешествие. Игра РБК и Subaru, 13 ноя, 23:30 Трамп заявил о разочаровании Эрдогана из-за слов Макрона о НАТО Политика, 13 ноя, 23:24
Мнение ,  
0 
Владимир Сидорович Энергетика Трампа: почему Америку нельзя вернуть в эпоху угля и нефти
Несмотря на новый политический фон, прогнозы развития энергетики США менять не стоит: доля ВИЭ и природного газа в производстве электричества будет расти, а доля угля — падать

В 2016 году в мире отмечен рекордный рост возобновляемой энергетики. По предварительным оценкам, в солнечной и ветроэнергетике вместе взятых за год было построено не менее 140 ГВт новых мощностей (для сравнения: это больше чем вся электроэнергетика Бразилии). В фотоэлектрической солнечной генерации в течение 2016 года введено в строй порядка 76 ГВт — невиданный доселе объем. А установленная мощность глобальной солнечной энергетики превысила 300 ГВт.

Новая риторика

В США солнечная энергетика также побила все прежние рекорды и заняла первое место по приросту установленной мощности (14 ГВт за год), опередив и газовую, и ветряную генерацию, не говоря о других способах производства электричества. Однако избрание Дональда Трампа посеяло сомнения по поводу дальнейших перспектив «зеленой» энергетики. Эпатажная риторика нового президента в вопросах климата и возобновляемых источников энергии (ВИЭ), противоречивые заявления по одним и тем же вопросам энергетической политики, назначение в кабинет близких к сырьевому сектору людей — все это, разумеется, нервирует представителей возобновляемой энергетики.

Неопределенности добавляет и опубликованный на сайте Белого дома «Первый энергетический план Америки» — страничка с набором противоречивых тезисов, в котором не нашлось места ни энергетической революции, ни солнечной и ветровой энергетике, ни энергоэффективности — крупнейшим секторам американского энергетического рынка, в которых созданы сотни тысяч рабочих мест. Суть «плана» сводится к расширению возможностей добычи нефти и газа на территории США, строительству трубопроводов, а также восстановлению угольной промышленности с опорой на «чистый уголь», что в итоге должно обеспечить энергетическую независимость Америки.

Тем не менее уже сейчас можно сделать вывод, что, несмотря на политический фон, прогнозы развития электроэнергетики США менять не стоит: доля ВИЭ и природного газа будет повышаться, а доля угля — падать.

Лоббисты ВИЭ

Во-первых, возможности новой администрации по изменению энергетической политики ограничены. В США нет общегосударственной официальной цели развития возобновляемых источников. Структура электроэнергетики во многом формируется штатами. Например, цель Калифорнии — 50% ВИЭ в производстве электроэнергии к 2030 году. В 38 штатах сегодня установлены квоты (обязательная доля ВИЭ в производстве электричества) и/или перспективные цели развития возобновляемой энергетики к определенным датам. Показателен пример штата Мэриленд, где только что, 2 февраля, Генеральная ассамблея повысила обязательную квоту ВИЭ до 25% к 2020 году (вместо 20% к 2022 году), преодолев, к слову, вето губернатора.

Во-вторых, удушение возобновляемой энергетики нерационально с экономической точки зрения и явилось бы сильным ударом по интересам американского бизнеса и американских рабочих, заботу о благополучии которых постоянно подчеркивает Трамп.

Только в солнечной энергетике США сегодня занято в два раза больше американцев, чем в газовом, угольном и нефтяном секторах электроэнергетики вместе взятых. Ветроэнергетика также является крупнейшим работодателем — более 100 тыс. занятых.

Угольная генерация сегодня явно проигрывает в ценовой конкуренции и газу, и ВИЭ на всей территории США, и использование технологий «чистого угля» тем более возможно лишь при массивном субсидировании.

Что может Трамп

Новая администрация может ухудшить условия развития ВИЭ путем перераспределения бюджетных потоков. Основной формой поддержки возобновляемой энергетики в США на федеральном уровне являются налоговые вычеты. Преждевременная отмена этих субсидий, разумеется, затормозит развитие ВИЭ в США, поскольку лишит инвесторов дополнительных стимулов. Вероятность такого развития событий существует, но не слишком высока, поскольку срок действия программ был лишь недавно продлен конгрессом при согласии демократов и республиканцев. Впрочем, если произойдет обещанное Трампом значительное снижение корпоративных налогов, налоговые вычеты потеряют свое значение и без всякой отмены.

Сокращение бюджетного финансирования НИОКР в области ВИЭ и накопителей — также вероятное развитие событий, которое может иметь отложенные последствия в виде ослабления конкурентоспособности американских технологий и более медленного снижения цен соответствующего оборудования на мировом рынке.

Отказ от «Плана развития чистой энергии» Обамы (Clean Power Plan), который до сих пор не стал законом, не повлияет на текущие запланированные проекты, но может привести к тому, что решения о строительстве или модернизации мощностей будут приниматься без учета планируемых выбросов, что теоретически может затормозить распространение возобновляемой энергетики в Штатах.

В то же время влияние перечисленных гипотетических изменений на динамику рынка будет относительно небольшим. Речь может идти лишь о замедлении энергетической трансформации и медленной потере США доли на мировом рынке возобновляемой энергетики. Сегодня эта доля составляет порядка 20% и оценивается приблизительно в $200 млрд в год. Эти объемы закрываются преимущественно самим американским бизнесом. Другими словами, снижение деловой активности в возобновляемой энергетике США повлияет на американскую промышленность и занятость, но окажет лишь умеренное воздействие на мировой рынок. Конечно, сокращение «климатических инвестиций» со стороны США может замедлить развитие ВИЭ в беднейших странах (особенно если эти инвестиции никто не заместит).

Корпоративные интересы​

Для оценки будущего энергетического рынка следует также посмотреть на настроения корпоративной Америки. Три четверти компаний из перечня Fortune-100 взяли на себя обязательства по сокращению углеродного следа и использованию возобновляемых источников энергии, и пока никто не собирается пересматривать свою политику. Такие крупные компании, как General Motors, Google, Facebook, Apple, HP и др., даже обязуются обеспечивать 100% своих потребностей в электроэнергии посредством возобновляемых источников.

Дело тут не только в репутации и «социальной ответственности», но и в бизнес-интересах. Покупка электроэнергии солнечных и ветровых электростанций на основе долгосрочных соглашений снимает риск изменения цен на энергию. А например, ветровые электростанции, расположенные в центральных штатах США, сегодня производят самое дешевое электричество во всей стране (цены 20-летних договоров на поставку электроэнергии могут опускаться до 2 центов за киловатт-час и ниже).

Неизбежность трансформации

Итак, пока преждевременно судить о том, куда повернет американская энергетическая политика. Представители Белого дома посылают противоречивые сигналы, на основании которых не стоит делать окончательные выводы. Например, в Сеть попал «Список 50 приоритетных инфраструктурных проектов в области национальной безопасности» Трампа, который помимо мостов и аэропортов включает в себя электрические сети (для эффективной доставки электроэнергии из возобновляемых источников), накопители энергии, гидроэлектростанции и объекты ветроэнергетики (крупнейший ветропарк мощностью до 3 ГВт в штате Вайоминг).

В любом случае корректировка курса не остановит энергетическую трансформацию и не сильно изменит ее темп. Чтобы действительно замедлить развитие, «нужно сделать возобновляемые источники энергии практически нелегальными», говорит глава GreenBiz Group. Вероятность такого крутого поворота крайне мала.

Об авторах
Владимир Сидорович директор Института энергоэффективных технологий в строительстве
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.