Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Как сделать из смартфона платежный терминал для бизнеса РБК и Делобанк, 07:15 С самолетом Ан-3 временно потеряли связь в Туве Общество, 07:14 В Совфеде пообещали ответить на санкции США против российских чиновников Политика, 07:01 Минэкономразвития предложило способ борьбы с выводом банкротных активов Экономика, 07:00 В Думу внесли проект об ответственности за пропаганду нападений на школы Общество, 06:56 Как развить онлайн-торговлю за пять шагов РБК и Accenture, 06:22 Чехия запросила у России правовую помощь по делу о взрывах в Врбетице Политика, 06:17 Аналитики выяснили, в каких городах больше желающих купить дачу или дом Общество, 06:00 «Коммерсантъ» узнал о приостановке выпуска вакцины «КовиВак» Общество, 05:50 Спасатели нашли обломки пропавшего в Хабаровском крае самолета Ан-26 Общество, 05:32 Дизайн белков, биотех и математика: как найти интересную работу РБК и BIOCAD, 05:25 Лавров встретился с новой главой МИД Британии Политика, 05:08 Эксперты оценили долю антипрививочников среди оптимистов и пессимистов Общество, 05:00 Зеленский приписал «мюнхенской речи» цитату Путина из выступления в ООН Политика, 04:44
Финансы ,  
0 

Банкиры и ЦБ поспорили о шансах на выживание банков за пределами топ-20

И в России, и в других странах идет тренд на олигополизацию, считает глава Альфа-банка. Для финансового сектора это означает, что «конкуренция сузится с двух десятков игроков до 5–7», прогнозирует он. Но ЦБ с этим не согласен
Фото: Владислав Шатило / РБК
Фото: Владислав Шатило / РБК

«Тренд, который происходит по всему миру (не только в России) и в разных индустриях, а не только в финансовом секторе, — это укрупнение игроков, олигополизация рынка. Раньше в России были сотни банков, сейчас таких игроков, которые, говоря откровенно, действительно конкурируют, которые представляют из себя что-то такое интересное, — ну, десятки», — заявил главный управляющий директор Альфа-банка Владимир Верхошинский, выступая на международном форуме «Банки России — XXI век», передает корреспондент РБК из Сочи. Мероприятие, организованное ассоциацией банков «Россия», стало фактически первым специализированным крупным финансовым форумом с начала пандемии.

«Цифровизация приводит к тому, что клиенты легче могут менять банки, их требования становятся все выше, и получается, что лучшие игроки (а в основном это крупные игроки) забирают клиентов у средних и менее лучших игроков. Когда-нибудь, наверное, мы можем себе представить, [что] через десять лет [будут] два-три игрока на нашем рынке финансовом. Но в ближайшей перспективе, в ближайшем будущем, я думаю, что конкуренция сузится с двух десятков игроков до пяти-семи игроков. И это конкуренцию обостряет», — добавил Верхошинский.

«То, что вы сказали, станет хитом на этом форуме — что в ближайшие пять лет за двадцаткой банков места нет. Весь форум будет обсуждать этот комментарий», — ответил Верхошинскому первый зампред ЦБ Сергей Швецов. Глава Альфа-банка на это сказал, что подобрал более аккуратные формулировки, а слова Швецова — это уже заявление Центрального банка.

Впрочем, Банк России в столь резкое сокращение конкурирующих игроков не верит, подчеркнул Швецов: «Я считаю, что в значительной степени наша стратегия и наши инфраструктурные проекты направлены на то, чтобы место под солнцем было не только у крупных игроков. И чтобы средние и мелкие банки имели возможность найти свою нишу, не дискриминационно получали доступ к данным, имели возможность аутсорсить ряд процессов, которые формируют для них сегодня избыточную себестоимость, избыточные издержки, и благодаря каким-то находкам могли действительно очаровывать клиентов, иметь свое место под солнцем».

Большая часть финансового рынка оказалась в красной зоне по конкуренции
Финансы
Фото:Владислав Шатило / РБК

Как изменится рынок

На рынок также будут выходить другие игроки, полагает Швецов: «Я уже сказал, что Аннушка разлила масло. У нас крупные e-commerce-компании уже приобрели банки с лицензиями, и они будут выходить [на рынок] пока с небольшим капиталом, пока с ограниченными операциями. Мы видим впервые за последние годы интерес внешних инвесторов к входу на банковский рынок, технологических компаний и не только. Так однозначно говорить о том, что приговор вынесен и другой альтернативы нет, я бы не стал».

В этом году онлайн-ретейлер Wildberries уже приобрел банк «Стандарт-кредит» (для развития действующих и запуска новых сервисов для покупателей и предпринимателей). Владельцами кредитных организаций также стали Ozon (купил «Оней банк», чтобы развивать финтех-направление) и «Яндекс» (заключил соглашение о покупке банка «Акрополь», чтобы запускать комплексные цифровые финансовые продукты).

Всего, по состоянию на 1 сентября, в России работают 339 банков, из них 232 с универсальной лицензией и 107 — с базовой. Для сравнения: в начале 2013 года их число приближалось к 900. У ЦБ «есть намерения поддерживать конкурентную среду не в форме пяти-семи игроков, а в форме большого количества финансовых организаций», заявил Швецов, однако собственникам и менеджерам банков «придется напрячься». «Мир меняется, и те банки, которые вовремя не будут завоевывать свою нишу и предпринимать меры для повышения собственной эффективности, <…> конечно, они вынуждены будут уйти», — считает первый зампред ЦБ.

Эксперты оценили темпы отзыва лицензий на фоне борьбы ЦБ с онлайн-казино
Финансы
Фото:Владислав Шатило / РБК

В свою очередь, зампред правления ВТБ Вадим Кулик считает, что прогнозы о сокращении числа конкурирующих банков до пяти уже фактически реализовались. «Мы все пользуемся мобильными приложениями. Как вы думаете, сколько крупных функций в мобильном приложении физического лица? Их тысячи. Производство вот этой штучки стоит денег, причем достаточно приличных. В результате получается такой замкнутый цикл: те [из банков], у кого есть деньги, могут вложиться в развитие этих фичей, чтобы получить новые деньги и новых клиентов», — объяснил он.

Такие банки могут обеспечить и функциональность, и надежность своей инфраструктуры, поэтому набирают — или как минимум не теряют — клиентскую базу в условиях жесткой конкуренции, отметил Кулик. «Все остальные, у кого нет денег на это, а это бюджеты, изменяемые десятками миллиардов рублей, — они фактически год за годом теряют возможность так развиваться. Мы еще не увидели обрушения этих мелких игроков, но в действительности маховик уже работает с бешеной скоростью», — считает зампред ВТБ.

«Картинка, сколько их (банков. — РБК) — пять или 300, — она схоластическая. Вероятнее всего, в штуках так и останется, но качество изменится радикально», — объяснил он.

По оценке ЦБ, высокий уровень конкуренции на российском финансовом рынке наблюдается только в двух секторах — на брокерском рынке и рынке ОСАГО. Роль крупных игроков на банковском рынке действительно растет. На рынке кредитования доля лидера за два года увеличилась с 37,2 до 47,3%, а доля топ-5 банков — с 67,5 до 75,7%. В секторе карточных переводов доля лидера остается самой высокой в сравнении с другими рынками, хотя она и сократилась за два года с 94 до 92,2%. Доля топ-5 банков при этом выросла с 95,7 до 95,9%. В сегменте привлечения средств на лидера рынка приходится 34,7%, а на пять крупнейших банков — 75,7%.