Перейти к основному контенту
Война санкций ,  
0 

На каких условиях иностранцы продают бизнес в России

Эксперты рассказали, как иностранцы выходят из российского бизнеса
Уход иностранных компаний оживил российский рынок слияний и поглощений. Но зарубежные компании не спешат окончательно расставаться с активами и давать дисконты покупателям из России и дружественных стран
Фото: Смертин Павел / ТАСС
Фото: Смертин Павел / ТАСС

Когда массовый исход иностранцев только начинался, эксперты ожидали, что зарубежные игроки, спеша покинуть Россию, будут продавать активы с существенным дисконтом, а покупателями станут российские стратегические инвесторы. Но конкуренция среди покупателей-россиян, оценивающих иностранные активы как качественные, существенно уменьшила предполагаемый дисконт, а в качестве покупателей зарубежные компании, желающие оставить себе возможность возвращения, зачастую стали выбирать локальный менеджмент, следует из оценок сопровождающих сделки консалтинговых компаний, сделанных по просьбе РБК.

В каком режиме проходят сделки

Практически весь объем российского рынка слияний и поглощений (M&A, mergers and acquisitions) с марта этого года формирует выход иностранных инвесторов, констатирует директор департамента инвестиций и рынков капитала Kept (бывшая KPMG) Денис Суровцев. И такая картина сохранится в ближайшие несколько месяцев, прогнозирует он.

Несмотря на то что сотни иностранных компаний объявили об ограничениях своей работы в России, вплоть до сворачивания бизнеса, фактически сделок о продаже активов было заключено меньше. По оценке консалтинговой компании Aspring Capital, на данный момент работа ведется только по 60% сделок, анонсированных в начале марта. «Большинство западных компаний не горит желанием собраться и уйти «здесь и сейчас», а были бы рады продолжать вести бизнес в России. Но многие из них испытывают серьезное давление в этом вопросе в странах, где находятся их штаб-квартиры, в связи с чем занимают выжидательную позицию и аккуратно рассматривают разные варианты», — добавляет партнер налоговой практики компании МЭФ Александр Ерасов.

Еще одна причина замедления сделок — технические сложности при согласовании условий дальнейшего использования товарных знаков, технологий, ИT-систем, добавляет управляющий партнер аудиторско-консалтинговой группы ФБК Борис Яценко. «Зачастую местные подразделения плотно интегрированы в инфраструктуру глобальной компании и без ее поддержки сохранить производство сложно», — указывает эксперт.

Еще один стоп-фактор — ставки по кредитам, резко повысившиеся вслед за ключевой ставкой Банка России, продолжает Яценко. «Когда в марте—апреле ставки кредитования превышали 20%, приобретение даже с существенным дисконтом становилось экономически неоправданным», — отмечает собеседник РБК.

Что происходит с ценами на активы уходящих иностранцев

В первые месяц-два после начала массового исхода зарубежных компаний с российского рынка большинство сделок прошло с радикальным дисконтом, отмечает Суровцев. Но затем уровень оценок вырос благодаря высокой конкуренции между покупателями. «Парадоксальным образом сейчас на российском рынке наблюдается самый высокий уровень инвесторской активности с 2008 года, однако эта активность в основном обусловлена надеждой на высокий дисконт. Поэтому цены восстановились, но только до определенной точки. Новое равновесие рынка достигнуто на уровне существенно более низком, чем в прошлом году, но сопоставимом с оценками в 2015–2016 годах», — говорит эксперт. По данным аналитической компании Refinitiv, в 2015 году общий объем сделок на рынке M&A в России составил $26,7 млрд, в 2016-м — порядка $60 млрд.

Российский рынок слияний и поглощений за год сократился на 40%
Финансы
Фото:Олег Яковлев / РБК

Отсутствие или сокращение дисконта на иностранные активы во многом связано и с тем, что иностранные компании не спешат признавать в своей отчетности убытки от реализации активов и стремятся минимизировать влияние ухода с российского рынка, добавляет Яценко. «Мы видим существенные риски, что по итогам 2022 года иностранные компании будут вынуждены признать обесценение активов в своей отчетности, даже оставаясь фактическими собственниками российских активов, что приведет к всплеску M&A активности», — предполагает эксперт.

