Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Жириновский заявил о «самом страшном преступлении в истории России» Политика, 09:17 Пушкина и Роднина предложили расширить круг защищаемых от насилия в семье Политика, 09:00 В Нью-Дели погибли 43 человека в результате пожара на фабрике Общество, 08:58 Соловьев напомнил Киеву предупреждение Путина о Донбассе Политика, 08:44 Открытый диалог с Германом Грефом РБК и Сбербанк Первый, 08:30 В Подмосковье из-за пожара в гостинице эвакуировали 19 человек Общество, 08:27 В Роструде разъяснили положение о дополнительном оплачиваемом отпуске Общество, 08:12 В Нижнем Новгороде задержан предполагаемый виновник ДТП со школьниками Общество, 07:37 На Avito выставили на продажу монету с «очень редким браком» за ₽1 млрд Общество, 07:30 Российские фигуристки заняли весь пьедестал в финале Гран-при в Турине Спорт, 07:06 Роскошь и инвестиции: как состоятельные люди вкладывают в себя и будущее РБК и Райффайзенбанк, 06:58 Четыре человека погибли при стрельбе у президентской резиденции в Мексике Общество, 06:40 Северная Корея объявила о проведении «очень важного» испытания Политика, 06:20 Эксперты назвали самый популярный напиток у россиян к Новому году Общество, 06:02
Мнение ,  
0 
Сергей Нестеренко Граждане-инвесторы: что ждет мировой рынок «золотых паспортов»
Возможность приобрести гражданство в обмен на инвестиции сохранится, но в рамках всеобщей борьбы за прозрачность требования к претендентам неизбежно будут расти

Второй паспорт не только упрощает перемещение по миру. Основная ценность второго гражданства — это запасной парашют на случай экономических или политических потрясений. Несколько сотен состоятельных россиян рассчитывали, что Кипр станет для них надежной гаванью на случай возможных потрясений, островом, поделившимся с ними своим главным сокровищем — гражданством, причем втайне от посторонних глаз. Однако все оказалось не так просто и полученные ранее паспорта могут отобрать.

История вопроса

Автор еще помнит, как в далекие 90-е продавали из-под полы паcпорта несуществующих Доминиона Мельхиседека и государства Цейлон, а вполне легальные паспорта Сейшельских островов или небольших африканских государств можно было купить за пару десятков тысяч долларов.

Цивилизованный рынок «инвестиционного гражданства» начался, пожалуй, в 2006–2007 годах, когда крохотное карибское государство Сент-Киттс и Невис стало бурно развивать соответствующую программу (запущенную еще в 1984 году). Гражданство в обмен на инвестиции (от $100 тыс.) начали активно предлагать и другие страны региона — Доминика, Антигуа, Сент-Люсия, Гренада. Рынок принципиально изменился с выходом на него двух европейских государств — Мальты (2014 год, стоимость программы — около €1 млн) и Кипра (2013–2016-й, от €2 млн). Ранее возможность проживания в ЕС предоставляла только Австрия, но при условии инвестиций €20 млн.

Кипрская программа появилась в 2013 году после великой «стрижки депозитов», когда, по разработанному ЕС плану реструктуризации местной банковской системы, все суммы свыше €100 тыс. попросту изъяли со счетов. В качестве частичной компенсации правительство Кипра предложило гражданство вкладчикам-иностранцам, которые потеряли более €3 млн. С 2016 года получить кипрское гражданство может практически любой иностранец, инвестировавший в экономику страны от €2 млн.

Всего около 15 стран предлагает официальные программы относительно быстрого получения гражданства за инвестиции. Помимо отмеченных выше это Вануату (от $130 тыс.), Турция (от $250 тыс.), Болгария (от €1 млн) и Черногория (от €350 тыс.). В России мало кто знает еще о двух странах — Камбодже ($300 тыс., но надо знать язык) и Иордании ($1 млн).

