Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В Японии в результате тайфуна пострадали 19 человек Общество, 04:43 Австралия присоединилась к программе NASA по освоению Марса и Луны Технологии и медиа, 04:23 Госдеп осудил Россию за приговор шестерым членам «Свидетелей Иеговы» Политика, 04:13 National Interest назвал способное сделать США необитаемыми оружие Политика, 04:01 Главный редактор Wikileaks назвал ужасным содержание Ассанжа в тюрьме Общество, 03:42 Полиция Гонконга задержала подростка по подозрению в сожжении флага Общество, 03:12 Отравленный «Новичком» британец решил отсудить у России £1 млн Общество, 02:59 Премьер Словакии заявил о роли Красной армии в освобождении страны Политика, 02:51 Дзюба попросил создать петицию о своем отмененном голе Спорт, 02:25 Умер владелец отелей Hilton Бэррон Хилтон Общество, 02:13 Американские власти ограничили передвижения главы МИД Ирана в Нью-Йорке Политика, 02:03 Число пострадавших при землетрясении в Албании возросло до 68 человек Общество, 01:40 У берегов Индонезии зафиксировали землетрясение магнитудой 5,9 Общество, 01:15 Порошенко назвал последствия нового госпереворота для Украины Политика, 01:03
Обвал рубля ,  
0 
ЦБ оценил готовность банков к нефти по $25 и доллару за 82 руб.
В 2015 году ЦБ протестировал, как будут чувствовать себя российские банки при стоимости нефти $25 и курсе 82 руб. за доллар
Фото: Олег Яковлев / РБК

В годовом отчете о развитии банковского сектора регулятор сообщил, что в 2015 году Банк России проводил стресс-тест банковского сектора, сценарий которого предполагает снижение цен на нефть до $25 за баррель и падение национальной валюты до 82 руб. за доллар. При таком раскладе убыток банковского сектора составил бы 300 млрд руб., говорится в отчете ЦБ о развитии банковского сектора.

По словам главного аналитика Сбербанка Михаила Матовникова, банковская система способна абсорбировать такой убыток, но такой стресс, конечно, приведет к новому пику отзыва лицензий. При этом сопоставимый шок банковский сектор испытал в 2015 году, потому что без учета Сбербанка убыток банков составил 91 млрд руб., говорит Матовников. Однако реальный масштаб проблемы больше, потому что надо учитывать такие составляющие фиктивной прибыли, как дивиденды, выплаченные банками друг другу, и помощь акционеров. С учетом этих факторов Матовников оценивает убыток банковского  сектора в 2015 году без учета Сбербанка в 260 млрд руб.

Реальный финансовый результат банковской системы по итогам 2015 года был положительным – 192 млрд руб.

Стресс-тест предполагал формирование 100% резервов по пролонгированным кредитам и обесценение залогов по кредитам на 50%. Также ЦБ учитывал докапитализацию банков через АСВ, проведенную в 2015 году, и досоздание резервов по украинским активам некоторых крупных банков.

В случае реализации такого сценария большая часть потерь (71%) придется на доформирование резервов по плохим кредитам, доля которых вырастет на 8 п.п. — до 17,8% от портфеля. 63 банка, на которых приходится 19,2% активов, столкнутся с дефицитом капитала, еще 12 — с дефицитом ликвидности. Депозиты вырастут в номинальном выражении на 9,6%, а в реальном — на 6,3%. При этом показатели достаточности капитала в целом по банковскому сектору не упадут ниже значений, установленных регулятором.

Фотогалерея 
«Вам не нужна нефть по $120»: западные экономисты о кризисе в России

Руководитель управления анализа финансового сектора НРА Карина Артемьева соглашается с тем, что главный риск банковского сектора — глобальное ухудшение качества заемщиков. И ухудшение макроэкономических условий — не единственный катализатор этих проблем, уточняет она.

То, что одна пятая банков столкнется при реализации сценария с проблемами с капиталом, говорит о том, что некоторым кредитным организациям вливания дополнительных средств необходимы уже сейчас, говорит Артемьева. У банков накоплено много скелетов в шкафу, накопленных еще в прошлый кризис, отмечает Артемьева, и банки их пытаются маскировать. «Уже сейчас некоторые банки нуждаются в дополнительном капитале, при этом собственник не всегда может внести деньги», — говорит она.

Что касается ликвидности, то массовое изъятие средств вкладчиками может быть спровоцировано резким падением курса, как это было в декабре 2014 года, говорит старший директор по финансовым организациям Fitch Александр Данилов. У некоторых банков также могут быть проблемы с донесением дополнительного залогового обеспечения по срочным сделкам с валютой или сделкам РЕПО, добавляет он.

Однако влияние курса национальной валюты на показатели капитализации банковского сектора — вещь в значительной степени бухгалтерская, считает Данилов. В случае проблем Банк России всегда может разрешить банкам использовать льготный курс, как это было сделано в декабре 2014 года. «Взрывного роста проблемных кредитов мы тоже, скорее всего, не увидим, так как банки будут еще активнее, чем сейчас, реструктурировать кредиты, с тем чтобы резервировать их по мере получения прибыли», — прогнозирует аналитик.

Магазин исследований: аналитика по теме "Валюта"