Лента новостей
В VK появилась маркировка сообществ с потенциальным ЛГБТ-контентом 02:35, Технологии и медиа Гражданку США Криванек депортировали из России 01:47, Общество Интеллигентность — это про чувство вкуса. Как ее оценить 01:41, РБК и ГАЛС Белград обвинил полицию Косово в «оккупации» северной части края 01:33, Политика Москалькова сообщила о переговорах с Киевом по обмену подследственных 01:27, Политика Виктор Бут встретился с родными в аэропорту Внуково-2. Видео 01:20, Политика Кулеба заявил, что США не запрещали использовать свое оружие против Крыма 00:50, Политика Классическая архитектура и комфорт: что такое сити-комплекс «Амарант» 00:30, РБК и Амарант США не исключили применения санкций в ответ на арест граждан за рубежом 00:27, Политика Трамп назвал позором обмен Бута на Грайнер 00:22, Политика Аренда жилья в центре Москвы подешевела сильнее, чем в среднем по городу 00:15, Недвижимость Виктор Бут прилетел в Москву после обмена на Грайнер 00:06, Политика Любимчик Емельяненко, горец. Как Анкалаев дошел до титульного боя UFC 00:00, Спорт Власти обсудят выдачу частот для связи в новых регионах 00:00, Технологии и медиа Россия увеличила поставки урана и палладия в США 00:00, Экономика В поисках пружины саморазвития ребенка: что определяет стратегию 08 дек, 23:58, РБК и AFI Park Воронцовский Норвегия вслед за ЕС ввела потолок цен на российскую нефть 08 дек, 23:45, Экономика Представитель Белого дома прервала брифинг после спора с журналистом 08 дек, 23:44, Общество В США потребовали заблокировать сделку Microsoft и Activision на $69 млрд 08 дек, 23:35, Политика Суд продлил арест Кара-Мурзе 08 дек, 23:34, Политика Образование будущего: технологии, качество и новые перспективы 08 дек, 23:29, Специальный проект Барабанщик рок-группы The Stranglers умер на 85-м году жизни 08 дек, 23:22, Общество Журналист Леонид Никитинский и адвокат Генри Резник вышли из СПЧ 08 дек, 23:03, Политика Захарова посоветовала Боррелю «не мерить людей по себе» 08 дек, 23:00, Политика Особый контроль: как оградить начинающих водителей от нарушений 08 дек, 22:59, Партнерский проект Палата представителей США одобрила оборонный бюджет на $858 млрд 08 дек, 22:42, Политика Сохранить и приумножить: как управлять капиталом эффективнее 08 дек, 22:35, РБК и Сбер Провожавшие Грайнер сотрудники колонии спросили у нее: «Приедешь сюда?» 08 дек, 22:33, Политика
Журнал
Как из неудачной сделки выросла крупная фабрика спортивной обуви
Журнал №11 (135), Ноябрь 2017 Бизнес,
0

Как из неудачной сделки выросла крупная фабрика спортивной обуви

Неудачная сделка неожиданно превратила Александра Самохина в крупного производителя обуви. Фабрика «Дельфин» за девять лет работы увеличила объем производства более чем в 100 раз
Фото: Алена Кондюрина для РБК
Фото: Алена Кондюрина для РБК

Девять лет назад Александр Самохин, 23-летний предприниматель из Кирово-Чепецка, купил для приятеля партию кожи, а она не подошла. Самохин остался без денег и с товаром, покупать который никто не хотел. В итоге именно из этой неудачной сделки выросла фабрика обуви «Дельфин», один из крупнейших в стране производителей спортивной и танцевальной обуви.

Но тогда был кризисный 2008 год, и пришлось выкручиваться любыми способами. К тому времени разорилась местная фабрика, долгие годы шившая одежду и танцевальную обувь. Среди уволенных сотрудниц Самохин и нашел специалистов. Кожу кустарным образом превращали буквально во все, что можно было из нее сделать, — кошельки, ключницы, тапочки, чешки. Довольно низкого качества, признается Александр Самохин. Но за год удалось избавиться от всего сырья. Затем случилось неожиданное: некоторые покупатели вернулись с заказами.

Для расширения Самохин разместил производство в местной исправительной колонии — сотрудничество с ней продолжалось около двух лет. Александр Самохин решил производить уже не все подряд, а сосредоточиться на выпуске обуви для танцев. В первый год произвели около 5 тыс. пар. Тогда Александр сам работал менеджером по продажам — уверяет, что лично продал не менее 200 тыс. пар обуви: ездил по магазинам, как коробейник, и показывал товар.

Александр Самохин
Александр Самохин (Фото: Алена Кондюрина для РБК)

Александр Самохин быстро понял, что ставку надо делать на Москву и Санкт-Петербург, где живут более обеспеченные заказчики и на которые, по данным маркетингового агентства Step by Step, приходится до 50% всего рынка танцевальных услуг России. Для этого пришлось отказаться от дешевого сырья и производства в колонии. Зато в течение нескольких следующих лет производство балеток, джазовок и чешек росло на 200–300% в год. Сейчас «Дельфин» выпускает около 50 тыс. пар обуви в месяц, которые продаются примерно в 4 тыс. магазинов по всей стране, говорит Самохин.

