Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Горьков — РБК: Нефти хватит настолько, насколько будут развиты технологии Бизнес, 07:00
Акции «Русала» в Гонконге упали на 1,1% Бизнес, 06:37
Verge сообщил о намерении Facebook сменить название компании Технологии и медиа, 06:29
Додо пицца, Револют и Gett: как они организовали командировки РБК и Smartway, 06:20
Эксперты назвали основные причины увольнения в России Общество, 06:01
Эксперты спрогнозировали новое повышение ключевой ставки ЦБ Финансы, 06:00
Россия обратилась за помощью в расследовании геноцида в годы войны Политика, 05:50
Глава штаба обороны Британии назвал Россию критической угрозой Политика, 05:34
Адвокат сообщил о шести новых эпизодах в деле о торговле детьми Общество, 05:11
Россияне назвали сумму, на которую могут прожить Общество, 05:00
Куба отменит карантин и ПЦР-тесты для туристов Общество, 04:09
Аналитики заметили рост доходности номеров в отелях российских регионов Финансы, 04:00
Экс-глава ВЭБа вновь попросил суд в Лондоне отправить Дерипаску в тюрьму Бизнес, 03:53
Песков сообщил об отсутствии планов обращения Путина в связи с COVID-19 Политика, 03:44
Сделка Британии с ЕС ,  
0 
Нуриэль Рубини

Полураспад Европы: какие внутренние противоречия раздирают ЕС

Эмигрантский и финансовый кризисы поставили Евросоюз на грань распада, регион напоминает Римскую империю перед нашествием варваров

​Лондон на грани

Перспективы ЕС могут вызывать либо крайний пессимизм, либо конструктивный оптимизм.

Сначала плохие новости. Париж угрюм (если не сказать, депрессивен) после ужасного теракта в середине ноября. Экономический рост во Франции по-прежнему анемичен; безработные и многие мусульмане недовольны властями; ультраправый «Национальный фронт» Марин Ле Пен, похоже, неплохо выступит на предстоящих региональных выборах. В Брюсселе органам Евросоюза еще только предстоит разработать единую стратегию действий в связи с наплывом мигрантов и беженцев, не говоря уже о решении проблем нестабильности и насилия в соседних с ЕС странах.

За пределами еврозоны — в Лондоне — опасаются негативных финансовых и экономических последствий происходящего в этом валютном союзе. Миграционный кризис и последние теракты означают, что референдум о продолжении участия в ЕС, который будет, вероятно, проведен в следующем году, может привести к выходу Великобритании из Евросоюза (Brexit). После чего, по всей видимости, произойдет распад самой Великобритании, поскольку Brexit может спровоцировать провозглашение независимости Шотландии.

Тем временем в Берлине возрастает давление на немецкого канцлера Ангелу Меркель. Ее решение удержать Грецию в еврозоне, ее смелый, но непопулярный поступок — принять миллион беженцев, скандал с компанией Volkswagen, ослабление экономического роста (вызванное замедлением в Китае и развивающихся странах) — все это вызывает критику даже со стороны ее собственной партии.

Во Франкфурте раздор: Бундесбанк выступает против политики количественного смягчения и негативных учетных ставок, а Европейский центральный банк (ЕЦБ) тем временем готов двигаться еще дальше в этом направлении. Однако бережливые немецкие вкладчики — домохозяйства, банки, страховые компании — крайне раздражены решениями ЕЦБ, который облагает их (и другие ключевые страны еврозоны) налогом ради субсидирования безрассудных, как принято считать, кутил и должников в периферийных странах еврозоны.

Новая Римская империя

В такой обстановке становится невозможным полноценный экономический, банковский, бюджетный и политический союз, который безусловно необходим стабильному валютному союзу. Ключевые страны еврозоны выступают против расширения солидарности и совместной ответственности по рискам, а также против ускорения интеграции. По всей Европе набирают силу как правые, так и левые популистские партии, выступающие против ЕС, евро, мигрантов, против торговли и рынка.

Среди всех проблем, с которыми столкнулась Европа, именно миграционный кризис может стать экзистенциальным. На Ближнем Востоке, в Северной Африке и в регионе, протянувшемся от Сахеля до Африканского Рога, примерно 20 млн человек покинули свои дома; гражданские войны, рост насилия и недееспособность государств стали нормой. Европа с трудом справляется с миллионом беженцев, но что она будет делать, когда их станет 20 млн? Если Европа будет не в состоянии защищать свои внешние границы, тогда Шенгенское соглашение развалится, на большей части территории ЕС вновь появятся внутренние границы, покончив со свободой передвижения — ключевым принципом европейской интеграции. Однако предлагаемое иногда решение закрыть двери перед беженцами лишь усугубит проблему, поскольку это приведет к дестабилизации таких стран, как Турция, Ливан и Иордания, которые уже приняли миллионы людей. Идея платить Турции и другим странами за то, чтобы они удерживали беженцев, является дорогим и неустойчивым решением.