Но получить существенный дисконт по некоторым иностранным активам все же можно. Наибольшая вероятность более выгодной цены сохраняется в сделках с активами, которые «глубоко интегрированы в бизнес-процессы и информационные системы владеющих ими зарубежных групп», поясняет партнер «Б1» (бывший Ernst & Young) Юрий Нечуятов. «[Эти активы] также могут быть завязаны на принадлежащие зарубежному акционеру бренды и зависимы от глобально законтрактованных поставщиков. Разрыв этих связей сильно усложняет выход зарубежных акционеров из активов и существенно их обесценивает для потенциального покупателя», — объясняет собеседник РБК.

Кроме этого, сбить цену на активы уходящих иностранцев фактически может правительственная комиссия, которая сейчас согласует все сделки с нерезидентами. Оценки часто принудительно пересматриваются в меньшую сторону, констатируют Aspring Capital. Пример — продажа активов канадской корпорации Kinross Gold российской ГК Highland Gold Mining. До обращения в правкомиссию эта сделка оценивалась в $680 млн, после цена снизилась до $340 млн, сообщала сама компания. «Также снижает цену желание продавца заключить опцион на обратный выкуп в рамках сделки», — добавляет партнер Aspring Capital Сергей Айрапетов.

Минфин создал подкомиссию по выдаче разрешений на сделки с иностранцами
Финансы
Вид на здание Министерства Финансов РФ

Кто покупает активы уходящих компаний

Опрошенные РБК эксперты выделили две основные категории покупателей — российские стратегические инвесторы (компании и физлица) и локальный менеджмент (management buyout). На последний сценарий продажи приходится порядка трети сделок, оценили в Aspring Capital.

Конкуренция среди покупателей-россиян очень высокая, так как многие видят в этом уникальную возможность приобрести качественный актив, отмечает директор департамента финансового консультирования компании «Деловые Решения и Технологии» (ДРТ, бывший Deloitte) Максим Толкачев. «Некоторые даже сравнивают текущую ситуацию с временами приватизации 90-х годов. Особенно большая конкуренция есть по активам, генерирующим стабильный денежный поток», — указывает он.

При этом цели покупки изменились, добавляет Айрапетов. «Раньше такие активы покупались в том числе с целью перепродажи, выхода на IPO. Сейчас эти цели отошли на второй план. Покупая актив, инвесторы рассчитывают экономику — за какой срок можно окупить сделку, за какой срок можно вернуть тот кредит, который был взят под него», — объясняет он.

Что касается сделок категории management buyout (MBO), то их условно можно разделить на две категории, продолжает Толкачев. Первая — это полноценный и реальный MBO, но он требует времени и структурирования, поэтому закрытие таких сделок можно будет увидеть в ближайшем будущем, говорит эксперт. Вторая категория — де-факто передача в доверительное управление независимому, но понятному для иностранного собственника лицу, в ожидании выгодного предложения от стороннего покупателя. Тренд на такие сделки, по словам Толкачева, снижается: «Так как большая часть тех, кто хотел быстро дистанцироваться от своих российских активов, это уже сделали — а остались те, кто либо планирует продолжать работу, либо готов держать активы у себя до появления действительно выгодного предложения с рынка».

Менее популярным сценарием оказались продажи активов инвесторам из дружественных стран. «Поскольку иностранные игроки понимают, что продажа актива крупному зарубежному игроку — это фактически билет в один конец, в то время как, по нашим наблюдениям, многие из игроков рассматривают возможность вернуться на российский рынок после стабилизации обстановки», — объясняет Яценко.

И сами «дружественные» инвесторы с осторожностью смотрят на российский рынок. Суровцев отмечает присутствие интереса со стороны Индии, Китая, Кореи и Турции, но поведение инвесторов сдержанное. «Выбирая между разными географиями для инвестирования, применительно к России они учитывают повышенные экономические (в том числе валютные) и политические риски, поэтому делают консервативные ценовые предложения в отношении российских активов. Локальные инвесторы, которым в любом случае предстоит жить с этими рисками, зачастую готовы покупать дороже», — указывает эксперт.