«Мой остров»

«Утром открываю входную дверь — и я уже на производстве», — смеется Александр Самохин. Его квартира расположена прямо в здании фабрики. Это бывший детский сад, безликое кирпичное сооружение советских времен. Владельцу это даже нравится: к чему привлекать ненужное внимание? Зато внутри помещение оформлено ярко и стильно.

Кабинет гендиректора, расположенный на втором этаже, прямо над его квартирой, переходит в открытую веранду, которая одновременно и спортзал, и место отдыха: на стене — тренажер, рядом — боксерский мешок. Вся семья живет в квартире сына и так или иначе участвует в семейном деле: мама является учредителем в одной из компаний, отец работает в бизнесе. С веранды открывается вид на цветник и парники — это творчество бабушки, Павлы Леонидовны. «Это мой остров», — говорит Самохин то ли о цветнике, то ли обо всем доме-фабрике, отвоеванном у довольно безрадостной окружающей действительности.

Фото: Алена Кондюрина для РБК
Фото: Алена Кондюрина для РБК

По другую сторону от квартиры — складские помещения. «Тут остатков материала на 20 млн руб.», — кивает Александр на рулоны кожи. Поднимаемся на второй этаж, на стене висят фигурные железки. Это резаки разных размеров, которыми кроят материал для чешек, — ценная оснастка, их мастерят специалисты в Москве. «Этого добра на стене на $15 тыс.», — комментирует Самохин.

Верх обуви делают швеи на бесшумных машинках, сегодня в цеху их около 30. Самая ответственная работа — сборка. На колодку натягивается материал и склеивается, затем молотками разбиваются и размягчаются швы, на носке материал собирается в складки. «Сборщики — наш золотой фонд. Вот эти складки сделать очень сложно, в мире единицы фабрик добиваются такого качества сборки, как у нас», — говорит Александр.

Фото: Алена Кондюрина для РБК
Фото: Алена Кондюрина для РБК

В числе прямых конкурентов Самохин называет компанию Grishko, основанную в 1989 году в Москве Николаем Гришко. Это один из крупнейших производителей танцевальной обуви в мире, продукция которого поставляется в том числе в Большой, Мариинку, Covent Garden и другие знаменитые театры. «Дельфин» такими клиентами похвастаться не может, поэтому Самохин формулирует свою стратегию так: у Grishko высококачественная обувь в дорогом сегменте, у «Дельфина» — высокое качество в недорогом сегменте.

«Думаю, что по российским продажам мы их уже догнали либо перегнали», — говорит Александр Самохин, который при этом не раскрывает объем продаж в деньгах, как не раскрывают их Grishko и R-Class, другой крупный участник этого рынка. Это вообще характерно для ниши танцевальной и спортивной обуви, говорит гендиректор R-Class Роман Кукушкин: во всем мире это малый, поэтому непубличный бизнес. Зарубежные производители вроде Capezio и Bloch также не публикуют данных о продаже. При этом все участники рынка признают, что основную выручку всем участникам этого рынка приносят не профессиональные танцоры, а массовый сегмент.

Уровень эконом

Директор по развитию маркетингового агентства Step by Step Елена Пономарева оценила минимальную потребность российского рынка танцевальной обуви в 2 млн пар в год, или 3 млрд руб., при средней цене пары 1500 руб. Тот же Grishko, по данным Пономаревой, производит 600 тыс. пар обуви в год, при этом 80% уходит на экспорт.

Фото: Алена Кондюрина для РБК
Фото: Алена Кондюрина для РБК

Если «Дельфин» выпускает 50 тыс. пар в месяц, то он уже сравнялся по этому показателю с Grishko, а Самохин говорит, что при необходимости готов увеличить производство до 1 млн пар. Конкуренты сомневаются. «Исключено, таких объемов нет даже у Grishko. И даже если столько произвести, то это надо еще продать», — считает Кукушкин. Самохин говорит, что оценка рынка в 2 млн пар сильно занижена: «Я хорошо изучил рынок, на котором работаю, — он составляет не менее 4 млн пар в год».

Правда, по словам Самохина, после очередного кризиса 2014 года рынок сильно изменился, точнее — изменилось позиционирование «Дельфина» на нем. Если изначально фабрика ориентировалась на премиум-сегмент, то сегодня спрос сместился на уровень эконом: потребители стали менее разборчивы к стилям и более практичны, их интересует обувь, которую можно использовать не только для танцев, но и в обычной жизни.

Фото: Алена Кондюрина для РБК
Фото: Алена Кондюрина для РБК

В 2015 году Самохин запустил производство спортивных костюмов (по его словам, ожидается крупный заказ на 90 млн руб.) и создал производство спортивных тренажеров, которое уже приносит около $1 млн в год. А в этом году взялся за направление спортивного питания, которое собирается развивать вместе с партнером. От главной цели Александр Самохин все равно не отказывается, она указана на сайте компании: «Превратить обычную компанию в великую».