Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Ответ Москвы Праге, пандемийные запасы нефти истощились. Главное за ночь Общество, 08:57 Как защитить компанию от одного из самых опасных вирусов в интернете Pro, 08:54 ВЭБ запланирует вложить в промышленность до ₽4 трлн до 2024 года Бизнес, 08:50 Вильфанд предупредил о рисках пожаров в нескольких регионах России Общество, 08:45 Как иммунитет работает против вирусов РБК и Деринат, 08:34 Пандемия коронавируса. Самое актуальное на 19 апреля Общество, 08:33 Вас проверяет таможня. О каких правах нельзя забывать ни в коем случае Pro, 08:24 Пять человек пострадали при стрельбе в Луизиане Общество, 08:15 СМИ узнали о планах Лондона ввести закон для защиты от «враждебных стран» Политика, 08:08 Вести бизнес в России: взгляд предпринимателей РБК и Альфа-Банк, 08:05 В России зарегистрировали экспресс-тест для вакцинировавшихся от COVID Общество, 08:00 Объяснение на 100 рублей: что такое «доходы» и «расходы» Pro, 07:48 Эксперты назвали регионы России с самым высоким уровнем жизни Общество, 07:45 Фонд вместо смс: как финансируют долгосрочные проекты социальной медицины РБК и Фонд Потанина, 07:37
Екатеринбург ,  
0 

Военная прокуратура отказалась расследовать смерть контрактника на Урале

В документах появилась версия о доведении до самоубийства
Фото: 66.RU
Фото: 66.RU

Служащий по контракту в войсковой части города Лесной Антон Гомзиков погиб при странных обстоятельствах. Его нашли 18 декабря в городе Нижняя Тура во дворе дома № 16 по ул. Новой. Сам Антон жил в другом доме, также в Нижней Туре (некоторые контрактники служат в Лесном, а живут в соседнем муниципалитете), но оказался в квартире сослуживцев на пятом этаже, из окна которой и выпал.

Он умер в реанимации, не приходя в сознание. В справке о смерти военнослужащего сказано, что ее причиной являются «травматический шок, множественные травмы и падение с неопределенными намерениями с высоты дома». Его родные считают, что произошло убийство, но любые попытки разобраться, что произошло в ту ночь, блокируются военными, пишет 66.RU.

За 4,5 часа до своей смерти Антон Гомзиков звонил двоюродному брату Сергею Григорьеву и просил забрать его «прямо сейчас». «Он был очень напуган. Это было на него не похоже. Я спросил, что случилось, он сказал, что объяснит при встрече, и связь прервалась. Фоном я слышал какие-то звуки. А уже через две минуты телефон оказался недоступен», — рассказывает Сергей Григорьев.

Фото:Владислав Бурнашев, 66.RU

После инцидента по факту чрезвычайного происшествия была проведена доследственная проверка, и в документах появилась формулировка о том, что рядовой Гомзиков сам «причинил себе травмы, несопоставимые с жизнью». «Как на его теле появились множественные гематомы, как будто получил много ударов незадолго до смерти, никто не объясняет. Почему никто из соседей не слышал крика — а человек, который падает с пятого этажа, вряд ли может не кричать, тоже непонятно», — говорит брат погибшего. Как выяснилось, Сергей, оказавшийся последним человеком, которому звонил военнослужащий, даже не был опрошен — сам факт ночного звонка перед смертью, подтвержденный детализацией вызовов, видимо, никого не насторожил.

Отец Антона был в части, чтобы встретиться с командованием и сослуживцами. По его словам, рассказ тех, кто был в квартире на пятом этаже, напоминал заученный пересказ. Они говорили, что перед тем, как прийти в дом, несколько контрактников посетили кафе в Нижней Туре, где у Гомзикова произошел конфликт и драка с местными жителями. Попытка выяснить, что там случилось, оказалась безуспешной — все видеозаписи изъяли местные полицейские, роль которых этим и ограничилась. Полиция не имеет полномочий на расследование инцидентов, связанных с ЧП, в которых фигурируют представители военного ведомства. А сейчас, спустя два месяца после смерти военнослужащего, этой историей не занимается никто.

Подобные дела может курировать только главная военная прокуратура. ЧП в части в Лесном на уровне доследственной проверки оказалось у 24-й военной прокуратуры армии (войсковая часть 63549). Военный прокурор гарнизона Дмитрий Родин сообщил, что материалы по обстоятельствам смерти Антона Гомзикова направили в 482-й военный следственный отдел СК России по РВСН (следственное отделение при войсковой части 34103, дислоцированное в ЗАТО Свободный Свердловской области). Военно-следственный отдел материалы дела изучил и принял решение, что не будет заниматься обстоятельствами смерти Гомзикова.

«В 482 ВСО проводилась проверка в порядке ст.ст. 144–145 УПК РФ по факту гибели рядового в/части 3474 Гомзикова А.В. по признакам преступления, предусмотренного ст. 110 УК РФ. Учитывая, что Гомзиков А.В. получил несовместимые с жизнью телесные повреждения на территории, не подследственной 482 ВСО — в г. Нижняя Тура Свердловской области, а также то, что причастность к совершению указанного преступления военнослужащими не установлена, 02.02.2018 данное сообщение о преступлении с материалами проверки переданы по подследственности в Следственный отдел Следственного комитета РФ по ЗАТО г. Лесной», — сказано в официальном ответе военного следственного отдела.

Следует отметить, что в этом документе появилась версия о доведении до самоубийства (ст. 110 УК РФ). Однако сам факт того, что смерть произошла не на территории части, дала основания проигнорировать ее. Единственной структурой, которая могла бы разобраться, как умер молодой военный, оказался Следственный комитет.

Проблема в том, что гражданских следователей не допускают к армейским делам: система устроена так ради сохранения режима секретности — любые ЧП, связанные с военнослужащими, могут рассматриваться только военными следственными органами. Старший помощник руководителя СУ СК РФ по Свердловской области по взаимодействию со СМИ Александр Шульга сообщил, что в следственный комитет Лесного документы по смерти Гомзикова не поступали вообще. Он уточнил, что если проверка по ст. 110 УК РФ и начнется, то появление любого фигуранта в статусе действующего военнослужащего становится основанием для ограничения полномочий комитета.