Проблемы Ближнего Востока (в широком смысле, включая Афганистан и Пакистан) и Африки не могут быть решены одними лишь военными и дипломатическими средствами. Экономические факторы, движущие этими (и другими) конфликтами, будут меняться в негативную сторону. Глобальное изменение климата ускоряет процесс деградации земель и истощения водных ресурсов, что оказывает катастрофическое влияние на сельское хозяйство и другие отрасли экономики, тем самым вызывая насилие на почве этнических, религиозных, социальных и других разногласий. Лишь масштабные финансовые вливания в духе плана Маршалла (в первую очередь на восстановление Ближнего Востока) способно гарантировать долгосрочную стабильность. Сможет и захочет ли Европа внести в это дело свой вклад?

Если экономические проблемы не будут решены, конфликты в этих регионах со временем приведут к дестабилизации Европы, поскольку произойдет радикализация миллионов отчаявшихся и потерявших надежду людей, которые будут винить Запад в своих бедах. Даже в маловероятном случае строительства стены вокруг Европы многие найдут способ проникнуть через нее, в том числе и те, кто будет терроризировать Европу в течение долгих десятилетий. Именно поэтому некоторые комментаторы, подливая масла в огонь, говорят о варварах у ворот и сравнивают ев​ропейскую ситуацию с началом конца Римской империи.

Дорогой мир

Но Европа не обречена на крах. Кризисы, с которыми она сейчас столкнулась, могут привести к большей сплоченности и расширению солидарной ответственности по рискам, а также к дальнейшей институциональной интеграции. Германия могла бы принять больше беженцев (хотя, конечно, не по миллиону в год). Франция и Германия могли бы содействовать, в том числе финансово, военной интервенции против «Исламского государства» (деятельность организации запрещена в России. РБК). Страны Европы и остального мира, в том числе США и богатые страны Персидского залива, могли бы выделить крупные суммы на поддержку беженцев, а в дальнейшем на перестройку недееспособных государств и создание экономических возможностей для сотен миллионов мусульман и африканцев.

Это будет дорого с фискальной точки зрения как для Европы, так и для мира. Нынешние целевые бюджетные показатели придется соответствующим образом менять и в еврозоне и глобально. Но альтернативой является глобальный хаос или даже, как предупреждает папа Франциск, начало Третьей мировой войны.

Есть свет в конце тоннеля и для еврозоны. Вскоре наступит циклическое восстановление экономики, которое будет поддерживаться мягкой монетарной политикой еще в течение нескольких лет, а также более гибкими бюджетными правилами. В банковском секторе расширится солидарная ответственность по рискам (ближайший шаг — система страхования вкладов на территории всего ЕС), а со временем будут одобрены и более амбициозные предложения относительно бюджетного союза. Структурные реформы, пусть и медленно, будут продолжаться, постепенно увеличивая потенциальный и реальный экономический рост.

До сих пор кризисы в Европе, как правило, вели, пусть и медленно, к усилению интеграции и расширению солидарной ответственности по рискам. Сегодня, когда появились угрозы существованию не только еврозоны (начиная с Греции), но и самого Евросоюза (начиная с Brexit), лидерам Европы следует сделать все для сохранения тенденции к углублению союза. В мире старых и новых великих держав (США, Китай и Индия), а также слабеющих держав-ревизионистов (например, Россия и Иран) разделенная Европа является геополитическим карликом.

К счастью, дальновидные лидеры в Берлине (а их там не так уж мало, как обычно кажется) понимают, что будущее Германии в сильной и интегрированной Европе. Вместе с разумными лидерами в других странах Европы они понимают, что на этом пути нужна единая внешняя политика, которая способна справиться с проблемами в соседних с Европой регионах.

Сплоченность начинается дома. Это означает, что надо отразить атаку популистских и националистических варваров внутри Европы, поддерживая реформы, содействующие росту экономики.

Copyright: Project Syndicate, 2015
www.project-syndicate.org

Об авторе
Нуриэль Рубини Нуриэль Рубини глава Roubini Global Economics, профессор Нью-Йоркского университета
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.