Кипрский конфликт

К концу 2018 года правительство Кипра одобрило 1864 заявления на получение гражданства в рамках инвестиционной программы, что принесло местной экономике более €6 млрд. С учетом членов семей это более 3,2 тыс. человек, а на сегодняшний день уже около 4 тыс. И вот в начале ноября власти заявили, что могут отозвать гражданство у девяти иностранных инвесторов (всего с учетом членов семей у 26 человек), получивших кипрские паспорта до введения более строгих критериев отбора кандидатов. Дело в том, что с февраля 2019 года программа предусматривает пять разных уровней проверки по сравнению с одним в 2013–2016 годах, а чиновников, депутатов и их родственников (Politically Exposed People, PEP) и вовсе лишили права на инвестиционное гражданство Кипра.

Имена тех, кому грозит лишение паспортов, не называются, но известно, что в списке фигурируют гражданин Малайзии, разыскиваемый родным государством в связи с финансовыми преступлениями, и восемь камбоджийцев — родственники и соратники одного из лидеров Камбоджи, которая, по иронии судьбы, сама торгует гражданством. Другие кандидаты на лишение кипрских паспортов — девять россиян (три инвестора и члены их семей), пять китайцев, один иранец и два кенийца, один из которых находится под следствием по обвинению в уклонении от уплаты налогов в Кении.

Почему же именно эти лица попали под подозрение? Некоторые из них, получив гражданство Кипра, были затем осуждены в других странах на срок более года, что нарушает п. 3 ст. 113 Закона о гражданском реестре. При этом нарушений в момент одобрения их заявок о гражданстве могло и не быть. Другие, скорее всего, подпадают под другой пункт той же статьи: получение гражданства путем мошенничества, «лживого притворства» или сокрытия существенных фактов (п. 2 ст. 113). В связи с этим упоминают некоего российского олигарха, который выдал за инвестиции по программе свои ранние вложения в собственную коммерческую недвижимость на Кипре.

Если это так, то основной массе добропорядочных «инвестиционных» киприотов не о чем особо беспокоиться.

Тем более что нынешний скандал с паспортами, хотя и связан с претензиями Еврокомиссии к прозрачности кипрского законодательства, имеет явно выраженную внутриполитическую подоплеку. О нарушениях заявляют представители оппозиционных партий. Президента Кипра Никоса Анастасиадиса и одного из членов кабинета министров обвиняют в том, что связанные с ними адвокатские фирмы отбирали кандидатов на гражданство, которых этот же кабинет министров и одобрял. Кроме того, оппозиция считает, что торговля гражданством унижает национальную гордость киприотов.

Что дальше?

Несмотря на ужесточение требований к участникам программы «Гражданство за инвестиции», спрос на кипрские паспорта вряд ли уменьшится. Уже сейчас число подавших заявки превышает выделенные квоты на следующие два года.

Те же, кто стремятся в Европу, но не хотят сильно рисковать или делать миллионные вложения, могут пойти другим путем: прибрести недорогие карибские паспорта, например, в сочетании с видом на жительство в странах, не требующих длительного присутствия для его поддержания и дающих гражданство через 5–7 лет. Так называемую золотую визу, или вид на жительство через приобретение недвижимости, предлагают Испания (от €500 тыс.), Португалия (от €350 тыс.) и Греция (от €250 тыс.).

Надо признать, что в мире отношение к «золотым паспортам» становится все более критическим. Европейская комиссия неоднократно заявляла о необходимости сокращения практики выдачи таких паспортов и видов на жительство гражданам третьих стран, в частности России и СНГ, ввиду угрозы использования «золотых» документов для отмывания денег и подрыва безопасности ЕС.

С другой стороны, и с этим нельзя не считаться, программы инвестиционного гражданства приносят существенные суммы в бюджет многих небольших стран. На том же Кипре до четверти всех доходов сектора недвижимости связано с этой программой.

Мобильность экономически активного населения растет во всем мире, а поскольку многочисленные национальные ограничения будут сохраняться еще долго, а возможно и усиливаться, спрос на обеспечивающие мобильность механизмы также будет расти. Надо только предпринять усилия, чтобы паспорта попадали в достойные руки. Усиление требований к кандидатам и даже отзыв какой-то небольшой части паспортов играет на руку всей индустрии. Скрываться за новым паспортом станет невозможно, как почти уже невозможно стало скрываться за офшорными компаниями и секретными счетами. Так что усиление открытости не покончит с механизмом инвестиционного гражданства, а лишь сделает рынок более цивилизованным.

Об авторах
Сергей Нестеренко директор по развитию бизнеса Hill Consulting
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.