Мосбиржа 8 августа откроет торги для нерезидентов из дружественных стран
Инвестиции
Фото:Shutterstock

Какие сценарии ухода с российского рынка уже реализовались

  • Продажа активов российским бизнесменам

McDonald's продал свои рестораны сооснователю нефтеперерабатывающей компании «НефтеХимСервис» Александру Говору. До сделки компания Говора «Гид» управляла 25 ресторанами сети быстрого питания в Сибири. Спустя месяц после продажи часть бывших McDonald's возобновила работу, но уже под брендом «Вкусно — и точка».

Французская финансовая группа Societe Generale продала свой российский актив Росбанк компании «Интеррос» Владимира Потанина. При этом Росбанк сохранил за собой статус привилегированного партнера Societe Generale в России и прежних сотрудников.

  • Передача активов в госуправление

Российские активы французского концерна Renault были «за один рубль» переданы Российской Федерации и правительству Москвы. Так, столичным властям было передано 100% акций «Рено Россия» и завод в Москве, а ФГУП НАМИ досталось 67,69% акций концерна АвтоВАЗ, которыми ранее владела французская компания. При продаже Renault оставил за собой право на выкуп активов в течение шести лет.

  • Продажа активов российскому менеджменту

Сеть парфюмерно-косметических магазинов Sephora (входит в холдинг LVMH) сообщила о продаже всех своих российских бутиков местному генеральному директору — Евгению Дроздову.

Также поступили в Schneider Electric: компания продала локальному менеджменту свой бизнес не только в России, но и в Белоруссии. Вместе с владельцами компания сменила и название на Systeme Electric.

  • Продажа инвесторам из дружественных стран

Американский производитель бытовой техники Whirlpool продал свои заводы в Липецке турецкой компании Arcelik (владелец бренда Beko). По сообщению новых владельцев, сумма сделки составила €220 млн, Arcelik будет выплачивать их в течение десяти лет.

Польская LPP (магазины одежды Reserved, House, Cropp, Mohito и Sinsay) продала свои активы компании из Объединенных Арабских Эмиратов. В мае бывшие магазины LPP снова открылись в России, но под другими названиями.

Авторы
Теги
Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Курс евро на 25 июля
EUR ЦБ: 94,38 (-1,08)
Инвестиции, 24 июл, 18:13
Курс доллара на 25 июля
USD ЦБ: 86,55 (-0,75)
Инвестиции, 24 июл, 18:13
Аргентина пожаловалась в ФИФА после скандального матча на Олимпиаде Спорт, 08:34
Минобороны заявило об 11 сбитых дронах в небе над приграничными регионами Политика, 08:21
Банки Средней Азии стали чаще отказывать в платежах бизнесу из России Финансы, 08:00
Военная операция на Украине. Онлайн Политика, 08:00
Хит среди ужастиков вышел в России. Чем так хорош жуткий Николас Кейдж Life, 08:00
Местные власти назвали место крушения вертолета в Жиздринском районе Общество, 07:57
Как «Хачо и пури» и «Пхали-хинкали» в три раза увеличили число заказов РБК и Mango Office, 07:55
Онлайн-курс Digital MBA от РБК
Объединили экспертизу профессоров MBA из Гарварда, MIT, INSEAD и опыт передовых ИТ-компаний
Оставить заявку
Минобороны назвало предварительную причину крушения Ми-28 Политика, 07:43
Минобороны сообщило о гибели экипажа разбившегося Ми-28 Политика, 07:35
Обвиняемый во взрыве в Москве в школе получал стипендию главы области Общество, 07:24
Минздрав зарегистрировал еще один аналог «Оземпика» Общество, 07:21
В Калужской области потерпел крушение вертолет Ми-28⁠ Политика, 07:14
«Эпоха обиженок». Почему компании винят в своих провалах потребителей Pro, 07:08
Глава «Татспиртпрома» предложил вернуть рекламу крепкого алкоголя Бизнес, 07:05