Лента новостей
В Историческом музее неизвестные повесили собственную картину Общество, 20:04 8 причин начать свое дело: какой бизнес у людей, справившихся со страхом РБК и «Билайн» Бизнес, 19:44 Лидер демократов Таиланда объявил об отставке из-за провала на выборах Политика, 19:34 Сборная России разгромила Казахстан в отборочном матче к Евро-2020 Спорт, 19:04 Потерявший ход в Норвегии круизный лайнер доставили в порт Общество, 18:57 СМИ узнали об ответе ЕС на сообщения о расследовании против Порошенко Политика, 18:26 В Сербии радикалы сожгли флаги ЕС и НАТО в годовщину ударов по Югославии Политика, 18:23 Трамп прервал молчание в Twitter после завершения расследования Мюллера Политика, 17:59 Орбан пригрозил ЕС новыми информационными атаками в споре по мигрантам Политика, 17:51 Число госпитализированных с отравлением в Хасавюрте возросло до 104 Общество, 17:18 Отборочный турнир Евро-2020. Казахстан — Россия. Онлайн Спорт, 17:00 Доротея Вирер выиграла общий зачет Кубка мира по биатлону Спорт, 16:53 Песков рассказал о звонке Назарбаева Путину до объявления об отставке Политика, 16:51 Рациональные основания выбирать вегетарианские продукты​ РБК и Alpro, 16:49
Авиакатастрофа в Эфиопии ,  
0 
Федор Борисов Фактор страха: как гибель Boeing 737 МАХ повлияет на мировой авиарынок
Пока запреты на полеты Boeing 737 МАХ выглядят перестраховкой в отсутствие объективных данных о причинах катастроф в Индонезии и Эфиопии. При этом авиакомпании вряд ли смогут компенсировать потери от простоя самолетов

Трагедия с Boeing 737 МАХ Ethiopian Airlines привлекла повышенное внимание, что и понятно — произошла она с новейшим самолетом, стала второй кряду для машины этого типа и в итоге привела к приостановке ее полетов почти по всему свету. Горячие головы заговорили о возможном крахе всего проекта Boeing 737 МАХ и фундаментальных изменениях на рынке. Попробуем оценить ситуацию.

Цепь запретов

Выводы о системности происходящего можно сделать только на основе расследований обеих катастроф Boeing 737 MAX. Пока же не завершено расследование даже первой — с самолетом индонезийской компании Lion, разбившимся в октябре 2018 года. Промежуточные результаты хотя и выявили определенные проблемы со стороны производителя, никаких выводов об опасности самолета и его неготовности к эксплуатации не содержат. Правда, установление вины и не входит в задачи расследования, оно прежде всего должно выявить все факторы, которые привели к трагедии, и дать рекомендации к их устранению.

Современный самолет — один из самых высокотехнологичных и сложных продуктов человеческой деятельности, и отказы в его работе, к сожалению, неизбежны. Задача производителя — предусмотреть системы резервирования на этот случай и дать пилотам полную информацию о необходимых действиях. После индонезийской катастрофы компания Boeing обновила инструкции для экипажа. Почему это не помогло, вероятно, станет ясно, когда будут получены первые объективные данные о том, что произошло в Эфиопии. Кроме того, после первой аварии производитель пообещал сделать необходимые изменения в программном обеспечении лайнера. Вторая трагедия, по внешним признакам очень напоминающая первую, внесла в это свои коррективы.

Первыми сразу после катастрофы 10 марта решение о запрете эксплуатации модели приняли известные своим жестким подходом китайские авиационные власти. Американский регулятор FAA сначала сообщил, что пока не видит необходимости в таком шаге, его поддержал еще ряд эксплуатантов. Однако ситуация резко изменилась после решения европейского агентства по безопасности полетов EASA запретить эксплуатацию Вoeing 737 МАХ. Через день запрет был поддержан канадскими властями, и американский производитель и регулятор оказались в своеобразной блокаде. В этой ситуации ответственность за решение взял на себя президент Дональд Трамп, вероятно, рассудивший, что в сложившейся ситуации престиж США важнее сохранения лица авиационных властей и производителя.

Введенные запреты выглядят перестраховкой перед лицом неизвестности — данных о произошедшем пока явно недостаточно. Если по итогам расследования в конструкции или программном обеспечении лайнера будут выявлены серьезные изъяны — жесткие меры окажутся, безусловно, оправданными. Пока же авиакомпании — эксплуатанты МАХ оказались крайними в этой истории.

Последствия для Boeing

Активно обсуждается вопрос об экономических последствиях ситуации для мирового авиатранспорта и авиастроения. Но не факт, что они будут слишком масштабными.

Во-первых, количество поставленных на рынок самолетов пока сравнительно невелико — 371. В общем масштабе отрасли это не так много и значимо лишь для отдельных перевозчиков, например, для авиакомпании Norwegian, которой пришлось остановить более трети своего флота. Компания собирается требовать от Boeing компенсации за простой, но перспективы возмещения пока туманны — расследование определит сумму факторов, приведших к катастрофе, и вычленить конкретную степень ответственности производителя будет непросто. Попытки получить компенсации от авиавластей также могут оказаться неудачными: вводя запреты на полеты, регуляторы выполняли свою функцию защиты потребителя в условиях неопределенности. Таким образом, авиакомпании вполне могут оказаться один на один со своими потерями.

Конечно, если Boeing действительно допустил просчеты и они стали существенной причиной авиакатастрофы, потери корпорации неизбежны — как минимум на выплаты компенсаций контрагентам. Оценить масштаб расходов на внесение исправлений до понимания глубины причин произошедшего затруднительно. Важнейшим критерием станут сроки этих исправлений: чем дольше проблема не получит решения, тем большие потери будет нести производитель. Но речи о фундаментальной угрозе программе пока не идет.

Глобальные позиции американского авиагиганта тоже вряд ли будут утрачены. Сегодня в мире царит дуополия производителей — проекты российского МС-21 и китайского С-919 пока еще находятся в стадии испытаний и составить серьезной конкуренции для Boeing и Airbus в среднесрочной перспективе не могут. Эмоции и страхи пассажиров быстро утихнут (через несколько месяцев многие из тех, кто сегодня готов отказаться от перелета, не смогут точно вспомнить тип самолета и даже производителя), да и в целом влияние пассажиров на выбор компанией той или иной модели минимален, это классический В2В рынок.

Определяющими факторами на нем служат профессиональная оценка рисков и экономический расчет. Если Boeing предоставит убедительные доказательства надежности, они будут приняты и спрос на модель сохранится. Пока рынок, скорее, доверяет корпорации: несмотря на снижение котировок, капитализация Boeing, выросшая летом 2018 года на позитивных новостях, пока остается выше прошлогодних значений.

Об авторах
Федор Борисов главный эксперт Центра экономики транспорта ВШЭ
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.