Лента новостей
В Раде оценили последствия предложенного Коломойским дефолта для Украины Политика, 08:12 Бывший гендиректор Ozon возглавит «Утконос» Бизнес, 08:05 Во главе «Утконоса» встанет бывший руководитель Ozon Pro, 08:01 Кадастровая палата разъяснила правила уведомления о сносе недвижимости Общество, 08:00 СМИ узнали об идее обязать супермаркеты принимать бутылки Общество, 07:47 Минкомсвязь написала методичку по цифровым стратегиям для госкомпаний Технологии и медиа, 07:30 Кличко опубликовал видео c треснувшего моста в Киеве Общество, 07:11 Крупные города России догонят Москву по уровню экономики через 100 лет Экономика, 07:00 Трамп встретился с императором Японии Нарухито Политика, 06:27 Рыбный бизнес: хочешь сделать хорошо — сделай сам РБК и ВТБ, 06:05 Начальник военного технополиса «Эра» перешел в администрацию президента Общество, 06:03 Основной период сдачи ЕГЭ стартовал в российских школах Общество, 05:56 Националисты и евроскептики укрепили позиции в Европарламенте Политика, 05:23 Бывшего мэра Риги Нила Ушакова избрали в Европарламент Политика, 05:09
Финансы ,  
0 
К чему приведет остановка «печатного станка» в Европе
ЕЦБ подтвердил свое обещание и объявил о завершении программы количественного смягчения, которая обошлась регулятору в €2,6 трлн. Программа снизила бюджетные и долговые проблемы ряда стран еврозоны, но не решила их окончательно
Фото: Martin Ruetschi / AP

Европейский центральный банк (ЕЦБ) объявил о завершении программы количественного смягчения (Quantitative Easing, QE), в рамках которой с марта 2015 года скупал бонды стран еврозоны. QE как инструмент монетарной политики применялся для увеличения денежной массы, стимулирования экономической активности и разгона инфляции. Для покупки активов производилась новая эмиссия денег.

В течение последних четырех лет QE была единственным драйвером восстановления экономики еврозоны от последствий кризиса 2007–2008 годов, заявил на пресс-конференции президент Европейского ЦБ Марио Драги.

Финансы
Конец QE в зоне евро: почему решение ЕЦБ привело к росту курса рубля

Изначально ЕЦБ планировал скупать госбонды до сентября 2016 года и потратить на это €1,1 трлн, но программу решили продлить. И только в июне 2018 года совет управляющих ЕЦБ принял решение о постепенном завершении QE: до сентября ЕЦБ скупал активы прежними темпами (€30 млрд ежемесячно), а затем сократил объемы до €15 млрд в месяц. За годы действия программы европейский регулятор привлек на свой баланс активов на €2,6 трлн.

После завершения программы QE европейский регулятор не откажется от поддержки экономики, говорится в пресс-релизе. ЕЦБ будет сохранять скупленные активы в течение продолжительного периода, чтобы поддержать благоприятные условия ликвидности и сохранить объем денежной массы в обращении. То есть средства, полученные от погашения бумаг, чей срок обращения вышел, будут реинвестироваться.

Европейский ЦБ на сегодняшнем заседании также принял решение оставить неизменным нулевое значение базовой процентной ставки, сохранил ставки по депозитам отрицательными — минус 0,40%, а ставки по маржинальным кредитам — на уровне 0,25%. Регулятор обещает не повышать ставки минимум до лета 2019 года, а может быть, и дольше — столько, сколько будет необходимо, чтобы инфляция находилась на уровне, близком к 2%. По данным Евростата, годовая инфляция в еврозоне в ноябре опустилась до 2% с 2,2% в октябре на фоне снижения цен на нефть.

Риски и достижения

Количественное смягчение Европейского ЦБ было успешным с той точки зрения, что помогло вновь запустить кредитование в Европе, помогло домохозяйствам и правительствам, например в Испании, снизить долговую нагрузку, говорит научный сотрудник европейского аналитического центра Bruegel Элина Рыбакова. «Проблема в том, что суверенные должники не воспользовались преимуществами QE в той мере, в какой должны были, чтобы улучшить положение своих госфинансов», — сказала она РБК. — Для кого-то (как для Италии) QE всего лишь позволила отложить коррекцию [бюджетных дисбалансов]».

Фактически можно говорить о том, что именно впрыскивания ликвидности в экономику позволили европейцам на достаточно долгий срок забыть о структурных проблемах наиболее крупных европейских стран, согласен главный аналитик «БКС Премьер» Антон Покатович. «Например, проблемы итальянского госдолга, объем которого составляет 130% от ВВП, на наш взгляд, в этот период решались именно покупкой итальянских гособлигаций ЕЦБ», — говорит он.

