Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
«Манчестер Сити» одержал победу над «Лестером» в матче АПЛ Спорт, 01:04 Украина выбрала представителя страны для конкурса «Евровидение-2020» Общество, 00:42 Голикова сообщила об эвакуации россиян с коронавирусом с лайнера в Японии Общество, 00:37 Посольство сообщило о пропаже несовершеннолетней россиянки в Мексике Общество, 00:06 СМИ сообщили о рождении у Квентина Тарантино первого ребенка Общество, 00:01 МИД назвал «вбросом» обвинения США России в дезинформации о коронавирусе Общество, 22 фев, 23:49 «Ювентус» с помощью гола Роналду обыграл СПАЛ в чемпионате Италии Спорт, 22 фев, 23:29 Капитан «Вашингтона» Александр Овечкин забросил 700-ю шайбу в НХЛ Спорт, 22 фев, 23:27 Полиция назвала убийством смерть экс-главы телеканала «Интер» под Киевом Общество, 22 фев, 23:12 В Кремле сообщили о ежедневных тренировках Путина Общество, 22 фев, 22:59 Власти Красноярска отреагировали на пост Тунберг о «черном небе» в городе Общество, 22 фев, 22:39 Суд впервые отстранил от работы главу коллекторов за угрозы должникам Общество, 22 фев, 22:18 У отпущенной с Diamond Princess жительницы Японии обнаружили коронавирус Общество, 22 фев, 22:03 Число заболевших коронавирусом за пределами Китая превысило 1,4 тыс. Общество, 22 фев, 21:58
Мнение ,  
0 
Дмитрий Марунич

Задание на дом: чего не решила российско-украинская газовая сделка

Договоренности о транзите газа стали рациональным компромиссом между Киевом и Москвой, но их реализация во многом зависит от продолжения реформы украинского газового рынка
Фото: Сергей Чузавков / AP

Буквально до последних дней 2019 года Киев и Москва стояли на пороге очередной газовой войны. Противостояние удалось разрешить при посредничестве Еврокомиссии. После отказа от взаимных судебных претензий и согласия на выплату компенсации в размере $2,9 млрд по решению Стокгольмского арбитража «Газпром» подписал соглашение с «Нафтогазом Украины» об организации транспортировки газа через территорию Украины и межоператорское соглашение с ООО «Оператор газотранспортной системы Украины». Для Украины основным итогом стали гарантии бронирования мощностей ГТС по крайней мере на ближайшие пять лет. Москве при подписании транзитного контракта пришлось пойти на определенные уступки.

Заполнение труб

Близкая к 100% загрузка всех действующих трубопроводов в обход Украины плюс строящийся «Северный поток-2» позволили бы практически полностью обеспечить контрактные обязательства «Газпрома» в странах Европы и в Турции на уровне 180–190 млрд куб. м в год.

Хотя поставки «Газпрома» в дальнее зарубежье в 2015–2018 годах росли, уже в 2019 году, по предварительным оценкам, экспорт снизился примерно до 199 млрд куб. м. Подтверждает это и оперативная информация самого «Газпрома». По состоянию на 15 ноября 2019 года «Газпром» снизил экспорт газа в дальнее зарубежье (ЕС и Турция) на 1,1% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года, до 169,7 млрд куб. м. Однако на фоне угрозы прерывания украинского транзита поставки в некоторые страны выросли: например, в Австрию — на 33,3%, в Нидерланды — на 26%.

Можно прогнозировать, что в условиях рекордной заполненности европейских хранилищ, теплой зимы и транзитного соглашения с Киевом поставки российского трубопроводного газа в ЕС в 2020 году снизятся, причем сильнее, чем в 2019-м.

Поэтому в этом году «Газпрому» вряд ли понадобятся мощности ГТС Украины в объемах более забронированных 65 млрд куб. м. Куда более туманными выглядят перспективы использования этой системы с 2022 года. Рискну предположить, что именно в данном вопросе «Газпром» уступил «Нафтогазу». По имеющейся информации, изначально обсуждалось снижение объемов бронирования до 35 млрд куб. м как раз с 2022 года. К такому выводу подталкивает даже простое сложение мощностей всех альтернативных украинскому маршрутов экспорта в ЕС после запуска «Северного потока-2».

С другой стороны, сложности для «Газпрома» создает завершение контракта на использование газопровода Ямал — Европа. Переговоры с Польшей о его продлении намечены на май 2020 года и с учетом нынешних отношений Варшавы и Москвы обещают быть крайне непростыми.

Несмотря на подписание транзитного контракта на условиях «качай или плати», ГТС Украины в первые дни 2020 года функционировала частично в реверсном режиме из-за незначительных объемов транзита (около 50 млн куб. м в сутки). Спрос потребителей в восточных и южных регионах Украины обеспечивался транспортировкой газа из хранилищ по газопроводу «Союз» в направлении «запад — восток». Начиная с 8 января транзит российского газа через территорию Украины увеличился и превысил 100 млн куб. м в сутки.