Самой большой проблемой еврозоны, по словам Рыбаковой, остается упорно низкая инфляция, не дотягивающая до таргета ЕЦБ, и центробанк часто пересматривает вниз свои прогнозы по инфляции. Хотя в помесячном выражении годовая инфляции в еврозоне в последнее время вернулась к 2%, волатильная энергетическая составляющая в ней велика. По итогам 2018 года ЕЦБ ожидает инфляцию ниже таргета — на уровне 1,8%, в 2019 году — 1,6%, в 2020 году — 1,7%, в 2021 году — 1,8%.

Риски для еврозоны продолжат концентрироваться вокруг итальянского госдолга, дефицита бюджета и торгового баланса Франции, а также Brexit, добавляет Антон Покатович. «Наиболее пугающим, по нашим оценкам, является отсутствие на сегодняшний день адекватных решений для данных проблем в экономических блоках ЕС, что позволяет полагать, что отсутствие монетарных стимулов со стороны ЕЦБ отразится продолжением ослабления европейской экономки», — утверждает он. Сам Драги заявил, что видит среди негативных аспектов для еврозоны геополитические факторы, протекционистские угрозы, а также волатильность на рынках.

Решение прекратить программу принято на фоне экономических прогнозов, которые в лучшем случае можно назвать сомнительными, пишет Bloomberg. Темпы роста ВВП еврозоны в третьем квартале этого года сократились вдвое — до 0,2%. Это самый низкий показатель с 2014 года. Сам европейский регулятор также пересмотрел прогнозы о росте ВВП в сторону понижения — теперь ЕЦБ ждет роста ВВП на 1,9% вместо 2% в 2018 году и на 1,7% вместо 1,8% в 2019 году. «Без программы QE экономический рост еврозоны был бы на 1,5 п.п. (в совокупности за период действия программы) меньше сложившегося, и еврозоне грозила бы дефляционная динамика», — отмечает Рыбакова.

Фото: Ralph Orlowski / Reuters

К паритету с долларом

После начала пресс-конференции главы ЕЦБ Марио Драги европейская валюта начала небольшое снижение, опустившись до 1,1346 долл./евро (-0,2%). Financial Times связывает его со словами Драги о том, что баланс рисков для единой валюты движется в отрицательную сторону.

На фоне новостей из Евросоюза, по данным Московской биржи на 17:42 мск, рубль укрепился к евро на 34 коп. (до 75,18 руб. за евро), а к доллару — на 12 коп. (до 66,26 руб. за доллар).

Сегодняшнее решение ЕЦБ большого влияния на валютный рынок не окажет, потому что не является неожиданным и уже заложено в котировки, говорит главный экономист «БКС Премьер» Владимир Тихомиров. Европейский ЦБ не видит перспектив значительного ужесточения своей политики в следующем году. «Третий квартал — самое раннее, когда они могут начать рассматривать вопрос о повышении ставки, поэтому я думаю, что в ближайшей перспективе сегодняшнее решение ЕЦБ вряд ли окажет какое-то серьезное влияние на курсы», — отметил он.

В следующем году доллар будет, скорее всего, ослабевать по отношению к евро на фоне ожидаемого замедления американской экономики, считает аналитик Райффайзенбанка Денис Порывай. В этих условиях ФРС скорее всего придется существенно замедлить свою монетарную программу, замедлить повышение ставки или взять паузу на ближайших заседаниях, считает он. «Есть внутренние проблемы еврозоны и проблемы в американской экономике, в целом есть риск замедления глобальной экономики в следующем году, особенно если не будет разрешен конфликт США и Китая», — утверждает Порывай, отмечая, что следующий год будет волатильно непростой.

В трехлетней перспективе, наоборот, есть предпосылки для существенного ослабления евровалюты с возможностью достижения паритета с долларом, прогнозирует Антон Покатович. Он отмечает, что ФРС за 2018 год изъяла ликвидность с рынка в объемах, близких к $350 млрд, что привело к спаду большинства классов активов на рынках не только развивающихся, но и развитых стран. Для американской экономики ужесточение монетарной политики ФРС в перспективе ближайших двух лет вряд ли станет критически негативным фактором, способным изменить траекторию развития от роста к рецессии, а для европейской экономики ситуация выглядит гораздо более сложной, считает он. Без изъятых объемов долларовой ликвидности европейские рынки в течение 2018 года уже снизились на 15% с начала года. Прямым отражением такой динамики является снижение прогнозов экономического роста в еврозоне, заключил он.​