Надо учитывать, что запуск «Турецкого потока» привел к резкому сокращению транзита газа через Украину в направлении Балкан. С 1 января 2020 года поставки идут только в Румынию и Молдавию. В результате прогнозируемое снижение объемов транзита через Украину в текущем году составит не менее 15 млрд куб. м. Определенный временной лаг для Киева обеспечила неготовность газопровода, который должен соединить «Турецкий поток» с ГТС Сербии. Именно по этому маршруту газ пойдет в Венгрию и далее на хаб в австрийском Баумгартене. Завершение проекта ожидается во втором полугодии 2020 года.

Премия для «Нафтогаза»

В отдельном анализе нуждаются последствия газовых договоренностей для Украины. Соглашения, подписанные между операторами ГТС Украины, Польши, Венгрии и, наконец, Словакии, открыли путь для виртуального реверса, когда физически газ через границу не перемещается, а стороны производят взаимозачет поставок. С учетом мощности трубопроводов Украине особенно важно словацкое направление, Еврокомиссии даже пришлось надавить на Братиславу, которая сначала отказывалась подписывать соглашение с украинским оператором. Причина — бронирование «Газпромом» мощностей на границе между странами. Cейчас операторы ГТС Украины и Словакии работают над урегулированием технических проблем.

Фото: Глеб Гаранич / Reuters

Аналогичное соглашение с оператором польской ГТС было подписано ранее. Хотя виртуальный реверс пока не стартовал, Украина вправе импортировать весь газ, который транспортируется через ее территорию в Польшу, сейчас это около 9 млн куб. м в сутки, то есть до 3,2 млрд куб. м в год.

Но для украинских потребителей были бы сейчас крайне полезны прямые поставки «Газпрома», у которого газ дешевле, чем из реверсных источников. Однако «Нафтогаз» пока не планирует переговоров с «Газпромом» на эту тему — формально из-за отсутствия отмашки от правительства. Реальная же ситуация осложняется тем, что, готовясь к возможному прекращению транзита, «Нафтогаз» приобрел значительные объемы достаточно дорогого газа, ради чего пришлось привлекать кредиты. Теперь «Нафтогаз» заинтересован реализовать их на внутреннем рынке с маржой, и закупки дешевого газа у «Газпрома» в подобной ситуации выглядят нелогично.

Проблемой остается и сама архитектура транзитного контракта. Дело в том, что «Газпром» в итоге так и не подписал соглашения по европейскому образцу непосредственно с «Оператором ГТС Украины». В качестве посредника выступает «Нафтогаз», которому «Газпром» выплачивает некую фиксированную сумму за бронирование мощностей ГТС. «Нафтогаз» же платит оператору за услуги, причем эта сумма рассчитывается на основании тарифов, установленных украинским регулятором. Разницу, около 10%, удерживает «Нафтогаз».

Сумма оплаты «Газпромом» услуг ГТС Украины не обнародована, однако, как говорят участники переговоров, тариф составляет около $2,8 за 1 тыс. куб. м на 100 км. Это немного выше, чем в четвертом квартале 2019 года, когда тариф был $2,6 за 1 тыс. куб. м на 100 км.

Одной из ключевых уступок «Газпрома», кроме бронирования больших, чем понадобятся компании после 2021-го, годовых объемов транзита, стали суточные номинации (поставки) в объеме 178 млн куб. м. Их оплата осуществляется согласно правилу «качай или плати». В случае если «Газпром» намерен увеличить суточный объем транспорта, он подает заявку «Нафтогазу», и тот может докупить квартальные, месячные или суточные мощности с повышающими коэффициентами, которые утверждены регулятором — Национальной комиссией, осуществляющей государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг.

В конечном итоге «Нафтогаз» не только стал посредником при организации транзита, но и продолжит получать от «Оператора ГТС Украины» ежегодную оплату за передачу газотранспортной системы. За десять лет сумма оплаты должна составить 180 млрд грн. Изначально такая схема была предложена, чтобы «Нафтогаз» сохранил отношение к ГТС и не ослабил свои позиции в Стокгольмском арбитраже. Однако она сохранилась и после отказа сторон от взаимных претензий в нем и других инстанциях. Сохранение «Нафтогаза» в схеме организации транзита вряд ли можно назвать соответствующим европейским стандартам.

Договоренности о транзите стали рациональным компромиссом между Киевом и Москвой в одном из наиболее конфликтных вопросов последних лет. Украина по крайней мере еще пять лет сохранит относительно значительные объемы транзита и заработает не менее $7 млрд выручки. Россия будет пользоваться украинским маршрутом по приемлемой цене. И все же времена масштабного транзита российского газа прошли. Соглашение обеспечит Киеву относительно мягкий переход в новую реальность, при котором «Оператор ГТС» будет вынужден отказаться примерно от 75% транспортных мощностей и радикально перестроить работу с учетом необходимости обеспечивать газом внутренних потребителей.

Об авторах
Дмитрий Марунич, сопредседатель Фонда энергетических стратегий (Киев)
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.